В обширной иконографии Ивана Гончарова не все портреты могут считаться достоверными. А с некоторыми вообще сложилась запутанная история. Так, например, его портрет работы Карла Гампельна гуляет на просторах интернета как изображение… Жоржа Дантеса! Хотя офицер одет в сюртук поручика лейб-гвардии Гусарского полка, а вовсе не в кавалергардский, который носил убийца Пушкина. Оригинал портрета находится в Словакии в экспозиции музея А. С. Пушкина в замке Бродзяны, где почти 40 лет прожила сестра гусара Александра Николаевна Гончарова, вышедшая замуж за барона Густава Фризенгофа. Преданной почитательнице Пушкина, конечно, и в страшном сне не могло присниться, что её брата будут принимать за ненавистного Дантеса.

Снимок экрана 2021-05-24 в 12.14.51.png
Поручик Иван Николаевич Гончаров, Карл Гампельн, 1830-е. (Журнал «Дилетант»)

Причина столь странного превращения в том, что портрет Ивана Гончарова попал не только в Словакию. Его вариант имела у себя и вторая сестра, Екатерина Николаевна Гончарова, вышедшая замуж за Дантеса. После роковой дуэли и высылки мужа из России Екатерина отправилась вслед за ним во Францию. В октябре 1842 года баронесса Геккерн умерла от четвёртых родов в фамильном эльзасском замке в Сульце. После неё у Дантеса и его потомков осталось много реликвий и документов. Но кто есть кто на семейных русских портретах, очень быстро стёрлось из памяти. В результате изображение красавца Гончарова наследники стали считать самим Дантесом. В 1992 году они продали свой замок под отель, а некоторые произведения приобрёл местный городской музей. Так в его экспозиции появился Иван Гончаров под видом Жоржа Дантеса, откуда его образ туристы разнесли по всему виртуальному миру.

Ещё одна метаморфоза случилась с акварелью, традиционно считающейся изображением младшего брата Натали — Сергея Николаевича Гончарова. На портрете во всей красе показан юнкер лейб-гвардии Конно-пионерного эскадрона времён Николая I. Но «славный брат Серёжа» никогда в этом эскадроне не служил. Он поступил 16 апреля 1832 года унтер-офицером в Киевский гренадёрский полк, из которого его перевели в Гренадёрский Наследного принца Прусского (Перновский) полк, а 24 июля 1835 года перешёл корнетом в Ингерманландский гусарский полк, но уже 16 апреля 1836 года вышел в отставку поручиком.

Снимок экрана 2021-05-24 в 12.19.16.png
Юнкер Иван Николаевич Гончаров. Акварель неизвестного художника, 1828 год. Ранее: Портрет С. Гончарова. (Всероссийский музей А. С. Пушкина)

Таким образом, Сергей Гончаров носил гренадёрскую форму, гусарскую, но никак не инженерную. А вот его старший брат Иван начинал службу юнкером в лейб-гвардии Конно-пионерном эскадроне, с которым принял участие в Русско-турецкой войне и осаде крепости Варна, но 6 января 1829 года был произведён в корнеты и переведён в лейб-гвардии Уланский полк. Очевидно, что на портрете юнкера изображён не Сергей, а именно Иван Гончаров, а сама акварель исполнена в 1828 году по случаю его определения на военную службу.

В 1978 году Государственный музей А. С. Пушкина получил в дар ещё 1 вероятный портрет Ивана Гончарова. На акварели изображён штабс-капитан или штабс-ротмистр в сюртуке старшего или генеральского адъютанта. В 1838—1840 годах Гончаров действительно имел чин штабс-ротмистра. Но адъютантом он при этом не был. Кроме того, как офицер лейб-гвардии Гусарского полка он носил эполеты не гладкие, как на портрете, а с шейкой из 11 металлических звеньев. Таким образом, данная акварель никак не может считаться изображением Ивана Гончарова.

Во Всероссийском музее А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге хранится альбом, принадлежавший самой Наталье Николаевне Гончаровой-Пушкиной-Ланской. В нём имеется карандашный рисунок Томаса Райта 1840 года. В своей характерной манере Райт изобразил профиль офицера, который предположительно тоже считается Иваном Гончаровым. Однако у офицера на плечах эполеты полковника — без звёздочек и с бахромой. Гончаров же в это время служил лишь ротмистром и с этим чином вышел в отставку 7 декабря 1840 года. На хранящейся в том же музее акварели 1841 года Иван Гончаров как раз изображён с эполетами ротмистра без бахромы. Таким образом, он никак не мог носить в 1840 году эполеты полковника.

Снимок экрана 2021-05-24 в 12.25.24.png
Полковник Александр Михайлович Полетика. Рисунок Томаса Райта, 1840 год. Ранее: Портрет И. Н. Гончарова. (Всероссийский музей А. С. Пушкина)

Судя по выпушке на воротнике сюртука и, по всей видимости, его белой подкладке, на рисунке изображён полковник кирасирского полка. Поскольку Райт работал в Петербурге, то, вероятно, перед нами старший офицер одного из 3 гвардейских полков. В Гвардейскую кирасирскую дивизию входил ещё лейб-кирасирский Его Высочества Наследника Цесаревича полк. Но он имел армейский штат, и в 1840 году его дивизионами командовали подполковники.

Очевидно, что в альбоме Натальи Николаевны не мог появиться портрет случайного человека. Это должен быть кто-то из её окружения. В 1840 году в 3 гвардейских кирасирских полках служили 16 полковников, в том числе 6 флигель-адъютантов, имевших на эполетах императорские вензеля. Ещё 2 конногвардейцев тот же Райт изобразил на портретах в полковом альбоме, который хранится сегодня в ГМИИ имени А. С. Пушкина. Также на рисунке не может быть 17-летний принц Александр Гессенский, зачисленный полковником в кавалергарды 10 июня 1840 года.

Таким образом, остаются всего 7 человек, из которых 4 служили в лейб-гвардии Кирасирском Его Величества полку, чьё общество офицеров не имело связей ни с семьёй Пушкина, ни Гончаровых, ни второго мужа Натали Петра Петровича Ланского.

Среди оставшихся 3 полковников есть точно 1 офицер, хорошо знакомый и Гончаровым, и Пушкиным, и Ланским, — кавалергард Александр Михайлович Полетика. В 1829 году он женился на Идалии Обортей, которая приходилась дальней родственницей Натали и была её подругой.

Через жену Полетика стал близок семейству Гончаровых настолько, что 10 января 1837 года его пригласили свидетелем уже упомянутого бракосочетания Дантеса и Екатерины Николаевны Гончаровой в качестве поручителя со стороны невесты. В отличие от своей энергичной супруги, которая, по свидетельству современника, «была известна в обществе как очень умная женщина, но с весьма злым язычком», сам Александр Михайлович имел мягкий и добрый характер, его даже называли «божьей коровкой».

Идалия Полетика сначала дружелюбно относилась к Пушкину, но затем сильно с ним поссорилась и сыграла неблаговидную роль в трагической дуэли поэта. Однако её тихий супруг, хоть и считался приятелем Дантеса, был вне этих перипетий. Прослужив почти четверть века в Кавалергардском полку вместе с Петром Ланским, он после его женитьбы 16 июля 1844 года на Натали был дружен с их семьёй, хотя отношения Натали и Идалии оставались натянутыми.

Снимок экрана 2021-05-24 в 12.29.26 (1).png
Ротмистр А. М. Полетика в окружении сослуживцев по Конной гвардии. Второй справа в белой фуражке стоит ротмистр П. П. Ланской — будущий муж Натальи Гончаровой-Пушкиной. (Государственный Эрмитаж)

Таким образом, вполне возможно, что персонажем рисунка в альбоме Н. Н. Пушкиной-Ланской является знакомый семьи Гончаровых и самого поэта, а также друг и сослуживец её второго мужа полковник Александр Полетика. К сожалению, сравнить рисунок Райта с достоверным портретом Полетики не представляется возможным. Его единственное известное изображение находится в альбоме, принадлежавшем кавалергарду графу Льву Витгенштейну. Недавно этот альбом был приобретён Государственным Эрмитажем. Но изображение Полетики в нём — это лишь дружеский набросок, сделанный в 1832—1834 годах кем-то из сослуживцев. По нему трудно судить о сходстве «божьей коровки» с рисунком в альбоме Натали. Хотя и очевидного противоречия нет. Так что данная версия заслуживает внимания, поскольку в любом случае рисунок Райта точно не является изображением Ивана Гончарова.

Источники

  • Журнал «Дилетант», № 33

Сборник: Кавказ

В 1770-х началось присоединение к России территорий Северного Кавказа. Процесс завершится только при Александре II.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы