Не блудный мёд

История знакомства и свадьбы Василия Дмитриевича и Софьи Витовтовны на первый взгляд выглядит романтичной. Юный Василий около 1383 года оказался в Орде заложником. Как именно это случилось, в точности неизвестно: то ли его силком увезли в заложники из Москвы, то ли он был послан отцом к Тохтамышу, а тот оставил его у себя «почётным гостем» как гарантию того, что его отец продолжит платить дань.

В любом случае примерно в 1386 году Василий исхитрился бежать и оказался сначала в Молдавии, а затем в Литве, куда поехал вместе с митрополитом Киприаном, искушённым в политике человеком, грезившим созданием огромной антиордынской коалиции.

Тут-то, в Литве, Василий и встретил свою ровесницу Софью — единственную дочь князя Витовта, и, при горячей поддержке самого Витовта, с нею обручился.

2.jpg
Венчание Василия и Софьи. (commons.wikimedia.org)

Карамзин, впрочем, настаивает на том, что всё обстояло не столь благостно: «В одной из летописей сказано, что Василий, в 1386 году бежав из Орды в Молдавию, на пути в Россию был задержан Витовтом в каком-то немецком городе, и наконец, освобождённый с условием жениться на его дочери, чрез пять лет исполнил сие обещание, согласно с честию и пользою государственною». Что это за немецкий город между Молдавией и Москвой, Карамзин не уточняет, неизвестно, и на какую летопись он ссылается, но факт принуждения юного Василия к браку весьма любопытен. Впрочем, политически этот шаг был весьма разумным.

Дмитрий Донской, помня войну с Ольгердом, стремился к союзу с Литвой. Витовту, который в одиночку бился за власть в Литве против многочисленного потомства Ольгерда, нужны были союзники на востоке, и дочь, судя по всему, очень сильно и нежно любимая, была его единственным шансом заключить политический союз.

7.jpg
Василий Дмитриевич и Софья Витовтовна. Шитьё на саккосе митрополита Фотия. (commons.wikimedia.org)

Официально свадьба состоялась в январе 1391-го, когда Василий уже стал великим князем. Венчал жениха и невесту лично Киприан. Этим событием заканчивается длиннющая Тверская летопись, давшая Софье следующую характеристику: «Взяв в жёны добрую дочь Витовта Софию; добрый нрав имела от отца, была не блудный мёд».

Что это за блудный мёд, точно неизвестно, но совершенно очевидно, что новой великой княгине летопись дала хорошую характеристику.

Пояс раздора

Брак Василия и Софьи длился без малого 35 лет, и его можно счесть вполне счастливым. Софья регулярно виделась с отцом. Надо сказать, что для средних веков визиты к родителям были редкостью. Князь Василий часто отпускал жену к отцу, что может свидетельствовать как о том, что муж доверял жене, а та любила отца, так и о том, что супруг имел основания удалять супругу из своей столицы.

Из пяти сыновей Василия и Софьи лишь один пережил отца. Самой большой потерей стала смерть в 1417 году Ивана Васильевича: официально объявленный наследником 20-летний юноша умер от чумы по дороге из Коломны в Москву вскоре после помолвки с дочерью князя Пронского Ивана Владимировича.

4.jpg
Софья накануне родов Василия. (commons.wikimedia.org)

Младшему же сыну — Василию — на момент смерти отца было всего десять лет, и бремя регентства рухнуло на плечи Софьи. Впрочем, у неё имелся в рукаве очень крупный козырь — отец. 75-летний Витовт тоже был объявлен регентом юного князя, что можно было трактовать так, словно он взял и мальчика, и Москву под покровительство. Никто из русских князей не рискнул бы бросить вызов Витовту, а потому и Юрий Дмитриевич, дядя Василия и претендент на московское княжение, сидел до поры смирно. До поры — это до 1430 года, когда Витовт умер. Юрий тут же выдвинул претензии на московский трон, но Софье удалось убедить ордынских ханов поддержать её сына. Тут бы всё могло кончиться, если бы не инцидент на свадьбе Василия.

8 февраля 1433 года Василий женился на Марии Ярославне, дочери Малоярославского князя, на свадьбе присутствовали сыновья Юрия Василий Косой и Дмитрий Шемяка, что, казалось бы, было знаком мира между разными ветвями дома Рюриковичей. И тут Софья будто бы увидела на Василии Косом пояс своего свёкра Дмитрия Донского. Вдовствующая великая княгиня устроила скандал, сорвала с Косого пояс и тем спровоцировала новый конфликт между сыном и его роднёй.

Скорая татарщина

Во время конфликта сына со звенигородскими князьями Софья несколько раз оказывалась в плену. В последний раз в 1446—1447 годах. Дмитрий Шемяка, бежав от Василия из Москвы, всюду возил с собою его мать, которой в тот момент было уже глубоко за семьдесят. Вернуть мать князь смог путём дипломатии. В феврале 1447 года Василий (уже ослеплённый, но вернувший себе трон) послал к Шемяке боярина Василия Кутузова со словами: «Какая тебе честь и хвала держать в плену мою мать, а свою тётку, или ты хочешь этим отомстить мне? Ведь я теперь сижу на своём великокняжеском столе». Выслушав боярина, Шемяка решил отпустить Софью: «Люди надобны самому, они и так истомлены, а тут ещё её стеречь». Софья прибыла в Москву, которую через четыре года спасёт от разорения.

Летом 1451 года к Москве подошли войска ордынского «царевича» Мазовши — правнука Тохтамыша. Мазовша намеревался истребовать от Василия Тёмного дань. Самого князя в городе не было, он собирал войско за его пределами, надеясь перехватить татар у Оки (безуспешно). Обороной города руководили Софья и митрополит Иона, они же придумали план дерзкой ночной вылазки. Результат вылазки превзошёл все ожидания. Мазовша, видимо, испугавшись, что его атаковали не осаждённые, а княжеское войско, бежал, бросив под Москвой обоз и оружие. Этот эпизод, прозванный историками «скорой татарщиной», стал последним ярким явлением Софьи в российской истории. Вскоре она удалилась в монастырь, где и умерла в 1453 году.

Источники

  • Журнал «Дилетант» №99 (март 2024)

Сборник: Буры

В 17-м веке голландские поселенцы прибыли в район мыса Доброй Надежды. Эти несколько семей стали основателями будущей нации африканеров.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы