• 11 Мая 2017
  • 25457
  • Владимир Шишов

Последний крестовый поход. Никополь, 1396

После победы при Косовом поле турки стремились окончательно покорить Балканский полуостров, но венгерский король Сигизмунд рискнул бросить вызов османскому султану, созвав на помощь братьев-католиков со всей Европы. В конце сентября 1396 года при Никополе, в современной Болгарии, произошло одно из крупнейших сражений эпохи как по количеству участников, так и по разнообразию действующих лиц. На поле боя сошлись турки, сербы, венгры, валахи, молдаване, французы, немцы, поляки, для того чтобы решить кому же достанется европейское наследие Византии? О сражении, благодаря которому по всей Европе разнеслась весть о могуществе и непобедимости турок, в материале Владимира Шишова.

Читать

Новая империя

В конце XIV века на востоке Европы поднималось новое могущественное государство — Османская Турция. Занимавшие сравнительно небольшие территории в Малой Азии, турки-османы сумели за сто с небольшим лет покорить обширные земли, некогда входившие в состав Византийской империи, призрак которой еще сохранял видимость существования.

После победы на Косовом поле в 1389 году турецкое влияние распространилось на весь Балканский полуостров: Сербия была низведена до ранга сателлита, а единственным серьезным соперником на севере Балкан оставалась Венгрия, которая после захвата турками Болгарии должна была стать следующей жертвой «сарацин». Венгерский король Сигизмунд Люксембургский понимал, что одному в борьбе с султаном ему не выстоять: он обратился за помощью к европейским монархам, призывая их очистить от сарацин христианские земли.

Рис.1.png
Турецкая экспансия в XIV веке (илл. из книги Д. Николли, Никополь 1396)

Идем на восток!

В Европе призыв Сигизмунда был воспринят с энтузиазмом: особенно во Франции и Бургундии, где были сильны рыцарские традиции, и живы воспоминания о героических подвигах времен первых Крестовых походов и Людовика Святого. Тем более что всего за несколько лет до призыва Сигизмунда, французский герцог Людовик де Бурбон предпринял неудачный поход в Тунис (так называемый Берберский крестовый поход) и многие ветераны жаждали смыть позор поражения.

Казалось бы, что именно французскому рыцарству было не с руки отправляться в далекий поход на окраину Европы: в то время во Франции свирепствовала война, известная как Столетняя. Однако как раз в это время активные боевые действия во Франции сошли на нет, а в 1396 году даже было заключено перемирие. Поход на восток поддержали не только французский король и бургундский герцог, но и Римские Папы (западный мир в конце XIV века переживал т. н. Великий Раскол, когда одновременно действовали два папы в Риме и в Авиньоне, и оба поддержали просьбу Сигизмунда своими буллами).

Рис.2.jpg
Сигизмунд Люксембургский (портрет кисти Антонио Пизанелло)

С начала 1396 года шла активная подготовка к походу — созывались вассалы и слуги, заготавливались припасы, заключались союзы и договоры. Крестоносное воинство возглавил Жан де Невер — молодой наследник бургундского престола, которого сопровождали опытные и закаленные в боях рыцари и вельможи: коннетабль Франции Филипп д’Артуа, адмирал Жан де Вьенн, маршал Жан Ле Менгр по прозвищу Бусико — настоящий образец рыцаря, герой турниров и походов, человек слова и чести. Всего удалось собрать около 6000 человек, из которых более 1500 составляли жандармы (тяжелые кавалеристы). 20 апреля войска выступили из Дижона, но это была лишь часть крестоносного воинства. Дело в том, что некоторые владетельные князья Германии и Тевтонский магистр так же выставили контингенты для помощи венграм. К походу присоединились даже рыцари-госпитальеры, возглавляемые магистром ордена. Подключились и венецианцы.

Венгерский поход

Только в конце июля 1396 года основные силы крестоносцев собрались в Буде (совр. Будапешт) и соединились с войсками венгерского короля Сигизмунда. Уже здесь начали проявляться разногласия между союзниками: Сигизмунд хотел только оборонять южные рубежи своего королевства, а франко-бургундские рыцари жаждали завоеваний и подвигов, мечтая добраться чуть ли не до Палестины. Внушительная численность объединенной армии и высокие боевые и моральные качества бойцов сумели убедить руководителей похода в успехе кампании, и вскоре войско вторглось на территорию Сербии и Валахии. Несколько приграничных крепостей были быстро захвачены крестоносцами, население ограблено, гарнизоны перебиты или взяты в плен. В начале сентября христианское войско достигло Никополя — хорошо укрепленного города на территории современной Болгарии, занимавшего выгодное стратегическое положение на Дунае, являясь пограничной крепостью между территорией вассальной туркам Валахии и собственно османскими землями.

Рис.3.png
Кампания 1396 года

Комендант Никополя был полон решимости оборонять город до конца, помня судьбу некоторых валашских крепостей, защитники которых были перебиты христианами. В самом городе было полно припасов, а стены были отремонтированы и содержались в полном порядке. Крестоносцы попытались взять город силой, но несколько яростных атак были отбиты, и им ничего не оставалось, кроме как приступить к правильной осаде. Рыцари-аристократы быстро заскучали в окопах — не рыцарское это дело вести осады.

Чтобы не потерять присутствие духа, рыцарям пришлось развлекаться бесконечными пирами и празднествами. Так описывает поведение «благочестивого воинства» в лагере один из хронистов: «Рыцари принимали обильную пищу и по очереди приглашали друг друга на блестящие пиры… Каждый день они наносили друг другу визиты… В лагере было полно женщин и девиц легкого поведения, с которыми многие из них предавались греху супружеской измены. Некоторые не стыдились проводить ночи напролет в разгулах и оргиях, предаваясь страстям азартных игр, порождающим клятвопреступление и ложь».

Разумеется, столь легкомысленное поведение не могло не подорвать боеспособность крестоносцев, которые пренебрегали элементарными мерами безопасности — первый разведывательный рейд был организован только 24 сентября по настоянию валашского господаря, спустя две недели после начала осады!

Рис.4.jpg
Осада Никополя (турецкая миниатюра конца XVI века)

24 сентября разведывательный отряд христиан (силой до 1000 человек), отправленный на рекогносцировку, неожиданно наткнулся на мощный турецкий отряд. Крестоносцам (вместо разграбления окрестных деревень и монастырей еретиков-ортодоксов) пришлось вступить в бой: в жаркой схватке удалось отбросить передовые части противника, после чего отряд христиан спешно отступил к своему лагерю, сообщив командующим о подходе противника. Войско союзников оказалось в незавидном положении: с одной стороны подходит большая турецкая армия, с другой стороны в Никополе остался гарнизон, готовый выступить на помощь полевой армии. Кроме того, переправы через Дунай имелись только в самом Никополе, а союзники, пройдя по южному берегу Дуная от Оршовы (совр. Румыния), не стали наводить переправы через Дунай рядом с Никополем, надеясь взять город в ближайшее время.

Султан наносит ответный удар

Кто же противостоял христианскому воинству? В 1389 году на Косовом поле пал первый османский султан Мурад I, положивший начало великим турецким завоеваниям. После его смерти власть перешла к младшему сыну Баязиду, которому к тому моменту шел 33-й год. Он уже успел стяжать славу удачливого полководца и военного организатора, а за свои дерзкие и умелые действия при разгроме антиосманской коалиции в 1386 году получил прозвище Йылдырым (Молниеносный). Став во главе государства, он продолжил политику отца по расширению территорий державы: отомстил сербам за смерть отца, сделав Сербию вассальным государством, присоединил Болгарию, поставил в Валахии лояльного туркам правителя, захватил большую часть Малой Азии. Наконец, Баязид планомерно усиливал давление на Константинополь, сохранявшего видимость независимости. В 1396 году султан приступил к очередной осаде города, намереваясь окончательно низвести остатки Византии до статуса вассала султана, когда до него дошли сведения о вторжении венгров.

Рис.5.jpg
Баязид I Молниеносный

Действовать нужно было оперативно и султан, не зря прозванный Молниеносным, блестяще справился с этой задачей. Он снял осаду Константинополя, сжег осадные орудия и собрал свою армию в Эдирне, послав приказ сербскому вассалу Стефану Лазаревичу двигаться на соединение с ним. 20 сентября османская армия прошла Шипкинский перевал (тот самый, который прославится в годы русско-турецкой войны 1877−78 годов), а 21 числа оба войска — турецкое и сербское соединились у Тарново (совр. Велико-Тырново в Болгарии). 24 числа Баязид уже разбил лагерь в нескольких километрах к югу от Никополя.

Вместо того, чтобы атаковать противника первым, султан решил придерживаться оборонительной тактики: он укрепил позицию перед лагерем траншеями и палисадами, осложнявшими действия ударной кавалерии христиан и решил дождаться атаки противника, зная, что враги горят желанием вступить в бой. И действительно: крестоносцы решили сами выступить навстречу Баязиду и его воинству. Перед боем, опасаясь бунта пленных, христиане перебили более тысячи турок, захваченных в ходе кампании.

Поле боя и силы сторон

25 сентября противоборствующие армии встретились на всхолмленной равнине к юго-востоку от Никополя. Баязид построил армию сообразно турецкой тактике того времени: перед основной массой кавалерии отряды стрелков, за ними кавалерия, сосредоточенная в центре со слабыми флангами, за которой располагалась пехота (в том числе элитные янычары), прикрытая частоколом из заостренных кольев, а за вершиной холма, в резерве оставалась гвардейская кавалерия сипахов и ставка самого Баязида. Фактически, христианам предстояло преодолеть три эшелона турецких войск: стрелков и легкую кавалерию, укрепившуюся пехоту и, наконец, ударную конницу резерва.

Рис.6.jpg
Турецкие воины (1,3 пехотинцы, 2 сипах)

У христиан, в отличие от турок, не было четкого плана, из-за разногласий между командующими: Сигизмунд предложил построить в первой линии отряды легкой валашской кавалерии, которая начнет бой, измотает передовые части противника и сумеет отогнать лучников. Как только валахи одержат верх, в бой ринутся основные силы, во главе с франко-бургундскими рыцарями, которые как таран проломят оборону турок. Пехота поддержит кавалерию вторым темпом.

План выглядел логично, но совершенно не отвечал реалиям Средних веков — гордые французские рыцари и подумать не могли, что кто-то начнет битву раньше них. Бургундский наследник Жан де Невер «потребовал, чтобы ему было позволено напасть первому ради того, что он прибыл с шестью тысячами воинов из столь отдаленного края и издержал так много денег во время своего перехода» — пишет участник событий в своих мемуарах. В итоге, общего плана, устраивавшего всех союзников, так и не было выработано.

Всего султанская армия насчитывала около 15 тысяч человек, из которых примерно треть составляли балканские союзники турок, а так же значительный контингент тяжелой сипахской кавалерии, включая гвардейские отряды. Христиане выставили равную по численности армию (15−16 тысяч, из которых более двух тысяч ударной рыцарской кавалерии).

Начало сражения

Рано утром 25 сентября 1396 года из лагеря выступила колонна франко-бургундских рыцарей вместе с отрядом госпитальеров, жаждавших скрестить мечи с «сарацинами», которых с флангов прикрывала легкая валашская конница и трансильванцы. Следом за ними выступили войска короля Сигизмунда и немецкие союзники, но французский авангард быстро оторвался от главных сил, торопясь вступить в бой.

Лавина французских рыцарей легко проломила первую линию турок, состоящую из легкой кавалерии и лучников — великолепные составные луки турецких стрелков не нанесли сколько-нибудь чувствительного урона закованным в броню всадников — стрелам просто не хватало пробивной силы, удалось лишь перебить часть лошадей. Маневренные османские конники просто отступили за фланги главных сил турецкой армии, а на гребне холма французы увидели вторую линию турецкой армии — пехоту, укрывшейся за тыном из заостренных кольев, который даже сумел на первое время остановить жандармов. Казалось, что тяжелая неповоротливая кавалерия европейцев оказалась в ловушке — с флангов и фронта они подвергались обстрелу вражеских лучников, ведь даже несмотря на низкую эффективность против рыцарских доспехов, лучники могли причинить чувствительный урон неподвижной массе лошадей, ставшей легкой мишенью при стрельбе в упор. Пехота союзников не могла помочь французам — главные силы только подходили к полю боя.

Рис.7.png
Французы атакуют позиции турецкой пехоты (илл. из книги Д. Николли — Никополь 1396)

Французские полководцы, однако, быстро разобрались в обстановке и приказали всадникам, оставшимся без лошадей, разобрать участок турецкого частокола. Вмиг отряд рыцарей и оруженосцев сумел проделать брешь в двадцать коней, в которую тут же бросилась вся масса оставшейся французской кавалерии. Пехота была буквально сметена со своих позиций, без серьезного боя, а Жан да Невер уже готовился торжествовать триумф французского оружия в битве с неверными, думая, что все силы турок были разбиты.

Контратака сипахов и разгром

Однако, Баязид только этого и ждал. Когда неверные были уже достаточно измотаны контратаками турок, он приказал атаковать основным силам тяжелой турецкой кавалерии сипахов. Бой закипел с новой силой, но очень скоро легкие балканские всадники, которые не могли на равных противостоять сипахам, начали выходить из боя, а вскоре и вовсе бросились бежать. За ними потянулись некоторые рыцари, и даже сам магистр ордена Госпитальеров. Оставшихся воинов быстро окружили турки и началось настоящее побоище: французы не просили пощады и старались биться до последнего, тем не менее, многие из них попали в плен, ведь турки надеялись получить большой выкуп за знатных пленников.

Рис.8.png
Схема сражения (1 — главные силы, 2- французская баталия, 3,4 — контратака и разгром французских рыцарей; илл. Куркин А. В.)

На помощь остаткам авангарда спешил Сигизмунд с основными силами, однако дорогу ему преградила турецкая пехота, сумевшая реорганизоваться после атаки французов. С флангов ее поддерживала легкая турецкая кавалерия и отряды сербского господаря Стефана Лазаревича (союзника Баязида после разгрома Сербии), стремительная атака которого и решила исход сражения с главными силами: он бросился на самого Сигизмунда и его приближенных, опрокинул их и вынудил венгерского короля искать спасения в бегстве. Скоро и вся венгро-немецкая баталия бросилась за королем.

Месть Молнии

Султан торжествовал славную победу — войско неверных было разбито, а ему досталось множество знатных пленников. Никополь был спасен. Прибыв в лагерь крестоносцев, османский правитель увидел, как враги обошлись с его пленными подданными, и его ярости не было предела.

Он приказал казнить всех пленных христиан, за исключением двадцати наиболее знатных аристократов, выкуп за которых сулил баснословные деньги, но после нескольких показательных казней, сменил гнев на милость — незнатные пленники были обращены в рабство и проданы. Сотни знатных аристократов Франции и Бургундии погибли или попали в плен при Никополе.

Рис.9.jpg
Казнь пленных христиан

В Европе были шокированы исходом похода на восток — вместо несметных богатств и неувядающей славы, он обернулся горечью поражения и позором. В плену оказался даже наследник бургундского престола де Невер — только за него Баязид потребовал 200 000 дукатов (ок. 700 кг золота), а всего турками заплатили почти 700 000 дукат, огромные деньги для того времени! Союзники тут же принялись перекладывать вину за провал похода друг на друга, и отношения между Венгрией и Францией мгновенно испортились.

После Никополя

Баязид Молниеносный недолго наслаждался плодами победы над неверными — вскоре на востоке появился еще более опасный враг Тамерлан, который со своими полчищами приблизился к границам османских территорий. В 1402 году состоялось генеральное сражение между властителями, в котором Баязид был разгромлен, пленен и на следующий год умер в плену. Между наследниками султана началась междоусобица, звезда могучей Османской империи еще только поднималась — в 1453 году будет взят Константинополь, который станет новой столицей империи, а еще через сто лет в Европе и Азии не будет государства сильнее Великолепной Порты, а «кафиры» надолго запомнят блеск турецкого ятагана и бесславный разгром под Никополем.

распечатать Обсудить статью