• 29 Апреля 2017
  • 10215

Процесс. Суд над Антонио Сальери

Одна из «маленьких трагедий» Александра Сергеевича Пушкина была задумана как «Зависть», а позже была названа «Моцарт и Сальери». По сюжету, Сальери завидовал успеху и таланту Моцарта и поэтому его отравил. Но как же в действительности умер великий композитор? С подробностями ведущие передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

А. Кузнецов: Сегодня речь пойдет о суде 1997 года над итальянским композитором, дирижером и педагогом Антонио Сальери, еще при жизни обвиненным в отравлении «из зависти» австрийского композитора, скрипача-виртуоза Вольфганга Амадея Моцарта.

Больше 200 лет висело над музыкантом это несправедливое обвинение, муссируемое обществом, СМИ и деятелями культуры. У нас к этому делу приложил руку Александр Сергеевич Пушкин, сочинивший в 1831 году «маленькую трагедию» «Моцарт и Сальери», которая всеми интерпретаторами читалась не иначе как «Гений и злодейство».

Масса статей, романов, поэм, театральных постановок, кинокартин развивали тему отравления великого композитора завистником. В 1979 году британский драматург Питер Шеффер сочинил пьесу «Амадей», по которой оскароносец Милош Форман поставил в 1984 году одноименную картину.

Когда в 1990 году на гастроли в Италию приехал английский театр с пьесой Шеффера, постановка повергла эмоциональную публику в шок. Миланская консерватория тут же инициировала судебный процесс, оспорив не столько трактовку Пушкиным, Шеффером, Форманом и другими истории смерти Моцарта, а сколько всеобщее и огульное обвинение великого итальянца Сальери в отравлении австрийского композитора.

В мае 1997 года в Милане во Дворце юстиции состоялся судебный процесс с участием медиков-криминалистов, историков-архивистов и музыковедов. Процедура суда была соблюдена полностью. Судебную коллегию возглавлял председатель Миланского апелляционного суда Винченцо Салафия, сторону обвинения представлял известный в Италии прокурор, адвокатами Сальери выступили Джованни Арно и Джулиано Спадзали, прославившиеся во время беспрецедентной антикоррупционной операции «Чистые руки», свидетелем со стороны обвинения выступил знаменитый врач из Болоньи, специалист по Моцарту Джерардо Касалья, свидетелем защиты — главный исследователь творчества Сальери из Зальцбурга Рудольф Ангермюллер.

С. Бунтман: Все было по-взрослому.

А. Кузнецов: Да. Но прежде чем мы перейдем к процессу, интересно узнать, откуда вообще появилось обвинение в том, что Моцарта отравил Сальери?

ФОТО 1.jpg
Посмертный портрет Вольфганга Амадея Моцарта кисти Барбары Крафт, 1819 год

Вольфганг Амадей Моцарт умер 5 декабря 1791 года в Вене. Как это часто бывает, люди не хотели верить, что гений скончался от какой-нибудь простуды или лихорадки. Через неделю после кончины музыканта корреспондент берлинской газеты «Musikalisches Wochenblatt» написал: «Моцарта больше нет. С тех пор как вернулся из Праги, он все время хворал. У него находили водянку, а после смерти его тело раздулось; полагают даже, что он был отравлен».

С. Бунтман: Так. Но при чем здесь Сальери?

А. Кузнецов: Забегая вперед, стоит отметить, что оправдательный вердикт, вынесенный судом Милана, побудил историков возобновить прерванные было поиски таинственного убийцы Моцарта. В списке возможных «кандидатур» — венские врачи Клоссет и Саллаба, композитор Зюсмайер, масон и друг Моцарта Франц Хофдемель.

Но вернемся к Сальери. Предпосылкой версии, что именно он — убийца гениального композитора, стало то, что за полгода до смерти Моцарта начала мучить навязчивая идея, что его отравили. Кроме того, в суде адвокаты убедительно доказали, что источником слухов о своей виновности стал сам Сальери. В последние два года жизни его мучило серьезное психическое расстройство. «В здравом уме и твердой памяти» — редкое состояние для итальянца в тот период. И вот, свой очередной поток бреда композитор выдал личному секретарю Бетховена. Итальянец заявил, что это он отравил Моцарта. Потом, придя в сознание и узнав о сказанном, Сальери не на шутку перепугался и стал отказываться от своих слов. До конца дней он повторял: «Во всем могу сознаться, но я не убивал Моцарта». Однако поток сплетен было уже не остановить…

С. Бунтман: И все же, возвращаясь к миланскому процессу, чем апеллировала защита?

А. Кузнецов: Защита, в частности Рудольф Ангермюллер, выдвинула несколько аргументов общего порядка. Во-первых, Антонио Сальери был человеком, чья жизнь на момент смерти Моцарта несравненно более удалась в обычных, скажем так, человеческих категориях. Это был признанный в Европе композитор, очень плодовитый, прекрасный педагог, который вырастил целую плеяду блестящих музыкантов, среди которых три несомненных гения: Бетховен, Лист и Шуберт. Последнего, кстати говоря, (это к вопросу о человеческих качествах Сальери) он обучал абсолютно бесплатно, зная, что тот из очень бедной семьи.

ФОТО 2.jpg
Портрет Антонио Сальери работы Джозефа Виллиброрда Мейлера, 1815 год

И Шуберт не остался в долгу. На 50-летний юбилей он посвятил своему учителю кантату на собственный текст:

Лучший, добрейший!
Славный, мудрейший!
Пока во мне есть чувство,
Пока люблю искусство,
Тебе с любовью принесу
И вдохновенье, и слезу.
Подобен Богу ты во всем,
Велик и сердцем, и умом.
Ты в ангелы мне дан судьбой.
Тревожу Бога я мольбой,
Чтоб жил на свете сотни лет
На радость всем наш общий дед!

С. Бунтман: Получается, что зависть земная — это точно не сюжет Сальери.

А. Кузнецов: Да.

С. Бунтман: А вот зависть пушкинская…

А. Кузнецов: Она метафизическая.

В архиве поэта сохранилась запись, которая, видимо, и натолкнула его на сюжет «маленькой трагедии»: «В первое представление «Дон Жуана», в то время, когда весь театр, полный изумленных знатоков, безмолвно упивался гармонией Моцарта, раздался свист — все обратились с негодованием, и знаменитый Сальери вышел из залы — в бешенстве, снедаемый завистью… Завистник, который мог освистать «Дон Жуана», мог отравить его творца».

С. Бунтман: То есть «солнце русской поэзии», великий Пушкин, был уверен, что Сальери просто завидовал гению?

А. Кузнецов: Да. Но не будем строги к Александру Сергеевичу, поскольку он, видимо, действительно был заворожен этой историей, судя по высочайшего уровня результату…

ФОТО 3.jpg
Моцарт и Сальери слушают игру слепого скрипача. Михаил Врубель, 1884 год

Итак, пушкинский Сальери мрачный, порицающий небо за высшую несправедливость:

О небо!
Где ж правота, когда священный дар,
Когда бессмертный гений — не в награду
Любви горящей, самоотверженья,
Трудов, усердия, молений послан —
А озаряет голову безумца,
Гуляки праздного?

С. Бунтман: Да.

А. Кузнецов: Настоящий Сальери, хоть и не был человеком простым, в отличие от того же Моцарта, который у Пушкина изображен легкомысленным, щедрым, никогда не занимался интригами.

Что такое Вена в конце XVIII века? Безусловно, музыкальная столица Европы, но и настоящий, простите за сравнение, клубок змей. Две партии: условно итальянская и условно немецкая. И Сальери, поскольку он по рождению итальянец, записывают в условно итальянскую партию, хотя практически все музыковеды отмечают, что его произведения гораздо ближе к классической, австрийской манере.

Что делает Моцарт? Моцарт завидует. В письмах к отцу он постоянно обвиняет соперника во всех своих неудачах: «У меня есть сведения, что готовится большая интрига, Сальери и его сообщники (итальянцы) из кожи вон лезут» и так далее.

С. Бунтман: То есть Моцарт и Сальери не были друзьями?

А. Кузнецов: Нет. Это, кстати говоря, еще одна выдумка Пушкина. Хотя Сальери для Моцарта сделал немало. Когда он (Сальери) стал придворным композитором и капельмейстером, то дал свет некоторым музыкальным произведениям Моцарта: они вернулись в репертуар придворной оперы.

С. Бунтман: То есть говорить о том, что Сальери отравил Моцарта из зависти, нет оснований?

А. Кузнецов: Совершенно верно. Скорее, наоборот, Сальери относился к Моцарту как эксперт, прекрасно понимающий, с кем он имеет дело.

С. Бунтман: И все-таки, возвращаясь к процессу, каков приговор?

А. Кузнецов: Не установив ничего криминального со стороны Сальери и не усмотрев ничего необычного в похоронах Моцарта (типичных похоронах того времени небогатого человека), суд оправдал Сальери «за отсутствием состава преступления».

Кстати, интересный с юридической точки зрения сюжет: суд подстраховался и не вынес решения «за отсутствием события преступления».

С. Бунтман: То есть вопрос о том, какой смертью умер Вольфганг Амадей Моцарт, суд не решал?

А. Кузнецов: Да. Когда эксперты со стороны обвинения приводили свои основания в пользу того, что, возможно, Моцарт был отравлен, один из защитников сказал, что да, все возможно, но это никоим образом не дает основания обвинять Сальери. Так что вопрос о причинах смерти гениального композитора остается открытым.

распечатать Обсудить статью