Опубликовано: 26 октября Распечатать Сохранить в PDF

Великий поход китайских коммунистов в 1934 году

1Начало похода

Китайская коммунистическая партия была создана в 1921 году. На первых порах она представляла собой кружки городских интеллектуалов. Центральной власти в Китае в те годы не существовало, реальная власть на местах была сосредоточена в руках группировок генералов, командовавших провинциями и часто воевавших между собой. На юге страны власть захватили сторонники революционно-демократической Национальной партии (Гоминьдана) во главе с доктором Сунь Ятсеном. В Гоминьдане состояло несколько сот тысяч человек, и представлял он собой не организованную партию, а скорее клуб поклонников Сунь Ятсена. Структура Гоминьдана нуждалась в реорганизации, войска Ятсена терпели военные поражения от северных милитаристов. В этих условиях в начале 1923 года завязались отношения между Советским правительством и Гоминьданом. Советская Россия обязалась прислать военных советников и организовать школу для подготовки кадровых офицеров и политработников. Гоминьдан же обязался заключить союз с китайской компартией. Коммунистам рекомендовано было вступать в партию Гоминьдан, и подобное двойное членство поощрялось директивой Коминтерна. Фактически же коммунисты не заключили с Гоминьданем блок или альянс, а вошли в него как в широкое народное движение, сохранив собственные структуры. Работа коммунистов в Гоминьдане принесла весомые плоды — к концу 1925 года численность компартии достигала уже 60 тыс. человек.

После смерти в 1925 году Сунь Ятсена стала нарастать напряженность в отношениях компартии с Гоминьданем. Пришедший на смену Суню генерал Чан Кайши на первых порах изображал из себя друга Советской России. Но уже в марте 1926 года он совершил сперва бескровный переворот в Кантоне, исключив коммунистов из руководства военной школы в Вампу и размежевавшись с левым крылом Гоминьдана. По мере военных успехов в походе против северных милитаристов, руководители Гоминьдана все меньше нуждались в помощи Советского Союза и смотрели теперь на коммунистов как на конкурентов в борьбе за власть.

Вскоре разразилась трагедия. 21 марта 1927 года профсоюзы Шанхая, возглавляемые коммунистами, объявили всеобщую забастовку. В стачке приняло участие 800 тыс. человек. Вооруженная рабочая милиция подняла в городе восстание и выбила из города войска северных генералов. Власть в городе взял в руки рабочий Совет. Но в конфликт вмешалась европейская военная эскадра, т. к. в Шанхае, в отдельном закрытом квартале, жили представители английской, французской, американской колониальной элиты. Западные державы поставили условие Чан Кайши: или он подавляет коммунистический мятеж, или они начнут оккупацию. Первый удар Чан Кайши предпочел нанести чужими руками — 12 апреля 1927 года наемники из тайных обществ и китайской мафии напали на отряды рабочей милиции. Сотни коммунистов были убиты. Компартия и профсоюзы запрещены. Шанхайская резня послужила сигналом гоминьдановцам по всему Китаю для начала расправы с коммунистами. Всего жертвами террора в течение 1927 года стало более 400 тыс. человек.

Когда все рабочие организации были разгромлены, в глухих уголках китайской деревни нашли убежище бежавшие из городов коммунисты. В сельских районах стали возникать первые островки Советской власти в Китае. Но новое руководство компартии во главе с Цюй Цюбо не признавало необходимости тактического отступления, перегруппировки сил, новой стратегии. Оно по-прежнему надеялось на захват крупных городских центров путем вооруженного восстания. Результатом этого стали разгром восстания 1 августа в Наньчане и военное поражение Кантонской коммуны, закончившееся массовой резней подобной Шанхайской. В это время Мао Цзэдун организовал «Восстание осеннего урожая» в провинции Хунань. И хотя из Хунани Мао был вынужден отступить, но симпатии крестьян остались на его стороне, основа Красной армий была заложена. В 1928 году в горах Цзинганшань Красная армия соединилась с частями Чжу Дэ, отступавшими из Наньчани, и к 1929 году она была уже настолько сильна, чтобы приступить к завоеванию новой базы — Центрального Советского района на юге провинции Цзянси.

К началу 1930-х годов общая площадь Советских районов составляла четыре процента всей площади Китая, на контролируемых Советами территориях поживало около двенадцати миллионов человек. Треть площади этих территорий приходилось на Центральный Советский район, контролируемый Мао Цзэдуном.

