Петровский указ о престолонаследии закреплял за монархом право самостоятельно выбирать себе наследника. Указ в итоге предопределил начало эпохи дворцовых переворотов.

Что, если бы Пётр не подписал указ

Значительное влияние на Петра оказала история его сына — печально известного царевича Алексея. Именно после его измены император задумался над реформированием системы престолонаследия. Пётр, желавший контролировать все процессы, связанные с жизнью государства, хотел сам определить будущее созданной им империи. Между тем система престолонаследия — одна из немногих вещей, над которым, как правило, не властен даже самый авторитарный монарх. Отцу наследует сын, на худой конец — дочь, если всё совсем плохо — брат или кузен. И против этого не попрёшь. Но Пётр не хотел, чтобы его империя рухнула после его смерти. Видимо, он рассчитывал найти человека, который продолжит его дело, а не пустит всё на самотёк. И в этой ситуации самостоятельный выбор наследника смотрится более разумным и логичным шагом, чем автоматическая передача трона кому-то из родственников. Потому что родственники могут не обладать теми качествами, которые необходимы сильному правителю.

1.jpg
Портрет Петра I, 1717 г. Жан-Марк Натье. (commons.wikimedia.org)

Беда заключалась в том, что Пётр так и не назвал имя того, кому хотел всё передать. По всей вероятности, император просто не нашел достойного. Решать пришлось на смертном одре, но Пётр так и не решил. Итогом стала серия переворотов. Последним из них принято считать свержение Петра III в 1762-м. Однако не стоит забывать, что Павел Петрович тоже пал жертвой дворцового переворота, пусть к 1801-м в России уже и была принята совершенно иная система наследования. Именно в соответствии с указом Павла в стране была установлена австрийская примогенитура, в соответствии с которой мужчины имели преимущество перед женщинами при наследовании престола. Павла однако это не спасло. Мы же вернёмся назад в 1722-й год и попробуем понять, каким путём пошла бы российская история, если бы петровский акт о престолонаследии имел бы иное содержание.

Салический выбор, или От Петра к Петру

В принципе, тут Петру даже и менять бы почти ничего не пришлось. Если бы в 1722-м году он остановил свой выбор на французской системе наследования, то престол перешел бы к его внуку. И тут всё достаточно просто. У царевича Алексея был сын, который несколько позже, в 1727-м году, станет императором Петром II. В тот момент, когда его великий дед мучился на смертном одре, во дворце собралась группа влиятельных придворных, которые планировали привести Петра Алексеевича к власти. Эта группа проиграла закулисную борьбу Меншикову, который протолкнул на трон Екатерину I. Но если бы Пётр утвердил салическую систему наследования, то у Меншикова не было бы ни единого шанса. Потому что Екатерина не имела бы никаких прав на престол.

Дело в том, что салическая система полностью исключает женщин из права наследования. По такой модели жила, например, Франция. И при таком раскладе Пётр II оставался единственным возможным наследником. Приход 10-летнего мальчика к власти в 1725-м означал возвышение достаточно консервативных кругов во главе с Аникитой Репниным. Именно Репнин, скорее всего, забрал бы себе власть. Меншиков отправился бы в ссылку той же ночью. Незавидна была бы, наверное, и судьба Екатерины I. Другой вопрос, что было бы в 1730-м, после смерти юного Петра II. Так как он не оставил наследников мужского пола, то род Романовых по салическому закону считался бы пресёкшимся. То есть в 1730-м в России произошла бы смена правящей династии. Расклад: Пётр Великий — Пётр II — новая династия.

Полусалический выбор, или От Петра к Петру и Петру

Именно такая система был установлена в России Павлом. По такой модели жила Австрия. Женщины не исключаются из системы наследования престола, но мужчины имеют перед ними преимущество. Женщина может вступить на трон лишь в том случае, если наследников мужского пола в принципе не осталось. При этом допускается наследование престола мужским потомком через женщину, что запрещено в салической системе. Иными словами, если у правителя есть дочь, а у неё сын, то дочь отцу не наследует, а внук — запросто. Итак, по закону после смерти Петра I трон переходит к Петру II, а дальше… К Петру III.

Двухлетний ребёнок, родившийся в 1728-м в Киле, стал бы наследником престола. То есть, тот, кого называли «голштинским чертушкой», приехал бы в Россию уже в 1730-м. И, видимо, с ним прибыли бы немцы из окружения его отца. Россия получила бы какого-то странного чужеземного регента. Помимо намечающегося внутреннего конфликта, тут был бы ещё один очень тонкий момент. Россия сразу бы сблизилась с Пруссией. То есть в Семилетнюю войну страна вступала бы союзником Пруссии и Англии, а не Франции и Австрии. Совершенно не факт, что всё это продлило бы Петру III жизнь, но вполне вероятно, что его характер был бы другим. Ну и главное. Никаких проблем с наследованием больше не предвиделось бы. Ибо место Петра III занял бы его сын Павел. Расклад: Пётр Великий — Пётр II — Пётр III — Павел.

2.jpg
Коронационный портрет императора Петра III, 1761 г. Л. К. Пфандцельт. (Государственный Эрмитаж)

Кастильский выбор, или От Петра к Елизавете

Кастильская система устроена достаточно хитро. Женщины имеют равные с мужчинами права наследования, однако за исключением одного нюанса. При наличии 2 наследников одного пола предпочтение отдаётся мужчине, даже если он моложе. То есть если у Петра есть старшая дочь и младший сын, то трон переходит к сыну.

Здесь мы первоначально идём тем же путём. Пётр Великий умирает, а трон переходит к его внуку. Но со смертью Петра II первоочередное право наследование имеют уже дочери его деда. Старшая, Анна Петровна, умерла в 1728-м и, соответственно, в 1730-м на престол претендовать уже не могла. Так что на трон незамедлительно заступила бы Елизавета Петровна. Никакой тебе Анны Иоанновны и курляндского уклона. Но за неимением детей у самой Елизаветы мы дальше снова вернёмся к Петру III. Тут мы получаем следующий расклад: Пётр Великий — Пётр II — Елизавета — Пётр III — Павел.

Шведский путь, или От Петра к Анне

Абсолютная примогенитура предоставляет женщинам те же права на наследование, что и мужчинам. Пол не важен, важно первородство. А это значит, что после смерти Петра Великого его наследником автоматически становится его старший ребёнок. А это Анна Петровна — сестра Елизаветы. Расклад тут проще некуда: Пётр Великий — Анна Петровна — Пётр III — Павел.



Сборник: Перевороты и революции в России

В разные периоды истории в России предпринимались попытки смены действующей власти с применением силы.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы