В годы Великой Отечественной войны Северный морской путь сделал возможной поставку столь необходимой СССР помощи союзников. В Арктике же проходили знаменитые полярные конвои.

В мае 1942 года приказом наркома Военно-Морского флота адмирала Н. Г. Кузнецова при Учебном отряде Северного флота (сформированном еще в 1940 году) была создана Специальная Школа юнг ВМФ. Она располагалась на Соловецких островах и позже получила название «Школа юнг Северного флота».

В школу отбирали 15 — 16-летних юношей-добровольцев, имеющих образование 6 — 7 классов. Были среди принятых и более юные. Они выправляли себе документы, стремясь как можно раньше начать учиться, стать членом команды боевого корабля и сражаться с врагом. Чтобы не вызвать прибытия в школу непрошеных юных энтузиастов, командование Северного флота решило не производить широкого оповещения о наборе. Тем не менее сотни мальчишек, узнав об открытии Школы юнг, обратились в городские и районные комитеты комсомола, чтобы те отправили их туда учиться. Преимущества были у детей военных и воспитанников детских домов, а также у ребят, которые уже сражались с немцами в партизанах отрядах, и сыновей полка.

Все юнги принимали присягу, на них полностью распространялся Дисциплинарный устав ВМФ. В Школе юнг состоялось всего три выпуска (наборы 1942, 1943 и 1944 годов), общее число выпускников составило 4111 человек, из них более 1000 погибли в годы Великой Отечественной войны. Обучение в школе продолжалось 9 — 11 месяцев. Школа располагалась в Савватьево (монастырский скит в 14 км от местного кремля), где юнги рыли землянки и валили лес, и в самом кремле. Начальниками Школы юнг были: капитан 3-го ранга Н. И. Иванов, капитан 1-го ранга Н. Ю. Авраамов, капитан 1-го ранга С. Н. Садов. Комиссары: Ф. С. Шингарёв, капитан 1-го ранга С. С. Шахов.

После окончания учебного курса юнги сдавали выпускные экзамены, а затем их распределяли для дальнейшего прохождения службы на кораблях Военно-Морского флота. Многие хотели служить на Северном флоте, хотя служба здесь была самой тяжелой и опасной.

Перед тем как отправиться к своему первому месту службы, юнги торжественно произносили клятву: «Родина! Великая Советская держава! В день отправки на боевые корабли приносим тебе свою клятву: мы клянемся с достоинством и честью оправдать оказанное нам доверие, умножать боевые традиции советских моряков, хранить и оберегать честь Школы юнг ВМФ. Мы клянемся отдать все силы, отдать жизнь, если надо, за свободу и независимость нашей Родины. Мы клянемся до полного разгрома и уничтожения врага не знать отдыха и покоя, быть в первых рядах мужественных и смелых советских моряков. Если ослабнет воля, если подведу товарищей, если трусость постигнет в бою, то пусть презирают меня в веках, пусть покарает меня суровый закон Родины!».

После окончания обучения в школе юнгам был положен месячный отпуск, но, как отмечает в своих воспоминаниях бывший юнга Л. В. Зыков, когда им зачитали просьбу командования сразу отправиться на действующий флот, по команде «Шаг вперед, желающие!» шагнул весь батальон.

Многие из соловецких юнг прославились в годы Великой Отечественной войны и после ее окончания.

Александр Филиппович Ковалёв — юнга-моторист Северного флота — в 1942 году поступил в Школу юнг Северного флота, в роту подготовки мотористов. После ее окончания его распределили на эсминец «Громкий», а затем на торпедный катер. А. Ф. Ковалёв участвовал в 20 боевых операциях Северного флота. 8 мая 1944 года торпедный катер ТК-209, на котором служил Ковалёв, вступил в схватку с кораблями противника, а затем его атаковала немецкая авиация. Осколок снаряда пробил коллектор двигателя, из него стала поступать горячая вода, перемешанная с маслом и бензином. Ковалёв прикрыл пробоину своим телом, получив сильнейшие ожоги. Ход катера удалось сохранить, мотор не взорвался. В результате спаслось два экипажа торпедных катеров — на катере находилась еще одна команда моряков, подобранная с уничтоженного немецкими самолетами катера ТКА-217. 9 мая 1944 года Александр Ковалёв погиб в результате взрыва на катере германской фосфорной мины, не разорвавшейся накануне после бомбардировки авиацией противника.

Известный советский писатель Валентин Пикуль был курсантом 1-го набора Школы юнг Северного флота и описал ее в повести «Мальчики с бантиками».

Прославленный певец Борис Тимофеевич Штоколов стал курсантом Школы юнг в 1944 году. В 1949 году, во время учебы в спецшколе ВВС в Свердловске, на концерте курсантов его заметил Г. К. Жуков. По его настоянию Штоколов поступил на вокальный факультет Уральской консерватории.

Учился в Школе юнг и Виталий Викторович Леонов — советский киноактер, пришедший в кино из самодеятельности. Он окончил студию при театре Северного флота, служил в Русском театре в Самарканде, затем в Ташкенте, впоследствии стал внештатным актером Театра-студии киноактера, где выступал в небольших ролях и массовых сценах. Играл в военных фильмах солдат — и наших, и немецких.

Был юнгой соловецкой школы и Феликс Григорьевич Аржанов — советский организатор нефтегазовой промышленности, лауреат Ленинской премии в области науки и техники. В воспоминаниях «Замечательные годы моей жизни» Аржанов писал: «К тому времени я уже понимал, что никогда не увижу своего отца. Мне страстно хотелось отомстить за своих родных и близких, погибших на фронте, отомстить за свою порабощенную землю, свой родной город, который топтали фашистские сапоги».

Виталий Григорьевич Гузанов — советский писатель, сценарист, юный участник Отечественной войны, учился в соловецкой Школе юнг, затем участвовал в боевых действиях.

Соловецкие юнги воевали на кораблях всех флотов и флотилий. Среди тех, кто окончил соловецкую Школу юнг, были орденоносцы, герои Советского Союза, прославленные флотоводцы, деятели советского искусства и производства.

Купить полную книгу



Сборник: Нагорный Карабах

Карабахский конфликт резко обострился в годы перестройки в связи с подъемом национальных движений в Азербайджане и Армении.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы