• 8 Декабря 2017
  • 10292
  • Дмитрий Карасюк

Как Россия Финляндией приросла

Россия конфликтовала со Швецией еще со времен Александра Невского. Только в XVIII веке было три русско-шведских войны: 1699-1721, 1741-1743 и 1788-1790. В начале XIX века Стокгольм был союзником Петербурга в антифранцузских коалициях. Но хрупкая дружба вновь треснула в 1808 году.

Читать

7 июля 1807 года был заключен Тильзитский мир между Российской и Французской империями. Вскоре Россия присоединилась к континентальной блокаде, затеянной Наполеоном для удушения своего главного противника — Англии. На европейском континенте для британских судов остались открытыми только португальские и шведские порты. Недовольный тем, что блокада не была абсолютной, Бонапарт в письме от 2 февраля 1808 года стал науськивать Александра I на северного соседа: «Увеличивайте и усиливайте вашу армию. Вы получите от меня всю помощь, какую я только в состоянии вам дать. У меня нет никакого чувства зависти к России; напротив, я желаю ее славы, благоденствия, распространения. Вашему величеству угодно ли выслушать совет от человека, преданного вам нежно и искренне. Вам нужно удалить шведов от своей столицы; вы должны с этой стороны распространить свои границы как можно дальше. Я готов помочь вам в этом всеми моими средствами».

Александр сперва пытался уговорить шведского короля Густава IV присоединиться к континентальной блокаде, напоминая ему, что по мирному договору 1800 года Балтийское море объявлялось закрытым для военных флотов западных держав. Густав резонно указывал, что пока немецкие порты заняты наполеоновской армией, исполнение этого договора невозможно. На самом деле у шведского короля были далеко идущие планы. Он хотел захватить Норвегию, принадлежавшую тогда Дании, союзнице Наполеона. Всемерную поддержку этим намерениям оказывала Англия. Британцы обещали свою помощь в случае военного конфликта с Россией и даже готовы были платить по миллиону фунтов за каждый месяц военных действий. Англия и Франция, два главных европейских противника, активно стравливали северных соседей, и война между ними просто не могла не начаться.

фото 1 Александр I (портрет Джорджа Доу).jpg
Александр I. Портрет кисти Джорджа Доу

13 февраля 1808 года Густав IV заявил, что примирение с Россией невозможно, пока она удерживает восточную Финляндию (нынешняя Карелия отошла к империи еще по результатам Северной войны в 1725 году). В ответ на это 21 февраля Александр I объявил Швеции войну. На южных рубежах России шла очередная турецкая кампания, поэтому на северной границе сил удалось собрать немного. Тем не менее войскам под командованием генерала от инфантерии Федора Буксгевдена поначалу сопутствовала удача: уже через неделю был захвачен стратегически важный порт и город Гельсингфорс (ныне Хельсинки), а 22 марта сдалась тогдашняя столица Финляндии город Або (нынешний Турку).

Только после этих побед население Российской империи было уведомлено о новой войне. В газетах появилось сообщение от военного министра: «Стокгольмский двор отказался соединиться с Россией и Данией, дабы закрыть Балтийское море Англии до совершения морского мира». Далее следовал чрезвычайно краткий отчет об успешных боевых действиях русской армии, подразумевавший всеобщее ликование по этому поводу.

фото 2 Генерал Дёбельн перед строем солдат.jpg
Шведский генерал Дёбельн перед строем солдат

Русские быстро продвигались на север. Там, где не удавалось взять очередной город с наскока, шли в дело другие методы. Свеаборг выдержал 12-дневную бомбардировку, и тогда генерал-лейтенант Каменский просто подкупил коменданта крепости вице-адмирала Карла Олафа Кронстедта. 8 мая гарнизон Свеаборга, дав честное слово не поднимать оружия против русских, покинул крепость под барабанный бой с развернутыми знаменами, а комендант — еще и с туго набитыми карманами. В порту Свеаборга Каменскому в качестве бонуса досталась целая флотилия из сотни гребных судов. К этому времени русские уже контролировали мыс Гангут, остров Готланд и Аландский архипелаг.

Столь быстрые успехи объяснялись тем, что жадный Густав IV основные силы направил не на отпор русским, а на захват Норвегии. Пока он осознавал серьезность положения, пока перебрасывал полки через всю Скандинавию, время шло, русские наступали. Дело осложнилось с открытием навигации на Балтийском море. Шведы получили возможность высаживать десанты, чем не преминули воспользоваться. Первый удар они направили на оккупированные Аланды, где после четырехчасового боя сдался удерживавший острова русский отряд полковника Вуича. Аланды стали прекрасным плацдармом для шведских десантных галер. Русский балтийский флот почти не представлял для них опасности: основные его силы были отправлены в средиземноморскую экспедицию.

фото 3 Генерал Каменский.jpg
Генерал Каменский

Дальнейшее продвижение русских замедлило еще и развернувшееся в Финляндии партизанское движение. Против русских войск поднялась не дубина народной войны, а, скорее, её рогатина: именно этим оружием виртуозно владели финские охотники, объединившиеся в небольшие отряды под командованием шведских офицеров.

Русское наступление заглохло. В центральной Финляндии началась неразбериха. Городки и деревни многократно переходили из рук в руки, русские и шведские отряды гонялись друг за дружкой, партизаны нападали на обозы и госпитали. Шведский флот при активной поддержке боевых английских кораблей практически полностью владел ситуацией на море.

В начале сентября шведский командующий Клингспор предложил противнику перемирие. Спустя пять дней генерал Буксгевден согласился, за что тут же получил высочайший нагоняй из Санкт-Петербурга. Александр отказался признавать перемирие и назвал его «непростительной ошибкой». Несмотря на начавшиеся холода, вялотекущая кампания возобновилась. Через три месяца вновь начались переговоры о перемирии, и на этот раз успешные. Обеим враждующим сторонам требовалась передышка.

фото 4 генерал Фёдор Буксгевден.jpg
Генерал Фёдор Буксгевден

По итогам кампании 1808 года русские контролировали почти всю территорию Финляндии, но Александр I остался недоволен достигнутым результатом: шведы не были разбиты наголову и всё еще не просили о мире. Проблему попытались решить перестановкой кадров — в начале декабря Буксгевдена сменил генерал от инфантерии Кнорринг. Перед новым командующим была поставлена дерзкая задача — перейти на территорию непосредственно Швеции по льду Ботнического залива, который в ту необычайно холодную зиму крепко замерз. Кнорринг не спешил исполнять столь смелый приказ и проколебался до весны.

Для исполнения высочайше поставленной задачи были сформированы три корпуса. Южный корпус генерала Багратиона должен был вновь занять Аланды и от них двигаться по льду в направлении Стокгольма. Центральному корпусу Барклая-де-Толли предписывалось также по льду пересечь Ботнический залив в узком месте и выйти на шведское побережье. Наконец Северному корпусу графа Шувалова надлежало двигаться в Швецию по берегу залива.

15 марта корпус Багратиона двинулся на Аландские острова. Люди и кони страдали от жестокого мороза, ночевали прямо на льду, радуясь, когда удавалось развести небольшой костёр. 17 марта Аланды вновь сдались русским. И почти сразу отряд генерал-майора Кульнева отправился в сторону Швеции. Тем временем выполнил поставленную задачу и Центральный корпус, выйдя на шведский берег у деревни Текнес.

фото 5 Король Густав IV.jpg
Король Густав IV

Пока русские солдаты покоряли льды Балтики, в Стокгольме случился государственный переворот. Гвардейцы низложили Густава IV. Новым королем был объявлен дядя старого, взошедший на престол под именем Карла XIII. Радость новоиспеченного монарха омрачались известием, что прибрежный город Гриссельгам в сотне километров от Стокгольма внезапно захватили русские. Новое правительство срочно отправило на Аланды парламентера генерала Дёбельна для начала мирных переговоров, умоляя пока отозвать войска с территории Швеции. Александр согласился на перемирие. Солдаты Кульнева и Барклая поёжились и двинулись в обратный путь сквозь ледяные торосы. На всякий случай Аланды русские не стали освобождать, не отошел и корпус Шувалова, уже занявший шведский город Торнео и разбивший рядом с ним корпус генерала Гриппенберга.

Пока неспешно тянулись переговоры, лёд на Ботническом заливе растаял. Поняв, что новая атака конницы и пехоты Стокгольму больше не грозит, хитрые шведы начали выдвигать неприемлемые для России условия мира. До Александра дошло, что его одурачили. Раздосадованный император заменил медлительного Кнорринга на Барклая-де-Толли и приказал возобновить боевые действия. Они развернулись уже на шведской территории.

фото 6 Раненый шведский солдат (картина Хелены Шерфбек).jpg
Раненый шведский солдат. Картина Хелены Шерфбек

Новый командующий Северным корпусом генерал-лейтенант Каменский получил разрешение действовать по своему усмотрению. Шведы перехватывали транспорты с провизией и боеприпасами для солдат Каменского, но русские упорно двигались по берегу в направлении южной Швеции. Попытка взять корпус Каменского в клещи провалилась: русские сперва наголову разбили преграждавший им путь полки генерала Сандельса, а затем вернулись и сбросили в море высадившийся у них в тылу десант.

Шведы вновь запросили перемирия. Каменский согласился — его солдаты были измождены, заканчивался порох. За время перемирия Северный корпус отдохнул, получил подкрепления и провизию. К концу лета Карла XIII понял, что Финляндию уже не вернуть, а сильное русское соединение реально угрожает его столице. Перемирие перешло в переговоры о заключении мира. Фридрихсгамский мирный договор был подписан 17 сентября 1809 года. Наполеон торжествовал: Швеция присоединилась к континентальной блокаде и закрыла свои порты для английских кораблей. Россия получила в вечное владение всю Финляндию и Аландские острова. Граница отодвинулась от Санкт-Петербурга на сотни километров и на 109 лет.

распечатать Обсудить статью