• 30 Октября 2016
  • 17993

Даниэль Дефо VS Джонатан Свифт

Первая ассоциация, возникающая с фамилиями Свифта и Дефо, – это что-то несерьёзное про великана и лилипутов и человека на необитаемом острове. Что-то для детей на уроках английского в шестом классе. Но если разобраться в Даниэле Дефо и Джонатане Свифте поглубже, то нам откроются вечные противоречия между верой и неверием в силы человека, «прогрессивным» и «консервативным».

Читать

Свифт и Дефо — лидеры мнений

Фото-1. Джонатан Свифт.jpg
Джонатан Свифт

Нам Джонатан Свифт и Даниэль Дефо известны как авторы романов «Путешествия Гулливера» и «Робинзон Крузо». Но современники знали их больше в качестве публицистов. В теории оба писателя-просветителя обличали часто одно и то же. Во внутренней политике Англии оба ненавидели злоупотребления, коррупцию, несправедливость, несовершенство законов и порочность политиков. По вопросам внешней политики, в теории, и Свифт, и Дефо были во многом похожи. Например, оба делили войны на «справедливые» и «несправедливые». Справедливо военным путём восстановить равновесие сил, незаконно отнятое, обороняться. Несправедливо же — это когда политики втягивают страну в авантюры с одной лишь жаждой наживы.

Как водится, теория не вяжется с практикой. Свифт и Дефо находили разные способы избавления от пороков, которые выражались в их политических убеждениях. Свифт, потомок старого аристократического рода, был консерватором, сторонником тори. В противовес ему сын скромного лондонского бакалейщика, Дефо, был преданным вигом. Тори были консервативной силой земельной аристократии. Виги же олицетворяли буржуазию, набиравшую силу после Славной революции 1688 года.

Фото - 2. Даниэль Дефо.jpg
Даниэль Дэфо

Разные политические воззрения вылились в различную оценку конкретных событий. Например, Дефо и Свифт по-разному относились к действиям Аугсбургской лиги. Хоть оба и считали захватнические войны несправедливыми, но Дефо боевые действия одобрял. Как истинный виг, он считал, что только приобретая новые земли и отвоевывая колонии, Англия могла упрочить своё положение в мире, получить наиболее выгодные для себя торговые условия. Свифт же считал, что единственной целью участия Англии в кампании Лиги было упрочнение на троне короля Вильгельма Оранского. Самой же стране война принесла только долги, а людям смерть. Война за Испанское наследство, по Свифту, также была развязана только лишь исходя из эгоистичных мотивов правительства вигов и короля. Так было во всём: Дефо поддерживал вигов, Свифт был их ярым критиком.

Полемика о природе человека

Даниэль Дефо верил в человека и считал, что даже если он попадёт в среду без цивилизации и общества, то не опустится до скотского состояния. Примером этих идей стал Робинзон Крузо, проведший 28 лет на острове и создавший себе там прекрасные условия для существования. По замечанию писателя уже XX века Джеймса Джойса, Крузо — идеал британского колониста: «Весь англо-саксонский дух в Крузо: мужественная независимость, бессознательная жестокость, упорство, медленный, но эффективный интеллект». Во взаимоотношениях Робинзона и Пятницы раскрывается поведение британского колониста, подчинившего себе туземца. Последний — невежественен и единственный выход для него — это принять культуру колониста.

Фото-3. Робинзон Крузо и Пятница после спасения последнего от каннибалов.jpg
Робинзон Крузо и Пятница после спасения последнего от каннибалов

В полемику с Дефо через несколько лет после публикации «Робинзона Крузо» вступает Джонатан Свифт с романом «Путешествия Гулливера. Так, в последней части тетралогии Свифт показывает людей еху. Изначально на остров, на котором встретил дикарей Гулливер, попали двое англичан. Их род ширился, но из-за отсутствия цивилизации и нормального общества дичал. Вскоре все их потомки превратились в аморальных и отвратительных еху. Они жадные, корыстные и агрессивные. И это лишь немногие их пороки.

Фото-4. Еху тащат снопы для гуигнгнмов высших лошадиноподобных существ.jpg
Еху тащат снопы для гуигнгнмов — высших лошадиноподобных существ

Джонатана Свифта часто обвиняли в мизантропии. Сам же он себя таковым не считал: по Свифту, мизантропы получаются из людей, которые считали людей лучше, чем они есть, а затем поняли, что обманулись. Он же не питал ненависти к человечеству, так как никогда не имел иллюзий на его счёт. Надо сказать, что особую роль в поддержании общественной морали Свифт отводил англиканской церкви. Он считал, что религиозный разброд подрывает общественную мораль и человеческое братство. Никакие богословские разногласия, по мнению Свифта, не являются серьёзной причиной для церковных расколов, и тем более — для конфликтов.


Свифт не разделял либеральной идеи о высшей ценности прав отдельного человека; он считал, что, предоставленный самому себе, человек неизбежно скатится к скотскому аморализму еху. Напротив, Дефо в человека и его силу верил. Их романы — прямое продолжение политических и философских воззрений. В их персонажах мы видим не просто две разные позиции, но две разные эпохи. У Свифта — средневековье и его слабый, не способный к свершениям человек. В Робинзоне же виден человек деятельного, капиталистического времени. Характер, новый для XVIII века и очень привычный в век XIX, через столетие после описания в литературе.

распечатать Обсудить статью