Герой Даниэля Дефо Робинзон Крузо — человек совершенно экстраординарный. Оказавшись в критической ситуации, он не теряет духа, но черпает силы в своей вере в божественное провидение. Робинзон регулярно обращается к Богу и именно в религии находит ответы на извечные вопросы о душе и подлинной сути человеческой природы. Роман Дефо, разумеется, несколько романтизирует действительность: реальные моряки, которым приходилось выживать в схожих условиях, прежде всего заботились о самых насущных потребностях, которые с точки зрения религиозной морали 18-го века полагались весьма приземленными и «низкими». Дефо использует сюжет об изоляции человека для создания истинно нравственного христианского литературного романа, однако при написании своего Крузо ему необходимо было ознакомиться с опытом вполне реальных «Робинзонов». Считается, что вдохновителями главного героя выступили несколько различных моряков, переживших злоключения на необитаемых или же заселенных «дикарями» островах.

Александр Селькирк — возможный Робинзон Крузо

Долгое время полагалось, что главным прототипом Робинзона Крузо является Александр Селькирк, шотландский мореплаватель и пират, известный своим отчаянным и непокорным характером. Селькирк (настоящая фамилия — Селькрейг) родился в маленькой деревне Нижнее Ларго в Шотландии в 1676 году. Не желая становиться сапожником, как его отец, молодой Александр с конце 1690-х сбежал из дома и подался в моряки. В 1703-м году он присоединился к команде корабля «Сэнк Пор», одного из судов корсара и путешественника Уильяма Дампира. В последующий год Дампир направил экспедицию к берегам Южной Америки, где его морякам пришлось неоднократно сражаться за добычу с французами и испанцами: во времена морского соперничества торговым судам позволялось не только вести коммерческие дела, но и вступать в боевые действия с кораблями конкурирующих держав. Непосредственным командиром Селькирка был капитан Томас Страдлинг. Когда между Страдлингом и Дампиром возник конфликт, капитан «Сэнк Порт» принял решение идти дальше своим путем, и, вместе с командой судна, отправился в плавание уже вне экспедиции.

Первая копия «Робинзона Крузо», 1719 год.
Первая копия «Робинзона Крузо», 1719 год. Источник: sothebys.com

В сентябре 1704 года «Сэнк Пор» встал у берегов Мас-а-Тьерра, одного из островов архипелага Хуан-Фернандес, примерно в 670 км к западу от берегов Чили. Селькирк вступил с капитаном Страдлингом в спор: он настаивал на починке корабля, убеждая команду, что дальнейшее плавание с серьезными повреждениями корпуса судна невозможно. Ситуация накалилась до предела и в приступе ярости Селькирк бросил неосторожную фразу о том, что лучше останется на этом острове в одиночестве, чем отправиться в плавание на худом корабле. Страдлинг, порядком уставший от вспыльчивого помощника, предоставил тому мушкет, топорик, горшок, нож, Библию, семена растений, немного провизии, два фунта табака, флягу рома, кое-какую одежду и предложил остаться на Мас-а-Тьерра, как тот и хотел. Александр вскоре образумился и попросил капитана взять его обратно на корабль, но тот отказался. В результате, «Сэнк Пор» отплыл, оставив Селькирка с его небогатым скарбом в одиночестве. Впоследствии корабль и правда затонул, как и предполагал шотландский моряк, примерно половина команды погибла.

Александр надеялся, что вскоре к острову пристанет очередное английское судно, и он сможет отправиться с ними в плавание, проведя на острове пару недель или месяцев, однако горизонт оставался пуст. Хотя остров и был необитаемым, до команды «Сэнк Пор» здесь уже не раз останавливались моряки, вероятно, по этой причине Селькирк был уверен, что земля все же пригодна для жизни. Помимо самого Александра, единственными живыми существами на Мас-а-Тьерра были козы, кошки и крысы. Потихоньку он приручил диких котов, подкармливая их козлятиной, и те стали захаживать все чаще к его жилищу, отпугивая полчища грызунов, уничтожавших одежду и запасы. Селькирк построил два убежища: в одном спал, в другом готовил еду. Моряк питался рыбой, раками, а также мясом коз, репой и плодами капустной пальмы. Больше всего ему не хватало хлеба и соли. Изношенную со временем одежду пришлось выбросить, и тогда Александр сделал себе накидку из козьих шкур, проделывая дырки для прошивки с помощью гвоздя.

фото2.jpg
Селькирк с котами и козами на острове. (nationalgeographic.com)

Досуг его был не слишком разнообразен: когда Селькирк не охотился за скотом или морскими гадами, то развлекал себя песнями или проводил время за молитвой. Со временем он забыл вкус алкоголя и табака и научился искать радость в природе, наблюдая за птицами, черепахами и прочими созданиями, населявшими Мас-а-Тьерра. Александр жил надеждой увидеть наконец на горизонте английские паруса, однако несколько раз ему приходилось прятаться вглубь острова, когда вместо англичан на берег высаживались испанцы. Участь попасть к ним плен пугала Селькирка даже больше одинокого островного забвения. Наконец, 2 февраля 1709 года он увидел долгожданный английский корабль — «Дюк». Капитан Вудс Роджерс сделал в своем журнале запись о том, что его команда обнаружила на острове шотландского моряка, прожившего здесь в одиночестве 4 года и 4 месяца. По словам Роджерса, к тому времени наружностью Селькирк напомнил лишь подобие человека — так сильно он оброс. Капитан также отметил, что Александр обладал большой силой невероятно быстро бегал и практически разучился полноценно говорить по-английски. «Нам было сложно понять его, казалось, он произносит слова лишь наполовину», — писал Роджерс.

