Опубликовано: 21 августа Распечатать Сохранить в PDF

Путешествие Маяковского в Америку

1Подготовка к поездке

В 20-е годы XX века поэт Владимир Маяковский девять раз пересекал рубежи Родины, совершая путешествия «в интересах страны». Он побывал в Польше, Чехословакии, Германии, Франции, Испании, Кубе, Мексике, США. Во вступлении к очеркам «Мое открытие Америки» Маяковский писал: «Мне необходимо ездить. Обращение с живыми вещами почти заменяет мне чтение книг. Езда хватает сегодняшнего читателя. Вместо выдуманных интересностей о скучных вещах, образов и метафор — вещи, интересные сами по себе».


О поездке в Америку Маяковский начал думать еще в 1923 году. В конце 1923 — начале 1924 года Маяковский усиленно готовился к поездке за океан, он заручился поддержкой наркома просвещения А. В. Луначарского. В середине апреля 1924 года Маяковский выехал через Ригу в Берлин. 19 апреля он прибыл в столицу Германии. Однако переговоры о получении визы для поездки в Штаты не дали положительных результатов, и Маяковский вернулся в Москву.


Маяковский сразу начал хлопотать о новой зарубежной поездке. 24 октября 1924 года поэт выехализ Москвы через Ригу и Берлин в Париж. 2 ноября он прибыл во французскую столицу. Путешествие Маяковского за океан не состоялось и на этот раз, визу опять не дали. Около 20 декабря Маяковский выехал из Парижа в Берлин, а оттуда 25 декабря — в Ригу. 27 декабря он вернулся в Москву.


В ходе работы комитета по устройству советского павильона на Международной художественно-промышленной выставке в Париже, которая открывалась летом 1925 года, пригодились знания Маяковского парижской публики. Поэта привлекли к самой активной работе в комитете, он возглавлял отдел рекламы. Это предопределило и поездку в Париж, на открытие выставки. 25 мая Маяковский вылетел из Москвы в Кенигсберг, а оттуда через Берлин в Париж.

2Париж

28 мая 1925 года Владимир Маяковский прибыл в Париж. Он прожил там более трех недель. При нем открылась Международная выставка. Маяковского наградили серебряной медалью выставки за рекламные плакаты с его текстами.

На этот раз Маяковский получил визу на въезд в Мексику, после чего он приобрел билет на океанский лайнер. За 10 дней до отплытия корабля поэта обокрали в гостинице. Лишь благодаря финансовой помощи советского торгпредства, эта заокеанская поездка не сорвалась опять. 21 июня 1925 года на трансатлантическом корабле «Эспань» Маяковский отбыл из порта Сент-Назер в Мексику.

3Мексика

На корабле Маяковский плыл 18 дней. За это время он написал такие стихотворения, как «Испания», «6 монахинь», «Атлантический океан», «Мелкая философия на глубоких местах», «Блек энд уайт», «Христофор Колумб». 5 июля корабль прибыл в Гавану. Воспользовавшись суточной стоянкой, Маяковский ознакомился со столицей Кубы.

8 июля морское путешествие закончилось в мексиканском порту Вера-Круц. В этом городе никто из приезжающих не задерживался надолго: сначала покупали мешок, потом меняли доллары на местные серебряные монеты, брали мешок с серебром за плечи и шли на вокзал покупать билет в столицу Мексики — Мехико-сити. «В Мексике все носят деньги в мешках. Частая смена правительств (за отрезок времени 28 лет — 30 президентов) подорвала доверие к каким бы то ни было бумажкам. Вот и мешки. В Мексике бандитизм. Признаюсь, я понимаю бандитов. А вы, если перед вашими носами звенят золотым мешком, разве не покуситесь?», — писал Маяковский в своем очерке о поездке.


На следующий день Маяковский приехал поездом в Мехико-Сити и был тепло встречен как представителями советского полпредства, так и мексиканской общественностью во главе с художником Диего Ривейра.



Маяковский с мексиканским коммунистом Морено

В Мексике поэт пробыл около 20 дней. За это время он познакомился с ее историей, культурой, обычаями и нравами, побывал в национальном музее, в театрах, кино, на корриде, увидел и оценил все своеобразие монументальной живописи Диего Ривейры, познакомился с местными поэтами, журналистами, деятелями рабочего движения — коммунистами. В Мехико Маяковский получил въездную визу в США.

4Ларедо

27 июля 1925 года Маяковский приехал в Ларедо — пограничный город Мексики и США. Английским языком поэт не владел. На «ломаннейшем полуфранцузском, полуанглийском языке» он пытался объяснить пограничнику цели и права своего въезда, но в результате попал в полицейский участок. «Сижу четыре часа. Пришли и справились, на каком языке буду изъясняться. Из застенчивости (неловко не знать ни одного языка) я назвал французский. Меня ввели в комнату. Четыре грозных дяди и француз-переводчик. Мне ведомы простые французские разговоры о чае и булках, но из фразы, сказанной мне французом, я не понял ни черта и только судорожно ухватился за последнее слово, стараясь вникнуть интуитивно в скрытый смысл. Пока я вникал, француз догадался, что я ничего не понимаю, американцы замахали руками и увели меня обратно», — вспоминал Маяковский. Еще через несколько часов все-таки был найден человек, выступивший в роли переводчика на русский язык, им оказался еврей, владелец мебельного магазина. С его помощью была заполнена анкета, после чего Маяковского впустили в США на 6 месяцев как туриста под залог в 500 долларов.

«Переводчик» оказался достаточно влиятельным и известным в городе человеком. Вскоре вся русская колония Ларедо сбежалась смотреть на русского путешественника, вперебой поражая гостеприимством. А позднее, когда Маяковский уже отправился на вокзал, что бы сесть на поезд до Нью-Йорка, этот человек договорился о чем-то с комиссаром. В результате Маяковский проспал спокойно всю ночь в поезде, в отличии от других пассажиров — их всю ночь будили и проверяли паспорта в погоне за безвизными перебежчиками.

5Нью-Йорк

30 июля Владимир Маяковский прибыл в Нью-Йорк. Еще подъезжая к городу на поезде, поэт уже был впечатлен: «Больше, чем вывороченная природа Мексики поражает растениями и людьми, ошарашивает вас выплывающий из океана Нью-Йорк своей навороченной стройкой и техникой. Я въезжал в Нью-Йорк с суши, ткнулся лицом только в один вокзал, но хотя и был приучаем трехдневным проездом по Техасу — глаза все-таки растопырил».


В Нью-Йорке Маяковский поселился на одной из самых дорогих улиц — Пятой авеню. Дом, в котором он жил, не сохранился. На его месте сейчас стоит 17-этажный апарт-отель (дом № 1). Найти квартиру поэту помог давний знакомый — Исайя Хургин, представитель советско-американского торгового общества «Амторг». В первый же день Маяковский позвонил поэту Давиду Бурлюку. Вместе они нагуляли по Нью-Йорку не один десяток километров — и по Пятой авеню, и по Гарлему, и по Бронксу, и по Бродвею.


«С шести-семи загорается Бродвей — моя любимейшая улица, которая в ровных, как тюремная решетка, стритах и авеню одна своенравно и нахально прет навкось. Загорается, конечно, не весь тридцативерстный Бродвеище (здесь не скажешь: заходите, мы соседи, оба на Бродвее), а часть от 25-й до 50-й улицы, особенно Таймс-сквер, — это, как говорят американцы, Грэт-Уайт-Уэй — великий белый путь. Он действительно белый, и ощущение действительно такое, что на нем светлей, чем днем, так как день весь светел, а этот путь светел, как день, да еще на фоне черной ночи», — писал Маяковский.


