«Князи и боляра и все московские вельможи, но не по божии воли, но по самовластию и по своей воли вы избираете самодержавнаго. Но по божии воли и по благословению благовернаго и благочестиваго, и христолюбиваго царя государя и великого князя Феодора Ивановича всея Русии при блаженной его памяти, кому он, государь, благословил посох свой царской и державствовать на Росии князю Феодору Никитичю Романова. И тот ныне в Литве полонен, и от благодобраго корене и отрасль добрая и честь, сын его князь Михайло Федорович», — такие слова вкладывал анонимный автор «Повести о Земском соборе 1613 года» в уста одного из казацких атаманов, после чего собрание сословий всё ещё находившейся в состоянии упадка из-за событий Смуты России избрало на царство отпрыска влиятельного боярского рода Романовых Михаила.

Откуда пошли Романовы: Новгород, Пруссия или старая московская знать?

Первым Романовым, встречающимся в источниках и в достоверности которого нет практически никаких сомнений, считается боярин Андрей Иванович по прозвищу Кобыла. Согласно сообщениям летописей, в 1347 году он был послом московского князя Симеона Гордого и участвовал в сватовстве государя к дочери тверского князя Александра Михайловича Марии. Андрей оставил после себя 5 сыновей, которые стали родоначальниками множества боярских фамилий. Романовы же пошли от младшего, Фёдора Кошки.

1.jpg
Женитьба Симеона Гордого и Марии. Иллюстрация из «Лицевого летописного свода». (wikimedia.org)

До сих пор доподлинно неизвестно, кто был предком Андрея Кобылы. Существует несколько версий, первая из которых была отражена в «Бархатной книге» — родословной знаменитых боярских и дворянских родов Московского государства, составленной в конце 17-го века. О происхождении Романовых можно судить по данным, которые указаны по родственным царской семье фамилиям: Колычевым, Трусовым и Шереметевым. Те прямо указывали на то, что их предки произошли из Пруссии. Здесь стоит отметить, что приписывание своему роду иноземных корней подчёркивало статус и престиж, чем воспользовались ещё в 16-м веке Рюриковичи, указав в качестве родоначальника их династии мифического брата Октавиана Августа Пруса, что, конечно, не имеет никакого отношения к реальным историческим фактам.

Исследователи тем не менее нашли объективное объяснение «прусскому» происхождению Романовых. Дело в том, что «прусской» называлась одна из улиц Великого Новгорода. После присоединения республики к Московскому княжеству во время правления Ивана III многие знатные новгородские бояре силой переселялись в столицу. Но это не объясняет присутствия Андрея Кобылы при дворе Симеона Гордого.

2.jpg
Отправка Марфы Посадницы и вечевого колокола в Москву. (wikimedia.org)

При Петре I появляется новый миф о происхождении Романовых, автором которого, по всей видимости, стал первый русский герольдмейстер Степан Колычев. На сей раз императорская фамилия вела свою родословную от легендарного короля пруссов Видевута, реальное существование которого до сих пор оспаривается историками. Его потомки, согласно версии Колычева, в 13-м веке после завоевания литовских земель крестоносцами приняли крещение по православному образцу и уехали ко двору московского князя Даниила Александровича, сына Александра Невского.

3.jpg
Московский князь Даниил Александрович. (wikimedia.org)

В настоящий момент установить реальные корни Романовых довольно сложно. Одни историки связывают династию с Новгородом, другие выдвигают гипотезы о том, что будущие цари и императоры вышли из древнего московского боярского рода. Так или иначе, ранняя история Романовых неразрывно связана со служением Рюриковичам.

Возвышение при дворе

Младший сын первого известного Романова, Фёдор Кошка, оставил после себя многочисленных детей, давших начало другим знатным боярским родам России. Непосредственным же предком будущих царей стал Иван Фёдорович, приближённый к Василию I и называемый источниками «казначеем» великого князя. Его сын Захарий Иванович служил Василию Тёмному и, судя по всему, принимал опосредованное участие в борьбе за княжеский стол между Рюриковичами во время Феодальной войны.

Следующий по порядку Романов, Юрий Захарьевич, отметился многочисленными ратными подвигами во время правления Ивана III. Он участвовал в походах на Казань, занимал пост княжеского наместника в Новгороде и нанёс ряд чувствительных поражений литовским войскам на Западе. Достижения на военном поприще возвысили род Захарьиных-Романовых, что привело впоследствии к женитьбе внучки Юрия Захарьевича Анастасии на пока ещё великом князе Иване Васильевиче в 1547 году. Она подарила будущему царю 6 детей, которые не пережили своего отца, а один из них, Иван Иванович, по некоторым гипотезам, был умерщвлён самим грозным царём.

4.jpg
Взятие Дорогобужа Юрием Захарьевичем в 1500 году. Иллюстрация из «Лицевого летописного свода». (wikimedia.org)

С Анастасией Иван Васильевич прожил 13 лет. Она скончалась при невыясненных обстоятельствах в августе 1560 года. Современники отмечали, что супруга царя отличалась кротким нравом, могла успокоить выходившего из себя государя и имела на него большое влияние. В настоящее время всё большую популярность благодаря исследованиям приобретает теория, что Анастасию отравили недоброжелатели и завистники из ближайшего царского окружения.

5.jpg
Британская реконструкция облика Анастасии. (wikimedia.org)

Захарьины занимали весьма влиятельное положение. Брат Анастасии Никита Романович был одним из ближайших сподвижников Ивана Грозного, участвовал в Ливонской войне. Примечательно, что каток репрессий опричнины обошёл его стороной: боярин умер своей смертью в 1584 году, пережив царя.

Однако с возвышением Бориса Годунова беззаботная жизнь Романовых закончилась. Используя разные предлоги, новый царь принялся методично «зачищать» политическое поле, заключая в тюрьмы, ссылая или насильно заставляя уходить в монахи потомков Никиты Романовича. Сыновей знаменитого воеводы Ивана Грозного осталось немного — лишь Фёдор, принявший в монашестве имя Филарет, с детьми, и Иван Каша.

Романовы вернулись на политическую авансцену уже во времена Смуты — Филарет стал митрополитом при дворе Лжедмитрия I, а с помощью «тушинского вора» Лжедмитрия II достиг статуса патриарха. Фёдор Никитич активно способствовал низложению царя Василия Шуйского и участвовал в посольстве к принцу Владиславу Вазе с предложением занять русский престол, однако переговоры не увенчались успехом, и Филарет долгие годы провёл в плену в Варшаве.

6.jpg
Фёдор Никитич Романов. И. Е. Репин. (wikimedia.org)

Из царей — в императоры

В 1613 году член рода Романовых Михаил Фёдорович был избран на российский престол. Началась более чем 300-летняя глава в истории страны, связанная с новой правящей династией. Избрание Михаила, несмотря на большое количество других кандидатов, не было из ряда вон выходящим событием — выборщики надеялись, что молодым царём (Михаилу на тот момент было всего 17 лет) можно будет легко манипулировать, однако этого не случилось.

[Сборник: Михаил Федорович]

Инокиня Марфа, мать новоизбранного государя, фактически держала бразды правления страной в своих руках, пока из польского плена не вернулся Филарет. Кроткий царь не дожил и до 50 лет, скончавшись в 1645 году. Тем не менее именно Романовы (если не Михаил, то Филарет) смогли вывести страну из кризиса.

7.png
Проект памятника Михаилу Фёдоровичу, Филарету и Марфе. (wikimedia.org)

Михаилу наследовал его сын Алексей, при котором Россия уже прочно встала на ноги и была способна вновь вести серьёзные войны, одной из которых стал конфликт с Польшей за Левобережную Украину. Однако именно при первых Романовых на повестке дня появилась острая проблема женитьбы отпрысков царской фамилии. Согласно религиозным и светским традициям того времени, православные могли жениться или выходить замуж лишь за православных.

[Сборник: Алексей Михайлович]

Если во времена Рюриковичей успешные браки со знатными уроженцами православных стран не были из ряда вон выходящими событиями, то в 17-м веке сильных и влиятельных государств, исповедовавших восточную модель христианства, фактически не осталось. И если мужчины имели право выбрать себе в жёны представительниц знатных боярских фамилий, то женщины не могли пойти на такой шаг — выходить замуж за человека ниже по статусу считалось позором. Поэтому представительницы прекрасной половины династии Романовых чаще всего оставались незамужними и либо уходили в монастырь, либо до преклонных лет находились при дворе.

7.jpg
Свадьба Алексея Михайловича и Натальи Нарышкиной. (wikipedia.org)

Ситуацию изменит сын Алексея Михайловича Пётр. Он взошёл на престол после смерти старшего брата Фёдора в 1682 году вместе с другим братом, болезненным Иваном. В результате придворных интриг спустя 7 лет он смог забрать бразды правления страной в свои руки, а в 1696 году уже официально, после смерти Ивана, остался единоличным правителем России.

[Сборник: Пётр I]

Именно Пётр до неузнаваемости изменил династию, порвав с «изоляцией» Романовых в отношении браков. Жертвой этого стремления стать настоящим «европейским» царским домом стала Евдокия Лопухина, которую будущий император не любил и при удобной возможности отправил в заточение. Не считая интригу с Анной Монс, второй женой Петра стала солдатская вдова Марта Скавронская.

Несмотря на то, что сам Пётр, как мы видим, особо не стремился найти себе жену по чину, его дети стали орудием европейской династической политики, которая уже спустя несколько десятилетий даст неожиданные плоды. Алексей Петрович женился на дочери брауншвейгского герцога Шарлотте Кристине, а Анна Петровна отправилась в Гольштинию, выйдя замуж за герцога Карла Фридриха.

10.jpg
Семья Петра I. Эмаль на меди, 1717 г. (wikimedia.org)

Пётр I умер, не назначив наследника. Указ о престолонаследии 1722 года прервал давнюю традицию перехода престола потомку по мужской линии, что создавало предпосылки к нескончаемым дворцовым интригам. Это привело к тому, что на протяжении всего 18-го века Петербург сотрясали бесконечные дворцовые перевороты.

Гольштейн-Готторп-Романовы — европейская императорская династия

Династическая политика Петра включила род Романовых в хитросплетения европейских семейных связей. Теперь династия была разделена на несколько домов, среди которых выделялись Мекленбург-Брауншвейг-Романовы и Гольштейн-Готторп-Романовы. Первая ветвь на российском престоле была представлена Иваном Антоновичем и его матерью Анной Леопольдовной, которые вели свою родословную от соправителя Петра Ивана Алексеевича. Однако на троне закрепились представители именно второй ветви после воцарения Петра III, сына Анны Петровны.

[Сборник: Пётр III]

Этому не помешал и последний классический дворцовый переворот 1762 года, в результате которого к власти пришла жена Петра III Екатерина II, которая также опосредованно принадлежала к Готторпской династии — супруги имели общего родственника, прадеда Кристиана Альберта, герцога гольштейн-готторпского. Чехарда в вопросе о престолонаследии была прекращена во время правления сына Екатерины Павла, который в 1797 году восстановил давние традиции перехода трона от отца к сыну или же следующему в очереди потомку по мужской линии.

[Сборник: Павел I ]

На протяжении всего 19-го века династические связи Романовых с немецкими княжествами лишь усиливались. В итоге это дало повод для не беспочвенных разговоров о том, что в русской императорской династии непосредственно русского оставалось очень мало. Жена Павла I происходила из Вюртемберга, Александра I — Бадена, Николая I — Пруссии, Александра II — Гессена. Лишь Александр III прервал эту традицию, женившись на дочери датского короля Кристиана IX. Тем не менее сложившаяся ситуация не была из ряда вон выходящей в то время: многие европейские правящие дома представляли собой этнический «винегрет» из представителей разных стран.

[Сборник: Николай I]

Так, последний русский царь Николай II, приходился двоюродным братом королю Великобритании Георгу V, а германский император Вильгельм II был троюродным дядей русского царя. Родственные связи однако не помешали им оказаться по разные стороны баррикад в разразившейся в 1914 году Первой мировой войне, последние годы которой подвели черту под историей Романовых-императоров.

[Сборник: Николай II]

Романовы после революции

Революция превратила Россию из абсолютной монархии в республику — это означало конец истории Романовых в качестве императорской династии. Отмена сословий превратила бывший царский род в обычных людей, которые однако с приходом большевиков жестоко заплатили за своё высокое происхождение. Дело не ограничилось одним лишь расстрелом царской семьи в Екатеринбурге в июле 1918 года — жизнями за принадлежность к династии поплатились брат бывшего царя Михаил Александрович, члены императорского дома в Алапаевске сразу после расстрела царской семьи, а также несколько великих князей, нашедших свою смерть спустя год после Николая в Петропавловской крепости.

[Сборник: Расстрел царской семьи]

История Романовых продолжилась частично в эмиграции, частично в советской России. На родине остались в основном внебрачные отпрыски царей и великих князей, которым за своё происхождение если и приходилось переживать, то не настолько сильно, как непосредственным потомкам членов императорского дома. Оставшиеся в живых во главе с матерью Николая Марией Фёдоровной уехали в Европу и начали новую жизнь либо при дворе своих родственников (в особенности это касалось Греции), либо в качестве частных лиц.

15.jpg
Похороны Марии Фёдоровны в Копенгагене, 1928 г. (wikimedia.org)

Многие надеялись, что советская власть в России — явление временное, что она скоро падёт под внешними ударами и из-за внутренних проблем. Этого не произошло. Планы по реставрации монархии остались на бумаге или в умах радикально настроенных членов династии. Многим было не до этих фантастических разговоров — зачастую оставшиеся в живых Романовы находились в состоянии крайней нужды. Они подрабатывали рукоделием, аккомпанировали в кафе или устраивались в таксопарки.

Постепенно выходцы из императорской фамилии ассимилировались в странах проживания — иногда их может выдать лишь звучная фамилия. В 1979 году у некоторых Романовых возникла идея создать организацию, призванную укрепить начавшие стираться связи между разъехавшимися по всему свету членами династии. Так появилось «Объединение членов рода Романовых», занимающееся преимущественно благотворительной деятельностью. Ему противостоит Мария Владимировна Романова, которая называет именно себя главой Российского императорского дома, а некоторые наиболее ретивые сторонники даже не стесняются называть её Марией I.

Тем не менее никто из ныне живущих потомков царей не имеет претензий к современной российской власти, а разговоры о главенстве не воспринимаются всерьёз в обществе. Романовы стали частью истории раз и навсегда, перешли в область символов взлётов и падений Отечества.

Источники

  • Пчелов Е. Романовы. История династии. М., 2003
  • Монархи Европы: судьбы династий. М., 1997
  • Фото лида и анонса: commons.wikimedia.org

Сборник: После Ленина

Ещё до смерти вождя пролетариата в кругу его ближайших сторонников разгорелась борьба за власть.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы