• 27 Мая 2017
  • 10839

Процесс. Ожерелье королевы

Знаменитое скандальное дело, вошедшее в историю под названием «Ожерелье королевы», до сих пор будоражит умы. Еще бы! Ведь в нем замешаны королева Франции Мария-Антуанетта, кардинал и политик Луи де Роган, небезызвестный граф Калиостро, авантюристка Жанна де ля Мотт, а также великолепное бриллиантовое ожерелье баснословной стоимости.

Роковая драгоценность сплела воедино судьбы очень разных людей, а многие детали этой истории до сих пор представляются загадкой. Ведущие передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман пытаются докопаться до истины в этой темной авантюре. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

А. Кузнецов: Эта история началась еще до того, как Мария-Антуанетта стала королевой. У ювелиров Бемера и Бассанжа для своей фаворитки, графини Дюбарри, Людовик XV заказал умопомрачительное ожерелье. Изготовление украшения отняло немало времени, и к тому моменту, когда оно было готово, король скончался от оспы.

После смерти Людовика XV графиня Дюбарри лишилась своих богатств, а нового покупателя для такой дорогой вещи (ювелиры оценили свое творение в 1 млн 600 тыс. ливров) найти было нелегко.

С. Бунтман: И вот тут на сцену вступила некая Жанна де Валуа, графиня де ля Мотт.

А. Кузнецов: Скажем так, очень специфическая дама. Она родилась в бедной семье, но в юности была невероятно хороша собой. Это в сочетании со слухами о ее высоком происхождении помогло ей удачно выйти замуж. Графиня де ля Мотт была введена в высшее общество, стала любовницей кардинала Луи де Рогана и считалась близкой подругой королевы Марии-Антуанетты.

Зная о том, что опальный де Роган мечтает понравиться королеве и вернуться в Версаль, Жанна предложила ему помочь Марии-Антуанетте в одном «маленьком деле» — выступить посредником и гарантом при покупке ее величеством дорогого ожерелья.

Ювелирам было сообщено, что королева, которую в обществе и так считают невероятной транжирой, не хочет предавать это дело широкой огласке. То есть все должно быть сделано тихо и через кардинала де Рогана.

С. Бунтман: Возможно, забегая вперед, но у Людовика ХVI была идея подарить Марии-Антуанетте это прекрасное ожерелье, когда родился первый дофин, но она наотрез отказывалась.

А. Кузнецов: Совершенно верно. И это еще больше напускает туману во всю эту историю. Мария-Антуанетта даже перед собственной казнью будет уверять, что никогда в жизни не была знакома с Жанной де ля Мотт.

ФОТО 1.jpg
Графиня де ля Мотт

Итак, продолжим. Чтобы убедить де Рогана в том, что он действительно выполняет тайную волю ее величества, авантюристка де ля Мотт пообещала ему, что уговорит королеву встретиться с ним в саду. Судя по всему, роль Марии-Антуанетты сыграла некая Николь Леге, модистка, необычайно похожая на августейшую особу лицом и фигурой.

С. Бунтман: Таким образом, сделка между ювелирами и де Роганом состоялась.

А. Кузнецов: Да. Получив от Бемера и Бассанжа ожерелье, часть денег кардинал заплатил наличными, а на остальную сумму выдал заемные письма на различные сроки.

Когда наступил первый срок платежа, деньги, понятное дело, уплачены не были. Кроме того, выяснилось, что подпись королевы на условиях покупки ожерелья, мягко говоря, сомнительна. Естественно, совершенно взбешенные ювелиры обратились напрямую к Людовику ХVI. И тут, собственно, эта бомба замедленного действия рванула. Такого скандала Версаль еще не знал.

Дело об ожерелье было передано в парижский парламент.


С. Бунтман: То есть вся эта история, несмотря на первоначальную «таинственность», получила широкую огласку?

А. Кузнецов: Конечно. Разве такое скроешь?! В августе 1785 года кардинал де Роган, затем мадам де ля Мотт и несколько других ее приспешников, в том числе небезызвестный авантюрист Алессандро Калиостро (или граф Калиостро, как он сам предпочитал аттестовываться), были арестованы по обвинению в мошенничестве и присвоении себе ожерелья под видом мнимой покупки его для королевы.

Несколько слов об Алессандро Калиостро, которого на самом деле звали Джузеппе Бальсамо. Он родился (предположительно) 2 июня 1743 года в семье мелкого торговца сукном. С детства был склонен к авантюрам.

Забегая вперед, отметим, что в этой истории он не сыграл большой роли (возможно, за обещанный гонорар выступал в качестве консультанта Жанны де ля Мотт, не более), поэтому в итоге был оправдан. Его просто выслали из Франции, как, впрочем, и кардинала де Рогана, с которого суд тоже снял всю вину.

ФОТО 2.jpg
Кардинал Луи де Роган

Парижский парламент разбирал это дело в течение нескольких месяцев. В конце мая 1786 года был оглашен приговор. В итоге суд счел, что вся эта афера была провернута Жанной де ля Мотт, что все остальные люди, которые фигурировали в деле, очевидно, ничего не знали о реальном замысле авантюристки.

Таким образом, Жанна де Валуа, графиня де ля Мотт была приговорена к телесному наказанию, клеймению и заключению в тюрьме для проституток Сальпетриер.

С. Бунтман: В общем, 100-процентное мошенничество.

А. Кузнецов: Да. Но масштабное.

С. Бунтман: Вещь дорогая, да и лица задействованы, скажем прямо, высокопоставленные.

А. Кузнецов: Кстати говоря, интересна общественная реакция на вынесенный приговор. Оправдание де Рогана, имевшего ореол «жертвы» королевских козней, народ воспринял очень положительно. Ликующая толпа буквально несла кардинала на руках. А вот Мария-Антуанетта считала себя опозоренной. Под нажимом Версаля ее роль в этом деле, да и вообще обстановка в королевском доме, были обойдены молчанием.

21 июня 1786 года Жанну де ля Мотт на Гревской площади высекли плетьми, а затем палач заклеймил ее плечо буквой «V» — voleuse («воровка»). Осужденной на пожизненное тюремное заключение, ей все же удалось бежать из тюрьмы и отправиться вслед за мужем в Лондон. По официальной версии, еще до суда Жанна передала ожерелье супругу, который начал продавать его по частям. Украшение состояло из более чем 500 камней разного веса, разного размера и ценности. И вот, кусочками, кусочками…

С. Бунтман: Продать его целиком, естественно, не представлялось возможным.

А. Кузнецов: Его официально-то с трудом пытались продать.

ФОТО 3.jpg
Мария-Антуанетта с розой. Элизабет Виже-Лебрен, 1783 год

В Лондоне Жанна де ля Мотт опубликует скандальные и разоблачительные мемуары о королеве, в которых будут преобладать факты из вторых рук и выдумки, однако многие деятели революции отнесутся к ним с доверием.

С. Бунтман: Что же было дальше?

А. Кузнецов: А дальше основные действующие лица этой истории сходят со сцены. В 1803 году умирает де Роган. Чуть раньше не станет графини де ля Мотт. По официальной версии, в 1791 году в Лондоне она в припадке умопомешательства (приняла стучавшегося в дверь кредитора мужа за агента французского правительства) выбросилась из окна и умерла через несколько дней.

Но есть и другая версия. В книге Николая Самвеляна «Семь ошибок, включая ошибку автора» говорится о том, что умопомешательство и последовавшее за ним самоубийство Жанны де ля Мотт — это не что иное, как очередная инсценировка этой, безусловно, очень талантливой и изобретательной авантюристки. По мнению автора, графиня не погибла. После смерти супруга она еще раз вышла замуж, став (уже в эмиграции) графиней де Гаше.

А затем, буквально за несколько месяцев до вторжения Наполеона в 1812 году, она появляется в России, где ей за услуги разведывательно-дипломатического характера дается русское подданство. В Петербурге новоиспеченная графиня де Гаше входит в кружок мистиков, членами которого являлись князь Голицын, министр народного просвещения, баронесса фон Крюденер и другие видные деятели, которые в разное время имели определенное влияние на Александра I. В 1824 году вместе с баронессой фон Крюденер и графиней Голицыной Жанна де ля Мотт попадает в немилость. Ее (опять же, по мнению автора) отправляют в ссылку в Старый Крым, где она вскоре и скончалась.

С. Бунтман: А что в итоге стало с ожерельем?

А. Кузнецов: Здесь тоже не все так просто. Дело в том, что еще в XIX веке, в печально знаменитом 1871 году, возникает тюильрийский клад.

В 1789 Людовик XVI, вынужденный покинуть Версаль в связи с революцией, перенес свою резиденцию во дворец Тюильри. Заняв Тюильри 10 августа 1792, восставшее население Парижа низвергло монархию. 24 мая 1871 большая часть Тюильри сгорела во время боев парижских коммунаров с версальцами. После подавления Коммуны на территории дворца производилась расчистка развалин. Есть сообщения, что при этом один из рабочих обнаружил железный сундук, крышку которого украшали три бурбонские лилии.

Находку доставили в министерство внутренних дел Франции, где торжественно вскрыли в присутствии главы правительства Тьера, министров и полицейского префекта Парижа. В сундуке обнаружили множество драгоценностей и, в том числе, роскошное ожерелье, которое идентифицировали как знаменитое «ожерелье королевы». Клад передали не в казну, а представителям династии Бурбонов.

Если обнаруженная в 1871 году драгоценность действительно была ожерельем королевы, то это противоречит общепринятой версии.

распечатать Обсудить статью