• 23 Апреля 2018
  • 4517
  • Иван Штейнерт

Царь на семь недель

Борис Годунов воспитывал своего сына Фёдора в лучших традициях просвещенных монархов: мальчик занимался с превосходными учителями и рос не по годам сознательным. Однако это не помогло Фёдору в управлении государством – взойдя на престол, он запомнился разве что тем, что помог составить одну из первых карт Русского царства. Самодержец, на которого возлагались большие надежды, не смог – или даже не пытался – выстоять в противостоянии с Лжедмитрием.

Читать

Фёдор Годунов занял русский престо в 1605 году как законный наследник после неожиданной кончины своего отца Бориса. Последний смог дать ему великолепное воспитание: Фёдор слушал лучших преподавателей, с юного возраста вёл переписку, принимал послов и даже участвовал в заседаниях Боярской Думы. «Шестнадцати лет удивлял вельмож даром слова и сведениями необыкновенными в тогдашнее время. Первым счастливым плодом Европейского воспитания в России рано узнал и науку правления, отроком заседая в Думе; узнал и сладость благодеяния, всегда употребляемый родителем в посредники между законом и милостию», — напишет позже про царя Фёдора в своей книге «История государства Российского» Николай Карамзин.

1.jpg
Борис Годунов рассматривает карту, по которой учится его сын Фёдор. Источник: aminpro.ru

Первым делом, заняв престол, шестнадцатилетний царь начал выбирать себе советников. Самым главным назначением было, очевидно, избрание воеводы. По свидетельствам очевидцев, царь Фёдор, вызвав военачальника Петра Басманова, сказал ему: «Служи нам, как ты служил отцу моему». Это назначение, судя по всему, и было ключевой ошибкой царя Фёдора: именно Басманов в самый ответственный момент предаст юного самодержца и перекинется на сторону Лжедмитрия.

Несмотря на то, что Фёдор провел за престолом чуть меньше двух месяцев, он успел принять несколько важных решений. Одним из них было учреждение Каменного приказа, который начал контролировать строительство каменных зданий по всей стране. В деревянной России, которая то и дело страдала от пожаров, такие меры напрашивались давно.

2.jpeg
Карта, выпущенная в Амстердаме при содействии Фёдора Годунова. Источник: wikipedia.org

Помимо этого, царь Фёдор вошёл в историю как один из первых русских картографов. Пушкин пьесе «Борис Годунов» изображает Фёдора именно за этим занятием: «Чертеж земли московской; наше царство / Из края в край. Вот видишь: тут Москва, / Тут Новгород, тут Астрахань. Вот море, / Вот пермские дремучие леса». Впрочем, специалисты склонны полагать, что сам Фёдор не рисовал карт, а лишь увлекался этим делом и помогал выпускать их. Как бы то ни было, одна из лучших карт Русского царства, которой пользовались ещё несколько десятков лет, появилась лишь после смерти Фёдора Годунова.

Однако на этом рассказ о подвигах самодержца можно заканчивать. Уже к третьей недели своего правления Фёдор узнал о предательстве, в результате которого значительная часть его войска вместе с полководцем Петром Басмановым перешла на сторону самозванца Лжедмитрия. В силу своего возраста Фёдор не мог взять командование армией на себя и фактически остался в Москве в качестве пленника. Ему только и оставалось, что ждать череды измен от людей, которые когда-то были приближены к его отцу, а теперь должны были выбрать сторону более сильного противника.

3.jpg
Убийство Фёдора Годунова. Источник: bigartshop.ru

«Время Годуновых миновалось! Мы были с ним во тьме кромешной: солнце восходит для России! Да здравствует Царь Димитрий! Клятва Борисовой памяти! Гибель племени Годуновых!» — с такими словами, по свидетельствам современников, народ провожал посланников Лжедмитрия — Никиту Плещеева и Гаврилу Пушкина, — которые приехали в Москву, чтобы схватить Фёдора и его родственников. По пути до Красной площади они собрали несколько тысяч человек. Толпа ворвалась в царские палаты и лишь чудом на месте не расправилась с царем Фёдором. Мятежники вывели юного монарха, не причинив ему вреда: 10 дней его держали в Москве, охваченной безумием Смуты.

Как отмечает Николай Карамзин, Лжедмитрий видел в царе Фёдоре слишком много достоинств, чтобы оставить его в живых. Самозванец понимал, что даже в самом далеком монастыре Фёдор будет представлять для него опасность. Предавшие князья пришли вместе со стрельцами в дом Бориса Годунова, где держали Фёдора и его семью. «Юный Феодор, наделенный от природы силою необыкновенною, долго боролся с четырьмя убийцами, которые едва могли одолеть и задушить его», — пишет об этом Карамзин. Впоследствии народу объявили, что Фёдор и его мать погибли, по своей воле выпив яд. Однако выставленные на всеобщее обозрения тела ясно доказывали, что их на самом деле задушили.

«Святая кровь Димитриева требовала крови чистой, и невинные пали за виновного, да страшатся преступники и за своих ближних!» — так это событие описали летописцы, уверенные в том, что отец Фёдора, Борис Годунов, убил цесаревича Дмитрия.

Фото обложки: russian-history-in-faces.ru / Фото лид: aminpro.ru

распечатать Обсудить статью