Тем не менее, Селькирк все же смог поведать экипажу «Дюка» свою удивительную историю. Неизвестно, поверили бы они Александру, если бы не Уильям Дампир, все тот же капитан, под началом которого когда-то ходил моряк. Дампир был одним из предводителей этой экспедиции и членом экипажа корабля Роджерса — он-то и узнал в заросшем дикаре своего старого подчиненного. Селькирк помогал морякам в ловле коз, варил для них похлебку и кормил местными овощами и фруктами, за что Роджерс был очень признателен: его команда страдала от цинги. Александру выдали одежду, его побрили и отмыли. Когда же «Робинзону» предложили корабельную еду, оказалось, что желудок Селькирка совсем отвык от засоленных припасов и не мог их переварить. Впечатленный историей Александра, Роджерс предложил ему должность второго помощника на «Дюке», которую тот с радостью принял. Прежде чем вернуться в Англию, экспедиция еще два года колесила возле побережья Перу и Эквадора, грабя испанские суда. В октябре 1711 года они наконец причалили в Лондоне.

Команда «Дюка» встречает Селькирка.
Команда «Дюка» встречает Селькирка. Источник: thetimes. co. uk

По возвращении домой Селькирк стал настоящей знаменитостью: в газетах вышло интервью с моряком, о нем писали статьи. За время последнего плавания под командованием Роджерса Александр разбогател, что позволило ему несколько лет жить на широкую ногу. В любом пабе моряка приветствовали, а местные с радостью покупали ему пиво и обед, чтобы только послушать невероятный рассказ о жизни на необитаемом острове. Впрочем, довольно скоро такая жизнь утомила Селькирка: он жаждал вернуться к тем примитивным условиям и быту, которые были на Мас-а-Тьерра. Насладившись славой в столице, он отправился в свой родной город в Шотландии, где вел фактически отшельническое существование, периодически попадая в неприятности из-за выпивки и скверного характера.

Другие вероятные «Робинзоны»

Скорее всего, Даниэль Дефо был знаком с историей Селькирка, однако его свидетельства были не единственной базой для написания романа. Другим вероятным прототипом называют капитана Роберта Нокса, попавшего в плен на Цейлоне в 1659-м году. Нокса вместе с его отцом, также мореплавателем, и командой судна задержали местные жители по приказу своего правителя. 19 лет Нокс провел пленником, за эти годы он сделал множество записей об особенностях быта и традициях обитавшего там народа. Дефо частично позаимствовал опыт Нокса для описания им впечатлений Крузо от наблюдений за дикарями.

фото4.jpg
Иллюстрация к «Робинзону Крузо», 1920 год. (mediastorehouse.com)

Еще одним возможным прототипом полагают Генри Питмана. Он был хирургом, отправленным в ссылку на Барбадос за участие в мятеже. При попытке бегства на корабле, который затем потерпел крушение, Питмана выбросило на берег необитаемого острова в Карибском архипелаге. Прожив там какое-то время, Питман сумел вернуться обратно в Англию, после чего опубликовал рассказ о своих приключениях. Некоторые исследователи полагают, что Дефо мог быть лично знаком с Питманом, таким образом писатель получил сведения «из первых рук».

Так или иначе, Селькирк, Нокс и Питман были не единственными моряками, очутившимися в разное время на необитаемых, либо заселенных местными племенами островах, — в век морских экспедиций и открытий подобных историй встречалось множество, и Дефо, безусловно, обращался к различным источникам для составления базы своего произведения. «Робинзон Крузо» — одна из ключевых и основополагающих книг классического английского романа. Эта история — не просто руководство по выживанию на необитаемом острове, но и глубокий философский литературный трактат, повествующий об обретении истинной веры посредством возвращения человека к истокам простого, «неиспорченного» цивилизацией существования.

Источники

  • The Real Robinson Crusoe www.smithsonianmag.com
  • Debunking the Myth of the ‘Real’ Robinson Crusoe www.nationalgeographic.com
  • Who Is the Real Robinson Crusoe? blog.bookstellyouwhy.com
  • Alexander Selkirk - the Real Robinson Crusoe? www.bbc.co.uk
  • The Real-Life Robinson Crusoe (Maybe) daily.jstor.org
  • Crusoe: Daniel Defoe, Robert Knox and the Creation of a Myth by Katherine Frank – review www.theguardian.com

Сборник: Наполеон Бонапарт

Деятельность выдающегося полководца оказала большое влияние на развитие военного искусства 19-го столетия.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы