• 27 Июля 2017
  • 39294
  • Дарья Пащенко

Дела сердечные дома Романовых

Как говорится, хорошее дело браком не назовут. И ведь правда: женитьба нередко оказывается для молодых не столько счастливым событием, сколько настоящей головной болью. Не повезло на этом поприще и царю Михаилу Федоровичу Романову. На протяжении долгих лет он не мог закрепиться в статусе женатого человека: его невесты страдали от неизвестных заболеваний и боярских козней. 

Читать

Когда Михаила Федоровича избрали на царство, ему было всего лишь 16 лет. Впрочем, «всего лишь» — это по современным оценкам. А по нормам того времени в таком возрасте царю уже следовало жениться и вступить во взрослую жизнь. Иначе какой же он правитель, если даже в своей семье не голова?

Однако поиски невесты для новоиспеченного государя начались не сразу — спустя три года после воцарения. Этот процесс тормозился со всех сторон: к слову, одной из тех, кто вставлял палки в колеса, оказалась родная мать Михаила Федоровича, инокиня Марфа, в миру Ксения Ивановна Романова. Она боялась, что появление еще одной женщины в семье повлияет на расстановку политических сил, поэтому настороженно относилась к возможной женитьбе сына. Из тех же соображений эту идею не поддерживали и бояре Салтыковы, в руках которых была сосредоточена немалая власть. При этом все прекрасно понимали, что откладывать свадьбу до бесконечности нельзя. Народ долго безмолвствовать не будет: неженатый царь вскоре непременно навлечет на себя бурю гнева.

В 1616 году — возраст Михаила Федоровича в ту пору приближался к двадцати годам — было решено устроить смотрины. Приближенные молодого государя в некотором смысле оказались демократами и даже позволили ему выбрать ту невесту, которая придется по душе. Царю приглянулась Мария Хлопова, дочь коломенского дворянина. Девушку тут же устроили в покои цариц, ее имя — царскую невесту нарекли Анастасией в честь первой супруги Ивана Грозного — начали упоминать во время богослужений. Казалось, что дело идет к свадьбе семимильными шагами. Но не тут-то было: девушка хоть и принадлежала к дворянскому роду, однако ее родителей сложно было счесть обеспеченными и влиятельными людьми. Зато Салтыковы усмотрели в семье Хлоповых излишнюю амбициозность, что, разумеется, не могло понравиться властным боярам.

фото 1.jpg
Мария Хлопова. Рисунок Николая Неврева

При такой совокупности обстоятельств не кажется странным, что Мария, она же Анастасия, внезапно заболела. В течение нескольких дней ее мучили приступы рвоты, причем никто не мог выяснить их причину. Врач решил проблему гениально: была озвучена версия, что царская невеста слишком уж налегла на сладости, а от такого кому угодно плохо станет. Недуг Хлоповой был признан незначительным: «плоду-де и чадородию от этого порухи не бывает». Однако Михаил Салтыков поспешил сообщить царю, что, по мнению другого лекаря, ничего хорошего из этой ситуации не выйдет. Мол, такая же болезнь сразила одну девушку в Угличе, и та скоропостижно скончалась.

Посовещавшись, Боярская дума признала Хлопову недостойной кандидаткой на роль государевой невесты. «К царской радости непрочна», — таков был вердикт. Марию разлучили с родителями и отправили в Тобольск. Михаил Федорович же о нареченной невесте не забыл и долгое время вовсе не хотел слышать о других девушках.

фото 2.jpg
Михаил Федорович на собрании Боярской думы. Андрей Рябушкин, 1893 год

Вопрос о женитьбе вновь встал ребром после возвращения патриарха Филарета, отца Михаила Федоровича, из польского плена. Тут-то и выяснилось, что Хлопову оклеветали: девушка была здорова и вполне себе «прочна». Салтыковых было решено сослать, однако на общее положение дел это не повлияло. Возвращать все на круги своя было поздно. Хлоповой в ту пору уже было хорошо за двадцать — не самый подходящий возраст для невесты.

В 1624 году царь все-таки женился. Сам он этого не хотел, однако мать настояла. Его супругой стала княжна Мария Владимировна Долгорукая. Однако спустя несколько дней выяснилось, что царица больна. Причем на этот раз все оказалось серьезно: через считанные месяцы девушка скончалась. Летописец был убежден, что это Господь покарал царскую семью за злодеяния, совершенные над невинной Марией Хлоповой.

фото 3.jpg
Евдокия Лукьяновна Стрешнева

И только в 1626 году попытки тридцатилетнего царя обзавестись семьей наконец увенчались успехом: его женой стала Евдокия Лукьяновна Стрешнева, с которой он провел всю оставшуюся жизнь.

распечатать Обсудить статью