Чан Кайши предпринял в 1930—1933 годах четыре безуспешных «похода на окружение» Центрального Советского района, для этого каждый раз в провинции Цзянси сосредотачивались огромные армейские соединения. И всякий раз Красная армия Мао Цзэдуна, умело маневрируя, уходила из ловушек, расставленных превосходящим противником. Свой пятый поход Чан Кайши подготовил особо тщательно. На этот раз была собрана армия в полмиллиона человек. Теперь гоминьдановские войска не искали лобового столкновения с Красной армией. Вся территория Советского района была окружена кольцом укрепленных огневых точек — блокгаузов. Пространство между смежными блокгаузами полностью простреливалось. По мере продвижения чанкайшистских войск строились новые блокгаузы — так кольцо вокруг Советской республики сжималось. Красная Армия оказалась в плотном окружении. Помимо внутреннего кольца, старые блокгаузы составляли еще три линии обороны.

Выбор у коммунистов оставался один: прорваться или погибнуть. Вечером 10 октября 1934 года ЦК КПК, Военно-революционный комитет и 1, 3, 5, 8 и 9-я армейские группы Красной армии (всего 86 тысяч человек) оставили Жуйцзинь и направились в Западную Хунань. 16 октября 1934 года основные части Красной армии переправились через реку Юду в южной части провинции Цзянси. По данным разведки Красной армии, наиболее слабым звеном в системе блокгаузов и оборонительных линий, возведенных гоминьдановцами, был участок на границе провинций Хунань-Гуандун-Гуанси, хотя и там имелись четыре хорошо укрепленных оборонительных пояса, расположенных на расстоянии 50−60 км друг от друга.

Ночью 21 октября 1934 года войска 1-го и 3-го фронтов Красной армии прошли первую линию блокады, и следовавшая за ними колонна покинула территорию Центрального советского района. Так начался Великий поход китайской Красной армии. Успешный прорыв первой линии обороны был осуществлен на юго-западе Цзянси на участке, который обороняла дивизия 1-й гуандунской армии.

Дальнейший марш осуществлялся в направлении к границе провинций Хунань и Цзянси, где располагалась вторая линия укреплений, которая была прорвана войсками 3-го фронта Красной армии. Между тем войска 1-го фронта не смогли овладеть сильно укрепленными горными перевалами и, отклонившись от намеченного маршрута, были вынуждены повернуть назад и присоединиться к центральной колонне.

Основной части центральной колонны благодаря форсированному маршу удалось 13−15 ноября прорвать третью линию гоминьдановских укреплений на еще не достроенном участке Ухань-Гуанчжоуской железной дороги, который обороняли хунаньские войска. На последнем этапе прорыва части красной армии понесли от преследовавших их гоминьдановских войск и авиации наиболее ощутимые потери. Из 80 с лишним тысяч человек осталось 30 тысяч. Через два месяца после начала похода частям Красной армии удалось, проделав более 500 км по труднопроходимым горным дорогам, прорвать последнюю — четвертую — полосу вражеских укреплений, которые немецкие советники Чан Кайши считали неприступными.

2Цзуньи

17 декабря Красная армия захватила Липин. 18 декабря Политбюро ЦК КПК приняло решение отказаться от плана создания советского района в Западной Хунани и отойти в Гуйчжоу, дать войскам отдых в районе Цзуньи.

От Липина центральная колонна двинулась на Цзуньи и, совершив 300-километровый переход, 7 января 1935 года овладела этим крупным торговым городом. Жители Гуйчжоу радушно принимали Красную армию. Пополнив свои ряды, сделав большие запасы оружия, боеприпасов и продовольствия, армия получила возможность использовать двухнедельную передышку и подготовиться к продолжению похода. Центральная колонна Красной армии в Цзуньи теперь насчитывала около 45 тысяч человек (из них только 30 тысяч кадровых войск); весь состав вспомогательных соединений был включен в боевые части.

На расширенном совещании Политбюро ЦК КПК с участием командных и политических кадров Красной армии и представителей советского правительства, состоявшемся 7−8 января 1935 года в Цзуньи, Мао Цзэдун и его сторонники подвергли резкой критике военные планы похода, за разработку и осуществление которых несли ответственность члены Военного комитета. Дальнейшее руководство походом перешло к Мао Цзэдуну, занявшему пост главного политического комиссара Красной армии и вошедшему в состав Политбюро ЦК КПК.

3Переправа через Янцзы

После отдыха, пополнения и переформирования в Цзуньи части Красной армии выступили на север, чтобы кратчайшим путем выйти к Янцзы, соединиться с 4-й армейской группой, руководимой Чжан Готао и базировавшейся в советском районе провинции Сычуань. Однако Чан Кайши, несмотря на распри с сычуаньскими милитаристами, сумел перебросить свои войска в Сычуань и перенес свою ставку в Чунцин, чтобы не допустить Красную армию в эту провинцию. Ему удалось создать сплошные заслоны на путях продвижения войск 1-го и 3-го фронтов Красной армии, которые вынуждены были, не достигнув Янцзы, вернуться в Цзуньи, по пути разгромив части преследовавших их гуйчжоуских войск. В течение марта-апреля 1935 года центральная армейская группа безостановочно шла на запад через южную часть провинции Гуйчжоу и восточную часть провинции Юньнань, стремясь выйти к переправе через Янцзы в ее верховье. Преследуемая по пятам гоминьдановскими и гуйчжоускими войсками, она подвергалась постоянным налетам вражеской авиации. На совещании ответственных работников ЦК КПК 10 марта 1935 года была создана руководящая тройка, ответственная за поход, в составе Мао Цзэдуна, Чжоу Эньлая и Ван Цзясяна.

Чан Кайши 24 марта перенес свою ставку в Гуйян. Подразделения Красной армии, обойдя Гуйян, захватили в окрестностях города гоминьдановский аэродром и уничтожили находившиеся там вражеские самолеты. Чтобы не нести потерь от беспрерывных бомбардировок с воздуха центральная колонна Красной армии продвигалась к реке Цзиньша (верхнее течение Янцзы) в основном по ночам. Хотя все средства переправы через реку были уничтожены гоминьдановскими войсками, Лю Бочэн, уроженец Сычуани, прекрасно знавший местные условия, сумел организовать переправу на другой берег через бурную горную реку шириной около 210 м. Переправа заняла почти неделю и завершилась 3 мая 1935 года. В это время на южном берегу появились гоминьдановские войска. Чан Кайши 10 мая перенес свою ставку из Гуйяна в столицу провинции Юньнань город Куньмин.

4Переправа через Даду

Дальнейший путь центральной колонны Красной армии проходил через районы провинции Сычуань. Ей удалось установить дружественные отношения с местным населением и продвинуться на север, где предстояло преодолеть другую мощную водную преграду — реку Даду (приток реки Цзиньша). Чан Кайши, стремившийся не допустить вступления Красной армии в Сычуань, приказал перебросить крупные соединения юньнаньских и сычуаньских войск на восточный берез реки Даду, уничтожить все средства, пригодные для переправы, и усилить бомбардировку колонн Красной армии с воздуха.

29 мая 1935 года авангард Красной армии переправился по единственному висячему цепному мосту через реку Даду. Деревянный настил моста был уже на две трети разобран противником, а сохранившаяся часть подожжена. Восстановив мост, центральная колонна Красной армии переправилась через Даду.

5В советском районе Сычуань-Сикан

Создав крупные заслоны, Чан Кайши вынудил Красную армию совершить окружной маневр. Через три недели, преодолев снежные горные хребты и болота на границе с Тибетом, она вышла на соединение с 4-й армейской группой Красной армии в Моугуне (Западная Сычуань). Из-за трудностей высокогорного перехода, болезней, недоедания, а также из-за постоянных стычек с отрядами враждебных китайцам местных жителей, армейская группа 1-го фронта Красной армии, прибывшая в Моугун, насчитывала всего около 20 тысяч человек.

Руководство 4-й армейской группировки далеко не радушно встретило приход центральной колонны Красной армии. На заседании Политбюро ЦК КПК, состоявшемся 28 июня 1935 года, Чжан Готао в своем выступлении сделал основной упор на необходимости упрочения и расширения опорной советской базы Сычуань-Сикан. Мао Цзэдун же и другие участники совещания считали пограничный район Сычуань-Сикан временной базой, откуда, после отдыха, следовало продолжить путь на север, в Ганьсу-Шэньси.

За два месяца пребывания в пограничном районе Сычуань-Сикан частей обоих фронтов Красной армии взаимоотношения между ними заметно ухудшились из-за все возраставших трудностей с размещением и снабжением войск, и усиливавшихся личных разногласий между Чжан Готао и Мао Цзэдуном. Участники похода не могли достать соли, собирали недозревшие зерна ячменя и других злаков, кору деревьев, различные коренья. Местное население враждебно относилось к китайцам.

Объединенная Красная армия с конца июня 1935 года начала продвигаться на север. В первых числах августа в Маоэргае состоялось заседание Политбюро ЦК КПК, принявшее решение идти в Ганьсу-Шэньси для ведения войны на два фронта: против гоминьдановской реакции и против японской агрессии.

6Разделение на две колонны. Путь к провинции Ганьсу

В июле 1935 года Генеральным штабом объединенной Красной армии было принято решение о разделении армии на две походные колонны, которые, двигаясь по различным параллельным маршрутам, должны были воссоединиться в провинции Ганьсу. Левая, или западная, колонна под командованием Чжу Дэ и Чжан Готао состояла из главных сил 4-го фронта Красной армии. При ней находился Генштаб. Колонна должна была следовать через обширное травянистое плоскогорье, образующее водораздел между бассейнами рек Янцзы и Хуанхэ, а затем повернуть к главному городу провинции Ганьсу — Ланьчжоу. Правая, или восточная, колонна в составе частей 1-го фронта под командой Сюй Сянцяня и Чэнь Чанхао, с которой следовали Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай и другие члены советского правительства и ЦК КПК, должна была продвигаться по восточному краю этого плоскогорья и, перевалив через ряд заснеженных горных хребтов, тоже вступить в Ганьсу. Путь правой колонны проходил по абсолютно безлюдной болотистой местности на высоте около 4000 м. Несмотря на летний период, в этих местах в течение дня несколько раз принимался лить холодный дождь, а по ночам выпадал снег. Запасы продовольствия быстро иссякли, приходилось пить сырую болотную воду, так как не было ни деревьев, ни кустарника, чтобы развести огонь. В результате многие заболели дизентерией и брюшным тифом. Достигнув предгорья Миньшаньского хребта, войска, прежде чем начать восхождение на горный перевал, остановились в городке Аси, чтобы отдохнуть и запастись продовольствием.

Левая колонна Чжан Готао и Чжу Дэ также испытывала большие трудности. Не сумев преодолеть разлившиеся на ее пути бурные реки, она вынуждена была из-за нехватки продовольствия возвратиться назад, передав приказ о возвращении и правой колонне. Однако части 1-го фронта Красной армии, следовавшие в правой колонне, не подчинились приказу Чжан Готао, и под руководством Мао Цзэдуна и Чжоу Эньлая продолжили намеченный ранее маршрут. Подразделения же 4-й фронтовой армии, участвовавшие в движении правой колонны под командованием Сюй Сянцяня, повинуясь приказу Чжан Готао, повернули обратно и в районе Маоэргая соединились с левой колонной.

Когда войска левой колонны вернулись в район Маоэргая, Чжан Готао сформировал там параллельный Центральный комитет партии и повел свои войска обратно на юг, в провинцию Сикан, неся при этом тяжелые потери.

Дальнейший поход проходил под лозунгом борьбы против Японии, в связи с чем 1-й фронт Красной армии стал именоваться Антияпонским авангардом. Его путь пролегал через снежный хребет Миньшань на границе Сычуани и Ганьсу, где пришлось вести бои с местными войсками мусульманских милитаристов из семейства Ма, сотрудничавших с гоминьданом. Затем колонна повернула на северо-запад, и под Миньсянем встретилась с войсками 25-го корпуса Красной армии под командованием Сюй Хайдуна. После соединения в Миньсяне 25-й корпус Сюй Хайдуна шел в авангарде армии 1-го фронта, отбивая атаки кавалерии мусульманского генерала Ма Хунбина.

7Завершение похода

В провинции Шэньси, куда следовала Красная армия 1-го фронта, дислоцировалась отступавшая из Маньчжурии после ее захвата японцами 50-тысячная Северо-восточная армия маршала Чжан Сюэляна и 17-я армия Северо-западных войск губернатора Шэньси генерала Ян Хучэна. Несмотря на приказы Чан Кайши, они не вели активных боевых действий против советского района и частей Красной армии.

В середине октября 1935 года войска 1-го фронта провели свой последний бой с противником у самой границы советского района Северной Шэньси, где им преградила путь кавалерийская бригада 17-й армии Ян Хучэна. Через два дня они достигли города Баоань, одного из центров советского района Северной Шэньси, где состоялась их встреча с командиром 15-го корпуса Красной армии Лю Чжиданем. В Баоане штабная и обозная колонны 1-го фронта отделились от боевых частей и направились в Ваяобао, уездный город северной Шэньси, где находились советская администрация и местный партком КПК.

20 октября 1935 года, ровно через год после прорыва блокады в Цзянси, Красная армия завершила в Ваяобао свой исторический Великий поход. Ее численность к концу поход составляла не более 7−8 тысяч человек, среди них лишь 4 тысячи участников похода, выступивших из Центрального советского района в Цзянси. Красная армия прошла с непрерывными боями свыше 10 тысяч километров, пересекла 12 провинций, преодолела 18 горных цепей, форсировала 24 крупные реки.

Между тем, Чжан Готао в середине октября 1936 года сформировал из войск 4-го фронта Красной армии так называемую «армию западного направления» численностью в 20 тысяч человек и повел ее вопреки решению ЦК КПК на запад, в провинцию Синьцзян. Армия Готао была окружена войсками местных мусульманских милитаристов из семейства Ма в районе Гаотайцзи (провинция Ганьсу) и полностью разгромлена. Только небольшой группе (800 человек) личного состава удалось в конце-концов прорваться в Синьцзян.

Источники: pl.maoism.ru, ru.wikipedia.org