• 2 Июня 2018
  • 14448

Суд над маршалом Тухачевским

Процесс над Тухачевским и группой высокопоставленных военных, до сих пор окутанный мифами и всевозможными домыслами, полностью изменили облик Красной армии.
Читать

А. Кузнецов: «Кровавые приговоры в Москве ужасают. Там уже ничего не разберешь. Там все больны. Это единственное объяснение происходящего там. Огромное потрясение во всем мире». Через два дня: «Пляски смерти в Москве возбуждают отвращение и негодование. Опубликованный список расстрелянных за короткое время показывает всю глубину болезни».

Это воспоминания министра пропаганды нацистской Германии Йозефа Геббельса, которые он зафиксировал в своем дневнике спустя два дня после казни Тухачевского и других военачальников.

С. Бунтман: Уж кто бы говорил, конечно…

А. Кузнецов: Согласен. Среди исследователей до сих пор не утихают споры вокруг этого дела. В частности, один из зарубежных историков пишет, что несмотря на то, что оба режима (нацизм и сталинизм) по сути своей очень схожи, отношения с генералитетом Гитлер и Сталин выстраивали по-разному. Первый, например, осуществлял это путем сложных интриг, путем выстраивания системы сдержек и противовесов. Главной целью его деятельности, как пишет вышеназванный историк, было желание отвести военных от политики, направить их энергию в «военное русло».

1.jpg
Гамарник, Тухачевский, Ворошилов, Егоров и Ягода, 1935 год. (gazeta.ru)

Сталин же катком прошелся по Красной армии. В чем смысл этого действия? Скорее всего, этим процессом и той лавиной судебных и внесудебных расправ над руководством Красной армии, которые последуют за ним, он хотел решить две задачи. Во-первых, ликвидировать, как ему казалось, «красный бонапартистский заговор», который давно зрел среди высокопоставленных военных. А во-вторых, он, видимо, считал, что победоносная армия — это стопроцентно послушная, управляемая армия.

С. Бунтман: Итак, начнем с того, кто судил?

А. Кузнецов: Военные. Практически все — фигуры первой величины. Армвоенюрист Василий Васильевич Ульрих, два маршала — Василий Константинович Блюхер и Семён Михайлович Будённый, пять командармов — Борис Михайлович Шапошников, Яков Иванович Алкснис, Иван Панфилович Белов, Павел Ефимович Дыбенко, Николай Дмитриевич Каширин и комдив Елисей Иванович Горячев. Пятеро из них (кроме Ульриха, Будённого, Шапошникова и Горячева) впоследствии сами стали жертвами репрессий и были расстреляны.

Еще до того, как начался суд, был издан официальный приказ наркома обороны Климента Ефремовича Ворошилова, который гласил: «7 июня 1937 года. Товарищи красноармейцы, командиры, политработники Рабоче-Крестьянской Красной Армии!

С 1 по 4 июня сего года в присутствии членов правительства состоялся Военный совет при Народном комиссаре обороны СССР. На заседании Военного совета был заслушан и подвергнут обсуждению мой доклад о раскрытой Народным комиссариатом внутренних дел предательской, контрреволюционной военной фашистской организации, которая, будучи строго законспирированной, долгое время существовала и проводила подлую подрывную, вредительскую и шпионскую работу в Красной Армии.

Советский суд уже не раз заслуженно карал выявленных из троцкистско-зиновьевских шаек террористов, диверсантов, шпионов и убийц, творивших свое предательское дело на деньги германской, японской и других иностранных разведок под командой озверелого фашиста, изменника и предателя рабочих и крестьян Троцкого. Верховный Суд вынес свой беспощадный приговор бандитам из шайки Зиновьева, Каменева, Троцкого, Пятакова, Смирнова и других.

2.jpg
Первые пять маршалов: Тухачевский, Ворошилов, Егоров, Будённый и Блюхер, 1935 год. (milportal.ru)

Однако список контрреволюционных заговорщиков, шпионов и диверсантов далеко не исчерпывался осужденными ранее преступниками. Многие из них, притаившись под маской честных людей, оставались на свободе и продолжали творить свое черное дело измены и предательства.

К числу этих, оставшихся до последнего времени не разоблаченными, предателей и изменников относятся и участники контрреволюционной банды шпионов и заговорщиков, свившей себе гнездо в Красной Армии. Руководящая верхушка этой военной фашистско-троцкистской банды состояла из людей, занимавших высокие командные посты в Рабоче-Крестьянской Красной Армии. <…>

Конечной целью этой шайки было — ликвидировать во что бы то ни стало и какими угодно средствами советский строй в нашей стране, уничтожить в ней Советскую власть, свергнуть рабоче-крестьянское правительство и восстановить в СССР ярмо помещиков и фабрикантов.

Для достижения этой своей предательской цели фашистские заговорщики не стеснялись в выборе средств: они готовили убийства руководителей партии и правительства, проводили всевозможное злостное вредительство в народном хозяйстве и в деле обороны страны, пытались подорвать мощь Красной Армии и подготовить ее поражение в случае войны. Они рассчитывали, что своими предательскими действиями и вредительством в области технического и материального снабжения фронта и в деле руководства боевыми операциями смогут добиться в случае войны поражения Красной Армии и свержения Советского правительства…»

Это чуть меньше половины приказа № 072. Дальше следуют одни и те же «мантры»: «изменники», «предатели», «шпионы», «диверсанты» и так далее.

С. Бунтман: Это точно. Но ведь Тухачевского расстреляли не за это?

А. Кузнецов: Ну как вам сказать? Вот, собственно, его показания, данные на следствии: «В 1928 и 1929 годах я много работал над боевой подготовкой округа и, изучая проблемы пятилетнего плана, пришел к выводу, что в случае осуществления этого плана характер Красной Армии должен резко измениться. Я написал записку о реконструкции РККА, где доказывал необходимость развития металлургии, автотракторостроения и общего машиностроения для подготовки ко времени войны реконструированной армии в составе до 260-ти дивизий, до 50 000 танков и до 40 000 самолетов.

Резкая критика, которой подверглась моя записка со стороны армейского руководства, меня крайне возмутила, и потому, когда на XVI партийном съезде Енукидзе имел со мной второй разговор, я весьма охотно принимал его установки. Енукидзе, подозвав меня во время перерыва, говорил о том, что правые хотя и побеждены, но не сложили оружия, перенося свою деятельность в подполье. Поэтому, говорил Енукидзе, надо и мне законспирированно перейти от прощупывания командно-политических кадров к их подпольной организации на платформе борьбы с генеральной линией партии за установки правых. Енукидзе сказал, что он связан с руководящей верхушкой правых и что я буду от него получать дальнейшие директивы…»

3.jpg
Маршал Тухачевский, 1936 год. (wikipedia.org)

Итак, давайте разбираться. Тухачевского часто называют «красным Бонапартом», намекая на его колоссальные амбиции. Вполне возможно, что Михаил Николаевич вел частные разговоры с известными ему еще по Гражданской войне людьми, но вряд ли эти разговоры имели какую-то конкретику в плане действий, поскольку в 30-е годы в руководстве Красной армии оформилось даже не две, а несколько позиций касательно того, в каком направлении должно идти военное строительство накануне очевидно приближающейся громадной войны.

С. Бунтман: А ведь Тухачевскому инкриминировали, что его план, будь он принят, то есть производство гигантского количества вооружений, мог надломить еще не окрепшую советскую индустрию.

А. Кузнецов: Вполне можно допустить, что Тухачевский действительно увлекался идеями изготовления как можно большего количества военной техники и прочих вооружений, но ведь это был тренд того времени, причем не только в Советском Союзе.

С. Бунтман: Второй фигурой, попавшей под «каток», был Иероним Петрович Уборевич.

А. Кузнецов: Да. Как и Тухачевский — младший офицер Первой мировой войны, человек, который стремительно скакнул в командармы во время Гражданской войны, человек, который по отзывам многих людей, служивших под его началом в 30-е годы, был блестящим военным специалистом.

Что касается Иона Эммануиловича Якира, который на момент ареста был командующим войсками Киевского военного округа, то его участие в Гражданской войне оценивается более осторожно. Но как бы то ни было, тогда это тоже был человек своего дела.

С. Бунтман: И все же Определением от 31 января 1957 года все подсудимые были оправданы и реабилитированы за отсутствием состава преступления.

А. Кузнецов: Да. В основе этого решения лежало то обстоятельство, что обвинительный приговор был основан на признательных показаниях подсудимых, полученных с использованием пыток, избиений и так далее. В частности, в Определении говорится: «Военная коллегия Верховного Суда, изучив материалы дела и дополнительной проверки, считает бесспорно установленным, что уголовное дело в отношении Тухачевского, Корка, Якира и других по обвинению их в антисоветской деятельности было сфальсифицировано».

Ну и в заключение следует сказать, что одним из многочисленных последствий этого дела стала абсолютная парализованность малейшей инициативы в руководстве и в среднем командном составе Красной армии. Когда, буквально через несколько месяцев, Сталину стали докладывать, что в частях капитаны командуют полками, а майоры — бригадами, он спросил: «Что же вы не назначите кого-нибудь?» — «Честное слово, ищем. Нет лучше».

распечатать Обсудить статью