• 8 Февраля 2017
  • 20804
  • Алексей Дурново

Пьяный султан

Баязид I был лучшим полководцем своего времени. Он потерпел лишь одно поражение, но оно обернулось для него настоящей катастрофой. Алексей Дурново о султане, который едва не погубил молодое Османское государство.

Читать

Косово — не Сербия


Битва на Косовом поле

15 июня 1389-го года на Косовом поле состоялась одна из самых кровавых битв Средневековья. Армия османского султана Мурада I разбила объединенное войско сербов, боснийцев и хорватов. Князь Лазарь Хребелянович погиб в бою, а Балканы полностью перешли под турецкий контроль. Вот только Мурад I не смог пожать плоды победы. Он был убит во время боя. Именно во время, а не входе. Обстоятельства его смерти остаются загадкой. То ли его убил подосланный Лазарем убийца, то ли к шатру султана прорвался отряд сербской знати, то ли руку к смерти отца приложил его младший сын Баязид. Этот 32-летний мужчина сопровождал отца почти во всех его походах, участвовал в паре десятков битв, получил в них пять или шесть ранений, но не потерпел ни одного поражения.


После того, как Мурад испустил дух, именно Баязид взял на себя командование османской армией и довел сражение до победы. Противник был разгромлен, князь Лазарь погиб. После этого один за другим последовали сразу четыре крайне важных события. Первым, разумеется, стала казнь тех, кого Баязид счел виновниками гибели своего отца. Таковыми были признаны порядка пятидесяти знатных сербов. Все они были убиты. Событие важно, ибо османы, как правило, не казнили знатных пленников, но Баязид играл по собственным правилам. Вслед за этим Баязид объявил себя султаном и правителем османского государства, не считаясь с претензиями и амбициями старшего брата Якуба. Тот как раз ехал с войском из Анатолии в Сербию на помощь к отцу. Якуб не знал ни о смерти Мурада, ни о том, что брат объявил себя султаном. Он узнает об этом значительно позже, за несколько минут до смерти. Его задушат люди Баязида. И это тоже в духе нового султана. Он не только не чурался братоубийства, но и считал его полезным государственным делом. Позднее убийство братьев нового султана станет для Османской Империи нормой. Устранение конкурентов во имя единства государства, именно так относился к братоубийству сам Баязид. Наконец, третьим шагом стало присоединение Сербии к владениям султана. Новый князь Стефан Лазаревич признал себя вассалом османов, обещав платить дань и выставлять войска по первому требованию Баязида. Этот союз скрепили браком. Сестра нового князя Оливера стала женой султана, войдя в его гарем. Это было четвертое из обозначенных выше событий, хотя по значимости оно ничем не уступало остальным.

Болгария — не Венгрия


Князь Лазарь и его семья. Оливера — крайняя слева

Баязид правил 13 лет. Точнее, правил он только формально. Султана не интересовали государственные дела. Все вопросы внутренней жизни молодого османского государства решали либо многочисленные визири, либо наместники в провинциях. Баязида же заботили три вещи: налоги, армия и женщины. Если какая-то провинция не платила подати или сильно их задерживала, то султан лично отправлялся туда с войском. Это не была смена губернатора, это было полное уничтожение своих собственных земель во имя поддержания дисциплины. Сжечь и разграбить города, вырезать местное население, обезглавить знать, а потом требовать налоги в двойном размере с разоренной провинции.


Первыми пострадавшими от такой политики, были правители Анатолии. Формально независимые, на деле — данники. Они восстали после смерти Мурада, ибо хотели видеть на троне Якуба, а не Баязида. Восстание длилось недолго. Новый султан махнул туда прямо с Косова поля и добрался меньше, чем за месяц. Необыкновенная подвижность и мобильность армии Баязида вообще была его визитной карточкой. Несколько позже, именно за нее, он получит прозвище Йылдырым, что в переводе означает Молниеносный. С мятежниками Баязид расправился быстро, разорив их земли, и пополнив свой гарем. Вот только уцелевшие родственники слишком сильно жаждали мести. Из своих опустошенных владений они бежали прямиком в Самарканд, к единственному человеку, который мог бы заступиться за них. Звали этого человека Тамерланом. В те времена на востоке одно его имя внушало страх и трепет всем, от царей до последних нищих. И сам Тамерлан сделал немало, чтобы добиться этого. Однако Баязид был горд и дерзок, он не боялся Тамерлана и хотел установить свои правила. Именно этим он занялся сразу после возвращения из Анатолии в Адрианополь, тогдашнюю столицу османского государства. Баязид объявил войну венгерскому королю Сигизмунду. Заявление было сделано достаточно сильное. Баязид обещал не только покорить Венгрию и изнасиловать жену Сигизмунда у него на глазах, он грозил самому Риму. Причем тут Рим? Неизвестно, но султан был вспыльчив и заносчив. Сжечь Рим и осквернить собор Святого Петра, да-да, именно так. И пока Баязид воевал в Болгарии и Валахии, перекраивая карту на свое усмотрение, послы Сигизмунда, с письмом дерзкого султана, ехали в Рим, к Папе. Венгерский король решил привлечь дополнительную помощь. По Болгарии Баязид перемещался стремительно. Его армия захватила Никополь и Варну, а затем взяла и Тырново — столицу страны. Местный царь Иоанн-Шишман был убит. Довольно странное решение, ибо он долгие годы был верны вассалом османов. Баязиду он не изменял, но тот все равно счел его виновным в сговоре с Сигизмундом. После покорения Болгарии турки совершили несколько набегов на Венгрию, но оттуда, вскоре, пришла серьезная угроза — стотысячная армия, которую вел в бой сам король. Письмо султана произвело нужный эффект. Под знамена венгерского правителя встали рыцари со всей Европы. Тут были и шотландцы с англичанами, и французы с немцами. Их выступление многие даже называют последним крестовым походом. Закончился он также бесславно, как и большинство настоящих крестовых походов. Европейская армия была уничтожена в битве при Никополе. Баязид казнил почти всех пленных, кроме группы французских феодалов, которых он — за огромный выкуп — отпустил на свободу. Сигизмунду удалось бежать. Странным образом, он добился нужного эффекта. Баязид не продолжил завоевание Европы, ограничившись Болгарией и Валахией.

Дела Византийские


Император Мануил II Палеолог

Между походами Баязид проводил время в своей столице. Здесь он придавался разврату и пьянству, причем, видимо, не только с женами и наложницами, но и с мужчинами. Это, впрочем, только предположение нескольких современных историков, основанные на некоторых хрониках конца XIV-го века. Дело в том, что сам по себе разврат правителя считался тогда чем-то вроде негласной нормы. И странно, если монарх начинал вдруг бурно каяться. А Баязид начинал. Время от времени он сажал самого себя в заключение, после чего начинал усиленно молиться и десятками закладывать новые мечети. А потом снова разврат и пьянство, которому придавалось, вместе с ним, и его войско.


И, все же, к одной жене Баязид относился очень трепетно. И женой этой была Оливера. В гаремах, зачастую, решались важные политические вопросы. Позже, когда османское государство станет империей, он вообще превратится в некое подобие парламента. Оливера, в конце концов, добилась от мужа главного. Османы перестали преследовать христиан, живших на их территориях, а Сербия и вовсе получила формальную независимость. Иное дело Византия. Ей оставалось чуть более полувека, но уже тогда, в конце XIV-го века, эта некогда могучая Империя влачила жалкое существование. Она была вассалом османского государства, которое, в свою очередь, постоянно ужесточала условия этого вассалитета, ища, вероятно, повод для полного захвата Византии. Баязид потребовал у короля Иоанна Палеолога увеличения дани и учреждения в Константинополе специального суда для живущих тут мусульман. Иоанн вынужден был согласиться, ибо его сын Мануил находился у султана в заложниках. Обращались с ним скверно. Держали в узкой камере, где невозможно было вытянуться в полный рост, мучали жарой и голодом. Сохранились сведения о том, что воины Баязида время от времени гоняли полуголого Мануила по султанскому дворцу. Ему, вроде бы, даже отрезали два пальца на руке, отослав их отцу. Баязид вообще чем-то напоминал Рамси Болтона из «Игры престолов». Тот тоже плохо следил за своими пленниками, хоть и любил мучить их. Вскоре после смерти Иоанна, Мануил ухитрился бежать. Он попытался было поднять восстание против своего мучителя, но Баязид стремительно рванул к Константинополю, взяв его в осаду. Мануилу пришлось принести султану клятву верности, выдать ему заложников и разрушить часть городских стен. Как раз в то время к Баязиду прибыли послы Тамерлана. Тот выражал недовольство тем, что султан покусился на тех, кто находился под его покровительством. Баязид написал очень дерзкий ответ. Фактически, он вызвал Тамерлана на бой, добавив, что разобьет его и изнасилует его жен. Послы уехали, а Баязид, забыв о Тамерлане, продолжил воевать. В следующие годы он вторгся в Грецию, покорил Боснию и Албанию, а потом вновь осадил Константинополь. Вторая осада началась в 1400-м году. И ровно в этот момент Баязид получил очень неприятное известие. Тамерлан пришел, чтобы встретится с ним на поле боя. И дерзкий султан впал в ступор.

Крах


Пленный Баязид перед Тамерланом

Он ничего не мог делать. Укрылся в своей столице, не выходил из дворца и придавался сладкой неге. Тамерлан, тем временем, возвращал себе все то, что сыновья Баязида успели забрать себе. Он выгнал османов из Сирии и двинулся на север, и остановился на зимовку в Малой Азии. Только в самом конце 1401-го султан начал действовать. Созвал войско, состоявшее, в основном, из татар и сербов, и отправился навстречу Тамерлану.


20-го июля 1402-го года они столкнулись в кровопролитной битве под Анкарой. Армия Баязида пришла туда утомленной и измученной жарой и долгим переходом, Тамерлан успел занять выгодную позицию, отрезав неприятеля от источников пресной воды и ближайших крепостей. Незадолго до битвы татары из войска Баязида дезертировали и перешли на сторону Тамерлана. Султан потерял почти четверть войска, еще не вступая в бой. Вот только, кажется, он даже не заметил этого. Сражение было проиграно за несколько часов, а Баязид оказался в плену. Судя по ряду хроник, Тамерлан сделал с Баязидом именно то, что сам Баязид хотел сделать с Тамерланом.

«История славян» Мавро Обини содержит довольно жуткие подробности пленения султана. Того бросили в клетку и кормили отбросами. Тамерлан заставил его смотреть на то, как обнаженная Оливера прислуживает на его пиру. После этого любимая жена султана была изнасилована. Это несколько расходится с поведением самого Тамерлана, который, обычно, обращался со знатными пленными уважительно. Тем не менее существует версия, что Баязид, от отчаяния, разбил себе голову о стальные прутья клетки. Несомненно в этой истории лишь одно: Тамерлан провез пленника по всей Малой Азии, заставляя того смотреть на то, как он уничтожает его города. Баязид провел в заточении меньше года. Он умер в 1403-м несмотря на то, что Тамерлан всячески заботился о его здоровье. Великий Тимур отпустил Оливеру в Сербию, а сам отправился покорять Китай. Он не добил Османскую державу, но поверг ее в смуту на долгие десять лет, продлив, тем самым, годы Византии. Сыновья Баязида начали жестокую схватку за власть. Вот так бывает, что великие завоеватели всего одним поражением доводят свою страну до полного краха.

распечатать Обсудить статью