В Нью-Йорке у Маяковского состоялось семь публичных выступлений. Каждый раз залы были переполнены, собиралось до 2000 зрителей. Несмотря на незнание английского языка, Маяковского постоянно куда-то приглашали. Именно в гостях поэт познакомился с Элли Джонс, 20-летней русской эмигранткой. Следующие два месяца Маяковский встречался с Элли каждый день. На людях он называл ее только миссис Джонс, так как она была еще замужем, хотя и жила отдельно от супруга. Владимир Маяковский с Элли гуляли, ездили в зоопарк в Бронкс, обедали в недорогих заведениях, много времени проводили в бильярдных на 14-й улице, а вечерами в кабаре Гарлема слушали джаз. Несколько уик-эндов Маяковский и Элли провели в рабочем кемпинге «Нит Гедайге» на берегу Гудзона.


6Детройт

Дважды Владимир Маяковский ездил в Детройт. 30 сентября и 18 октября 1925 года он выступал там перед местной публикой. Поэт ездил туда, где большие русские колонии. Организаторами выступлений были «Новый мир» и «Фрайгайт» — русская и еврейская газеты рабочей партии Америки. В Детройте проживали на тот момент 20 тысяч русских и 80 тысяч евреев.

«Не знаю, на сколько человек здесь приходится один автомобиль (кажется, на четыре), но я знаю, что на улицах их много больше, чем людей. Люди заходят в магазины, конторы, в кафе и столовые — автомобили ждут их у дверей. Стоят сплошными рядами по обеим сторонам улицы. Вечером желающему поставить автомобиль надо съехать с главной улицы в боковую, да и там поездить минут десять, а поставив в обнесенный загон, ждать потом, пока ее будут выволакивать из-за тысяч других машин», — писал Маяковский.

В Детройте Маяковский побывал на экскурсии по заводу Форда: «Чистота вылизанная. Никто не остановится ни на секунду. Ни голосов, ни отдельных погромыхиваний. Только общий серьезный гул. За инструментальной, за штамповальной и литейной начинается знаменитая фордовская цепь. Работа движется перед рабочим. Садятся голые шасси, как будто автомобили еще без штанов. Кладут надколесные крылья, автомобиль движется с вами вместе к моторщикам, краны сажают кузов, подкатываются колеса, бубликами из-под потолка беспрерывно скатываются шины. Пройдя через тысячи рук, автомобиль приобретает облик на одном из последних этапов, в авто садится шофер, машина съезжает с цепи и сама выкатывается во двор».

7Чикаго

2 октября Владимир Маяковский приехал в Чикаго, где в тот же день состоялось первое его выступление в этом городе. Второе выступление в Чикаго прошло 20 октября.

Чикаго он описывал так: «Если все американские города насыпать в мешок, перетряхнуть дома, как цифры лото, то потом и сами мэры города не смогут отобрать свое бывшее имущество. Но есть Чикаго, и этот Чикаго отличен от всех других городов — отличен не домами, не людьми, а своей особой по-чикагски направленной энергией. В Нью-Йорке многое для декорации, для виду. Чикаго живет без хвастовства. Чикаго не стыдится своих фабрик, не отступает с ними на окраины Без хлеба не проживешь, и Мак-Кормик выставляет свои заводы сельскохозяйственных машин центральней, даже более гордо, чем какой-нибудь Париж — какой-нибудь Нотр-Дам».

Маяковский находился в Соединенных Штатах Америки три месяца. Помимо Нью-Йорка, Детройта и Чикаго он побывал еще в Кливленде, Филадельфии и Питсбурге. Там тоже проходили его публичные выступления. 28 октября 1925 года после седьмого, «прощального» выступления в Нью-Йорке и товарищеского ужина в честь советского гостя, устроенного американской писательской молодежью, Маяковский выезжает из Нью Йорка на пароходе «Рошамбо» в Гавр, куда прибыл 5 ноября. На следующий день он уже был в Париже. В Москву Маяковский вернулся 22 ноября 1925 года.

Источники: Маяковский «Мое открытие Америки», Маяковский «Америка», vokrugsveta.ru, svoboda.org