Оберштурмбаннфюрер СС Адольф Эйхман вошёл в историю как «архитектор холокоста». После гибели Рейнхарда Гейдриха именно он возглавил реализацию программы «окончательного решения еврейского вопроса». Эйхман нёс непосредственную ответственность за уничтожение миллионов евреев в нацистских лагерях смерти. После войны он скрылся. Казалось, что в далёкой Аргентине Эйхман мог встретить беззаботную старость и умереть, избежав наказания. Но с этим не хотели мириться в Израиле. В конце 1940-х годов начался поиск преступника.

Бегство за океан

У израильской разведки «Моссад» имелся список тех, кто скрылся в 1945 году, но подлежал устранению за преступления против еврейского народа. Под номером один в списке значился Адольф Эйхман. Он в итоге оказался единственным, кого судили и казнили публично.

Однако поначалу в успех операции верилось с трудом. В молодом государстве Израиль в секретных спецслужбах не было профессионалов, имевших опыт сложных операций за рубежом. Кроме того, перед страной стояла масса насущных задач по приёму сотен тысяч новых граждан и налаживанию мирной жизни. И всё это в обстановке непрекращающегося вооружённого конфликта с соседними арабскими странами и территориями.

Адольф Эйхман не просто скрылся накануне капитуляции Германии. Это был прирождённый мастер конспирации. Больше четырёх лет он отсиживался в немецкой глубинке под видом скромного лесоруба. Затем бывший оберштурмбаннфюрер сделал себе фальшивые документы на имя Рикардо Клемента и в 1950-м смог перебраться в Аргентину.

3.jpg
Документы Эйхмана на имя Рикардо Клемента. (wikipedia.org)

Через два года к нему в Буэнос-Айрес приехали из Германии жена и трое сыновей. А в 1955-м в семье родился четвёртый сын. Эйхман трудился бригадиром на аргентинском заводе «Мерседес» и спокойно жил в небольшом домике на окраине Буэнос-Айреса. Никто не догадывался, что неприметный очкарик Рикардо Клемент и самый разыскиваемый нацистский преступник в мире — это один и тот же человек.

Бывший высокопоставленный эсэсовец, возможно, так и не был бы обнаружен. Но его выдало неосторожное поведение одного из собственных сыновей. А главной причиной успеха с похищением стала неусыпная бдительность агентов «Моссада», которые были готовы десятилетиями терпеливо ждать нужного момента.

Операция «Финал»

После 1945 года в Аргентине и других странах Латинской Америки нашли убежище сотни бывших функционеров гитлеровской Германии и эсэсовцев. Многие жили под вымышленными именами и смогли натурализоваться. То есть добиться их экстрадиции за прежние преступления уже не представлялось возможным.

В 1957 году Всемирный еврейский конгресс пообещал 10 тыс. долл. за любую информацию о местонахождении беглого нациста. И уже в 1958-м израильская разведка напала на его след.

Обнаружить преступника помог бывший узник Дахау — слепой еврей по имени Лотар Герман, проживавший в Буэнос-Айресе. За его дочерью ухаживал молодой человек по имени Ник. И однажды он с гордостью сказал, что является сыном офицера Третьего рейха по фамилии Эйхман. Лотар Герман сразу же насторожился. Как и большинство евреев, успевших бежать от нацистов, он прекрасно знал, кто такой Адольф Эйхман. Возможно, Ник — его сын?

Через знакомых Герман поделился подозрениями с членами израильской делегации, находившейся в Аргентине. Эти люди оперативно передали информацию в «Моссад».

Прибывшие спецагенты смогли установить истинную личность Рикардо. Но требовать официальной выдачи преступника у властей Аргентины было рискованно: это могло привести к тому, что Эйхман снова скроется. Отвергли и план по убийству эсэсовца. Израильтяне хотели обязательного публичного суда.

В результате началась подготовка операции под кодовым названием «Финал» по захвату организатора холокоста. Её возглавил руководитель «Моссада» Иссер Харель. Было решено похитить «Рикардо» и тайно переправить в Иерусалим.

Захват

Подготовка заняла почти два года. О том, как осуществлялась операция, сам Иссер Харель рассказал в книге «Похищение палача». Шеф «Моссада» сравнил предварительную кропотливую работу с «муравьиным трудом».

В течение двух лет в Аргентину окольными путями приезжали агенты «Моссада». Для этого даже создали подставную турфирму. Были куплены и арендованы десятки автомобилей, несколько вилл и целый многоквартирный дом. Жильё требовалось не только для расселения агентов, но и для организации временной тюрьмы для Эйхмана.

Операцию назначили на 11 мая 1960 года. Преступника решили брать вечером при его возвращении с работы. В захвате участвовали семь оперативников на двух автомобилях. Ещё десятки людей осуществляли прикрытие.

Вот как Иссер Харель описал ключевой момент захвата «Рикардо Клемента» (упомянутые в этом повествовании Эли, Зеев, Габи, Кенет — агенты-оперативники): «Боясь, как бы Клемент не пустил в ход оружие, Эли кинулся на него. Оба очутились на земле. Падая, Клемент издал вопль. Зеев обежал машину и схватил его за ноги. Габи выскочил из машины, схватил Клемента за голову и стал тащить в машину. В считаные секунды все четверо оказались в автомобиле. Машина рванула с места. Кенет сказал по-немецки хорошо знакомую каждому эсэсовцу фразу: «Сиди спокойно, или прикончим!». Нациста доставили на виллу, где заранее была оборудована тайная тюрьма.

Признание

На первом же допросе, состоявшемся сразу после похищения, Эйхман назвал своё настоящее имя и личный номер в СС. По его словам, он с первых минут догадался, что захвачен израильтянами, и решил не сопротивляться.

Шеф «Моссада» потребовал от нациста добровольно признаться в совершённых преступлениях, а также дать согласие на публичный суд в Израиле. Эйхман без колебаний согласился на всё.

Ниже — его первое письменное признание (в небольшом сокращении), которое он сделал уже 11 мая 1960 года на вилле «Тира» в пригороде Буэнос-Айреса.

«Я, нижеподписавшийся Адольф Эйхман, добровольно заявляю, что… расскажу факты, связанные с последними годами моей службы в Германии, не скрывая ничего, дабы грядущим поколениям была известна истинная картина тех событий… Я заявляю о моём согласии поехать в Израиль и предстать там перед компетентным судом. Мне ничего не обещали и ничем не угрожали. Я хочу, наконец, обрести душевный покой».

Теперь перед спецагентами стояла новая задача — доставка преступника N1 на суд в Иерусалим. На всякий случай каждое утро Эйхмана осматривал врач. По словам Хареля, во время заточения бывший эсэсовец вёл себя тихо. Он то и дело повторял, что не собирается бежать.

«Когда его в первый раз вывели во двор, он еле передвигал ноги от страха: думал, что ведут на расстрел. Опасался, что ему подают отравленную пищу, и во время еды обливался холодным потом», — вспоминает глава «Моссада».

На вилле Эйхман провёл девять дней. Вечером 20 мая 1960 года его переправили в Тель-Авив на самолёте вместе с израильской делегацией, накачав транквилизаторами и выдав за больного.

Суд

Для расследования преступлений Эйхмана в израильской полиции был создан особый отдел — «Учреждение 006». Допросы эсэсовца, которые поручили вести капитану полиции Авнеру Лессу, начались 29 мая 1960 года и завершились 2 февраля 1961-го. Протоколы заняли 3564 страницы.

2.jpg
Эйхман в тюрьме. (wikipedia.org)

На допросах бывший оберштурмбаннфюрер СС пытался показать себя винтиком в большой машине. Впрочем, так же вели себя многие нацистские преступники на суде в Нюрнберге.

Эйхман даже пытался вызвать сочувствие у следователя, рассказывая, как сильно страдал во время массовых расстрелов в Минске: «Я видел, как молодые солдаты стреляли в яму… Я увидел женщину с руками за спиной, и у меня подкосились ноги, мне стало плохо».

11 апреля 1961 года в Иерусалиме начался суд над Адольфом Эйхманом. Его обвинили в убийстве 6 млн человек. Процесс длился восемь месяцев. Нациста признали виновным по всем 15 пунктам обвинения, в их числе — преступления против еврейского народа и против человечества. В своём последнем слове Эйхман вновь попытался убедить суд, что он «не чудовище, каким его изображают», а лишь человек, который хорошо делал свою работу. Пусть этой работой и являлись убийства других людей.

15 декабря 1961 года был вынесен смертный приговор. 31 мая 1962 года Адольфа Эйхмана повесили. Затем его тело сожгли. Прах выбросили в открытое море.

Казнь нациста, виновного в убийстве 6 млн евреев, стала последней в истории государства Израиль. С тех пор в этой стране не выносили смертных приговоров.

Секретный список «Моссада»

В списке подлежащих уничтожению нацистов фигурировали фамилии 17 человек. Для их поиска в 1959 году в структуре израильской разведки был создан отдел «Амаль». В 1978 году его функции взял на себя отдел «Месер». «Охота за головами» началась в 1950-е годы и длилась 30 лет. За давностью лет охота в итоге была прекращена.

В 1965 году агенты «Моссада» ликвидировали в Уругвае Герберта Цукурса — члена карательной команды, принимавшего участие в массовых убийствах евреев на территории Латвии.

В 1961-м и в 1980-м в Сирии сотрудники «Моссада» совершали покушения на бывшего гауптштурмфюрера СС Алоиза Бруннера. Тот лишился глаза и четырёх пальцев, но выжил.

В 1983-м был подготовлен план ликвидации в Боливии Клауса Барбье — бывшего главы гестапо в Лионе. Но накануне операции тот был задержан и выдан Франции, где его приговорили к пожизненному заключению.

В число самых разыскиваемых «Моссадом» входили также Йозеф Менгеле («ангел смерти» из Освенцима, проводивший жуткие опыты над заключёнными), Мартин Борман (начальник партийной канцелярии НСДАП), Генрих Мюллер (шеф гестапо). Однако их обнаружить так и не удалось.

Источники

  • Журнал «Дилетант» №75 (март 2022)

Сборник: Культура Средних веков

Картина мира средневековой культуры является богоцентрической. В европейском искусстве 5-16 вв. глубоко передано христианское мироощущение.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы