• 31 Декабря 2018
  • 4179
  • Алексей Кузнецов

Новый 1849-й год

Новый год в дореволюционной России никак особенно не отмечался. Чтобы узреть нам, нынешним, некое указание от предков, рассмотрим обычаи святочной поры, двух недель между Рождеством и Крещением Господним: аккурат в середину этого периода и приходился до всех пертурбаций со старым-новым стилем нынешний Новый год. Воспользуемся старой книгой.
Читать

«Никакой народ не представляет нам столько забав на рождественские праздники, как наш русский, который, благодаря Богу, еще не очужеземился! Дотоле он будет своим, доколе будет одушевлен народным чувством. Некоторые мнимые просветители наши постоянно трубят о распространении народности, а между тем вводят иностранное: умы юношей напитывают противным и нашему воспитанию, и нашим нравам. В высокопарных своих выражениях они даже не стесняются присваивать незаслуженную ими честь, тогда как она принадлежит развитию века и потребности государства. Наш народ, верный своей земле, сберег еще обычаи своих предков; он вспоминает о них с добросердечно-неподдельной радостью; он один среди многих превратностей своей судьбы, сохранил прежнюю свою веселость и наклонность к забавам», — писал в революционно-грозовом для Европы 1848 году Александр Власьевич Терещенко, этнограф и археолог.

«Т. был начетчик, обладавший большим трудолюбием, но слабой научной подготовкой. Известность он приобрел главным образом трудом «Быт русского народа». Книга эта встречена была с большим интересом, но когда были обнаружены крупные недочеты ее, делавшие материалы Т. сомнительными, к ней стали относиться даже, быть может, строже, чем она заслуживает», — утверждают всё на свете знающие Брокгауз с Ефроном. Не будем с ними спорить, лучше почитаем Терещенко: выводы выводами, а материал по народным обычаям он собрал знатный.

ил2.jpeg Обложка книги А. В. Терещенко. (dlib.rsl.ru)

Его можно понять — в Европе революция (да-да, та самая, которая «седлайте коней, господа!»), в родных пенатах вроде бы сплошные «самодержавие-православие-народность», но их же адепты, вроде графа Уварова, предпочитают говорить по-французски и вводят в гимназиях четыре иностранных языка. Где, спрашивается, «народное чувство», где квас, лапти, частушки и горелки?

«Из разнообразных его <народа — прим. автора> увеселений, в коих он познается, это суть святки, доставляющие всем сословиям истинное наслаждение». И то сказать — стирается грань между дворянством столичным и сельским, между людьми благородными и простыми, между городом и деревней. «Здесь русский дух!», далее по тексту.

Приобщимся же мудрости предков, тем более, что мы не так уж далеко от нее ушли, если присмотреться.

1. «Девушки и женщины стараются принарядиться прежде вечера; если не успеют, то это дурное для них предзнаменование: в первом случае не выйдут за богатых женихов, во втором не будут любимы своими мужьями» — надо же, и доныне актуальности не утратило!

ил3_2.jpg
Гадания. (infourok.ru)

2. «По наступлении вечера освещают избу и ставят на стол приготовленное для ужина… Ужин начинают водкою, который продолжается довольно долго; взваром и кутьею пресыщаются до крайней возможности, так, что от них болят долгое время животы». Так же и нам Геннадий Онищенко в бытность свою главой Роспотребнадзора завещал в новогоднюю ночь воздерживаться от излишних яств и брашен.

3. «По окончании ужина мужчины выносят на двор опорожненные горшки и разбивают их об землю, или, поставив на землю, бьют издали палками, чтобы изгнать из дому всякий недостаток». Посуду и нам в Новый год бить случается; теперь мы знаем зачем.

4. «Иные после ужина ходят к родственникам с поздравлением… Принесших сажают за стол и подчивают пивом, медом и водкою. Мальчиков же дарят пряниками и деньгами». Что сказать, иные и сейчас так делают. И их, да, подчивают.

ил4.jpg
Колядование. (taday.ru)

5. «В первый вечер Рождества Христова мужчины, женщины, девушки и дети ходят колядовать под окна, а на канун нового года щедровать (щедровать значит желать всем изобилия и богатства)». Мы теперь все больше перезваниваемся, но практически с той же целью. «Есть колядчики, которые при пении бьют в бубны и звонят в колокольчики». Ох, есть!

6. «Для празднования елки избирают преимущественно дерево елку… Её обвешивают детскими игрушками, которые раздают им после забав». Мы не раздаем — мы игрушки бережем, но зато предки подарков под елку не клали.

ил5.jpg
Подготовка елки к празднику. (muzyeka.ru)

7. «Богатые празднуют с изысканной прихотью». Вестимо дело.

8. «Есть еще обычай, что дети в этот день и новый год говорят поздравительные стихи своим родителям, в коих выражают непритворную к ним свою любовь, желают им наслаждаться здоровьем, долго жить, и заключают тем, чтобы их дарили». Некоторые нынешние дети, положим, с этого прямо начинают. А так да, в целом и тут совпадаем.

ил6.jpeg
Богатые празднуют. (pinterest.com)

9. «Канун нового года известен во всей России под именем Васильева вечера, в который проводят старый год с возможным веселием, чтобы новый был счастливый. В Орловской губернии жарят в этот вечер годовалого поросенка и съедают всем семейством». Хорошо им там, в Орловской губернии!

10. «У многих вошло в обыкновение провожать старый год пирушками <корпоративы тож — прим. автора>… Чиновные осыпаются монаршими милостями, повсюду радость и надежда на новое лучшее». Нынешние чиновные всё больше милостей не ждут, берут сами, но при случае и от монарших не отказываются.

Заключает Александр Власьевич как-то странно для человека, возвестившего, что один русский человек только и не разучился веселиться: «Эпоха этого времени совершается точно так же у всех европейских народов». Вот тебе и самобытность! Радуйся, презренный западник-конституционалист.

ил7.jpg
Праздник утомил. (pinterst.com)

А в остальном, как видите, заветы предков мы храним, ибо телевизор давно уже неотличим от вышеописанных колядок, а у некоторых хозяек — чур нас, чур! — оливье напоминает кутью.

Так что 170 лет как не было! С наступающим!

распечатать Обсудить статью