• 2 Февраля 2019
  • 31571
  • Алексей Медведь

Жизнь средневековых рабов

Молниеносные набеги или долгие походы приносили средневековым завоевателям богатую добычу - помимо злата и серебра в руки налётчиков попадали безоружные и немощные люди. Лишённые воли, они, в зависимости от умений, навыков и внешних черт, становились полезным и дорогим товаром.
Читать

Золотая Орда и её наследники: в полон да на рынок

Со времен завоевания Чингисханом в 1220 году Средней Азии, невольники стали чуть ли не обязательным атрибутом всех военных и светских мероприятий монголов. При захвате Хорезма, Бухары, Самарканда, Мерва пленных не брали: купцов, мастеров, детей и свободных женщин отделяли от общей массы и могли использовать в собственных целях, остальных — казнили либо насиловали. В Хорезме сын завоевателя царевич Джучи устроил кулачные бои между захваченными женщинами. Тех, кто помоложе и покрасивее, оставили в живых, отвергнутых — заставили драться. После окончания своеобразного побоища его участницы были обезглавлены. Чуть позднее монгольские полководцы использовали пленных как живой щит на полях сражений, выставляя их группы перед основными отрядами. В основном это были пленные мусульмане. Если же невольники бежали, они попадали под кривые мечи и копья монгольских нукеров.

1.jpg
Нукеры. (iranvisitor.com)

С образованием Улуса Джучи, или Золотой Орды, у рабов появилась возможность так называемой общественной жизни. Экономика самой западной части Великой Монгольской Империи не нуждалась в огромном количестве невольников. С проникновением мусульманской культуры во второй половине XIII — начале XIV в. в обиход золотоордынской знати входит содержание определенного количества наложниц или рабов при дворе. Степная аристократия с удовольствием окружала себя молодыми и прекрасными рабынями, которые, ко всему прочему, зачастую были верны своему господину и даже влюблялись в знатных воинов, нойонов, мурз и беклярбеков.

Штат рабов мог доходить до 200 человек: там были и юноши, которые возили свиту (улакши), старые и молодые девы, которые во всём помогали своей госпоже, а также охрана, состоящая из безвольных мужчин с палками и мечами в количестве 50 человек. Все они следили за красотой своей хозяйки, за порядком в жилище и сохранностью имущества. Более низших по статусу невольников использовали как пастухов.

2.jpeg
Сбор дани. (quora.com)

О быте слуг сказано очень мало: например, грузинский хронист Киракос Гандзакеци отмечал, что питание знатных монголов не отличалось от их слуг. Тем не менее в период развития Золотой Орды статус рабов становился ниже, повинности были тяжелы, наказания были суровыми, а про поощрения говорить не приходилось.

Подавляющее большинство невольников отправляли на рынки. Этнический состав их мог быть очень пёстрым: это были не только завоеванные народы, но и сами татары. Оттуда они отправлялись в Египет или Сирию большими партиями. Однако в 1322 году хан Узбек наложил ограничение на приобретение рабов. При хане Джанибеке работорговля была вовсе запрещена.

Рабы мужского пола использовались только в военное время в качестве живого щита. Те, кто не обладал оружием ценились несколько выше. Мастера, ремесленники, дети и женщины не могли остаться без работы. Умелых и образованных привлекали к строительству, невольницы пополняли гаремы и становились служанками, детям и далеким от военного дела доверяли пасти скот или возделывать землю. Но основная масса невольников становилась товаром на специализированных рынках.

Во время распада золотоордынского государства и появления самостоятельных образований таких, как Крымское и Казанские ханства ситуация в отношении невольников не поменялась. В Крыму процветала работорговля: генуэзские и венецианские купцы с большим удовольствием выставляли живой товар на обозрение.

Рабы в хозяйственной жизни Крымского ханства не были востребованными. Если за пленника полагался хороший выкуп, он мог работать на своего хозяина, помогая ему в полях и на виноградниках. Крымско-татарская знать использовала рабов согласно золотоордынской традиции: они так же приумножали гаремы и прислуживали своим господам при дворе. В кругу элиты рабы были пригодны в качестве слуг, евнухов, наложниц, музыкантов, поэтов и охраны.

3.jpg
Плененная девушка. (mikedashhistory.com)

В среде простых земледельцев рабский труд был совершенно бесполезен: у невольника не было желания трудиться, он не знал местных особенностей и кормить его становилось тяжелее из-за неурожаев, которые случались на Крымском полуострове.

Набеги происходили нечасто, но тем не менее поток рабов, который проходил через крымские рынки был ощутимым. За весь период истории Крымского ханства не менее 3 млн невольников из близлежащий регионов (Русские земли, Речь Посполитая, Северный Кавказ) было отправлено транзитом на турецкие базары. Далеко не все они были военной добычей: история знает массу примеров, когда жители южной Руси и Северного Кавказа продавали в рабство своих детей. Мусульманские работорговцы освобождали невольников, исповедующих ислам, а купцы христианского вероисповедания совершенно не стеснялись продавать в рабство единоверцев.

Ярмо по-турецки

Рост османского бейлика в XIV века сопровождался военными походами с завоеванием новых территорий и порабощением местного населения. Особенно ярко это проявлялось в период турецкой экспансии на Балканах в конце XIV — начале XV столетия. Молодая империя быстро расширялась: новые территории и подданные, которые особенно преуспевали в акклиматизации и адаптации. Первый шаг к использованию рабов сделал султан Мурад I, который в 1365 году набрал из порабощённых семей сербов, греков, болгар и боснийцев мальчиков для военной службы. Так было образованно самое преданное и жестокое подразделение из невольников в армии турецкого султана — корпус янычар.

4.jpeg
Янычары. (medium.com)

В отличие от Золотой Орды, экономическая ситуация в бурно развивающемся государстве османов требовала больше рабочей силы. Новые завоевания позволяли иметь достаточное количество рабов для хозяйственных нужд, а также формировали условия для оборота невольников на рынках. Синоп, Тарпезунд, Бурса, а позднее и Стамбул становятся центрами работорговли. От цены на живой товар зависело положение невольника: когда его стоимость падала, ему не приходилось ждать гуманного отношения со стороны хозяина. Рост цен, напротив, возвышал раба и давал ему некие бонусы. В этот момент его берегли.

5.jpg
На невольничьем рынке. (traitorofukraine.com)

Тем не менее невольник как зависимая категория населения Оттоманской Порты имел ряд прав, хотя его положение всё же было низким. Кораном предписывались обязательства хозяина перед рабом: господин был обязан предоставлять одежду, оказывать необходимую медицинскую помощь, обеспечивать питание. В противном случае кадий мог заставить владельца выставить раба на продажу или отпустить. Раб — член семьи, работа которого по большей части являлась домашней.

Со временем невольников начали обучать ремеслу и профессиям. Женщины становились служанками и наложницами, коих было много. Мужчины занимали места пахарей, конюхов, сторожей, хлебопёков, коммерческих агентов и даже доверенных лиц своих хозяев. Отдельная категория — невольники на галерах, которых добывали в морских сражениях или набегах. Как правило, это были крепкие и выносливые жители Восточной Европы, которых специально подряжали на тяжелые и изнурительные работы.

6.jpg
В гареме. (ancient-origins.net)

В мусульманском мире социальная мобильность была выше, чем в христианском. Раб мог принять ислам и стать совершенно свободным. Безвольные могли участвовать в брачном процессе: рождения первого ребёнка влекло смену социального статуса. Его происхождение не мешало продвигаться по карьерной лестнице, учиться и приобретать имущество.


распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Фото анонса на главной странице и лида: teleskop-by.org
  2. История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века / Гл. редкол.: Р.Б. Рыбаков (пред.) и др.; [Отв. ред. Л.Б. Алаев, К.З. Ашрафян]. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995
  3. Бахтин, А.Г. Плен и рабство в период монгольского завоевания и в Золотой Орде по восточным источникам. Йошкар-Ола, 2012
  4. Возгрин В. Е. Рабство в странах Черного моря (позднее Средневековье – раннее Новое время) СПб., 2011