• 2 Января 2018
  • 14971
  • Константин Котельников

Восхождение «кровавой» Мэри на английский трон

Одна из традиционных для монархии проблем — порядок передачи власти. Каким бы он ни был, рано или поздно для любой династии встает вопрос о его изменении — то преемник болен, то ненавистен, то его нет, а то явно не собирается продолжать политику предшественника. Так было и в 1553 г. в Англии, обуреваемой религиозным противостоянием католиков и протестантов и борьбой лордов за кусок разделываемого церковного пирога.

Читать

В начале лета 1553 года молодой король Эдуард VI был смертельно болен — простудился при ослабленном предыдущими болезнями здоровье. Проблемы с дыханием обострялись, и надо было принимать превентивные меры, чтобы уберечь страну от католической реакции. Начатая его отцом Генрихом VIII Реформация произошла совсем недавно, и многие мечтали о возвращении прежних времен, а также о переделе отобранной у церкви собственности, которая, как казалось значительной части знати, очень несправедливо была поделена между представителями элиты. За предыдущие несколько лет правления Эдуарда знать, как это всегда бывает при юном монархе, обрела колоссальное, чрезмерное влияние. Оно усиливалось тем более от того, что по всей стране титулованные особы продолжали прибирать к рукам церковное имущество и наживаться на добре, награбленном прежде, в годы Генриха VIII.

Фото 1. Генрих 8.jpg
Генрих VIII

Принцесса Мария, воспитанная суровой матерью, реформированную религию от души ненавидела, несправедливо видя в ней (а не в личности отца Генриха VIII) причину бед ее семьи. Молодой Эдуард (ему еще не было и 16 лет), искренний протестант, перед смертью сильно беспокоился возможным восшествием на трон Марии. Не было сомнений в том, что при ней реформированная религия будет подвергнута жестоким гонениям. Его регент Джон Дадли, герцог Нортумберленд, «карьерист» и оттого активный поборник протестантизма, тоже опасался правления Марии, кара которой была бы неминуема. Так что он без устали советовал королю назначить преемником правнучку Генриха VII леди Джейн Грей, которая помимо того, что была протестанткой и очень милой и скромной юной девушкой, еще и вышла замуж за его сына Гилфорда Дадли. И король из страха перед католическим реваншем, не видя лучшего пути решения проблемы власти, согласился.

Фото 2. Эдуард 6.jpg
Эдуард VI

Леди Джейн Грей была назначена преемницей, а принцессы Мария и Елизавета отстранены от власти. По действовавшему с недавних пор закону король имел право на такое решение. Совсем скоро, 6 июля 1553 г., несчастный Эдуард, еще слишком юный для выпавших на его долю испытаний, скончался. Герцог Нортумберленд пытался, насколько возможно, скрыть факт смерти короля, пока не сможет дотянуться до Марии и Елизаветы, на сторону которых в предстоящем конфликте определенно встала бы значительная часть знати. Он сам в силу личных особенностей и своего положения имел много врагов. Но Марию, которая как раз ехала в Лондон, предупредили о грозящей ей опасности, и она укрылась в Норфолке, откуда в крайнем случае она могла отбыть за границу. Герцогу не удалось провернуть все быстро, и пришлось обнародовать новость о смерти короля. Шестнадцатилетней, доброй и образованной леди Джейн Грей сообщили, что ей предстоит стать королевой.

Фото 3. Джон Дадли, герцог Нортумберленд.jpg
Джон Дадли, герцог Нортумберленд

Тем временем многие лорды и вельможи, убежденные католики или просто прозорливые люди, уже вставали на сторону Марии, которая как дочь Генриха VIII в глазах общества была более законным претендентом на трон, католичкой и к тому же противницей жесткого и властного герцога Нортумберленда. 9 июля в Лондоне королевой была объявлена леди Грей, а на следующий день Мария объявила королевой себя и начала вооруженный мятеж. Она и войска поддержавших ее лордов укрылись в замке Фрамлингэм. Герцог Нортумберленд возглавил немногочисленные войска, отправившиеся подавить мятеж. Он ожидал многочисленных подкреплений. Больше некому было доверить дело сбора армии и подавления сил Марии, и нехотя ему пришлось покинуть политический центр Англии.

Тайный совет, обещавший ему до этого поддержку, предал Дадли. Никаких подкреплений члены совета ему не прислали и встали на сторону Марии, посланники которой сумели убедить их, что нет опасности для реформированной веры и них лично, если они поддержат ее притязания. Теперь Мария была объявлена королевой и в Лондоне, а горожане, которым раздавали бесплатное вино, с бесшабашным весельем отмечали это событие.

Фото 4. Мария.jpg
Мария

Все было решено: Джон Дадли остался практически в изоляции, и ему пришлось сдаться. Личный отряд примерно в 600 человек не мог обеспечить ему безопасность, а остальные немногочисленные силы были ненадежны и смущены известием о перевороте в Лондоне. Люди дезертировали, а силы Марии насчитывали до 10 тыс. человек. Леди Джейн Грей, всего 9 дней пробывшая королевой, с облегчением отказалась от короны. Мария въехала в Лондон, а герцог Нортумберленд предстал перед судом совета. Строго говоря, он действовал по закону, выполняя волю почившего монарха, но кого это волновало? Ему вынесли смертный приговор, и никакие попытки вымолить прощение, примириться и даже отречение от реформированной веры не помогли ему избежать его исполнения. Позже казнены были бедная леди Джейн Грей (кровная родственница Марии), ее муж и отец.

Фото 5..jpg
Кадр из фильма «Леди Джейн» (1985, в главной роли — Хелена Бонэм Картер)

37-летняя строгая и болезненная Мария стала королевой. Очень скоро она получит прозвище «Кровавая» (которым не наградили даже ее жестокого отца). Католическая реакция и репрессии не заставили себя ждать. Единственное, на что она, конечно же, не решилась, — возврат церкви ее имущества, уже так полюбившегося захватившей его знати. Как часто бывает в истории, религиозные идеалы уступали жадности и властолюбию политической элиты. Разразившаяся тогда борьба разных групп влияния в среде английской знати, приправленная религиозными конфликтами, привела к глобальным последствиям, среди которых — накопление знатью за счет церкви капиталов, эмиграция англичан за океан, формирование специфической политической культуры американских колоний и английские революции.


распечатать Обсудить статью