«В летнее время станция эта является очень оживлённою: здесь, во время прихода поезда, толпятся кроме продавцов хлеба, выборгских кренделей, разных вод и проч. — множество дачников. Вся масса дачников по выходе из вагонов преспокойно усаживается в таратайки, быстро несущиеся по большой ровной дороге, по направлению к деревне и дачам, начинающимся сейчас же у станции, на стороне, ближайшей к морю," - писал о Терийоках (современный Зеленогорск) в конце 19-го века публицист Василий Симанский. В эти годы Карельский перешеек был одним из самых популярных мест отдыха петербуржцев, а дачи на «Северной Ривьере» росли как на дрожжах.

Карельский перешеек на границе культур

На протяжении всех Средних веков и раннего Нового времени Карельский перешеек был ареной противостояния России и Швеции. В первой четверти 18-го века по итогам Великой Северной войны этот регион вошёл в состав молодой империи. Он стал частью Санкт-Петербургской губернии. В 1744 году, после очередной Русско-шведской войны, была образована Выборгская губерния, в которой оказались финские территории, присоединённые в ходе конфликтов первой половины 18-го века.

1.jpg
Выборгская губерния. (Wikimedia Commons)

В новых областях были сохранены управленческие традиции времён шведского владычества. Вместе с этим на Карельском перешейке стали появляться владения знатных российских вельмож — так называемые «донационные» земли. Первыми такие поместья получили комендант Выборгской крепости Григорий Чернышёв и адмирал Корнелиус Крюйс. С течением времени на Карельский перешеек распространяется и крепостное право.

В 1809 году, после завоевания Финляндии Россией по результатам последней Русско-шведской войны, «Старая Финляндия», как называли Выборгскую губернию, переходит в состав автономного Великого Княжества. Помещики, владевшие землями на перешейке, оказались фактически в другой стране из-за различий в правовых системах. Некоторые были вынуждены продать свои имения, другие пытались организовать производства на своих землях. Кто-то перешёл в финляндское подданство. Русское население оставалось влиятельным, но всё же меньшинством на территории бывшей Выборгской губернии.

Дачный бум

Новая страница в истории Карельского перешейка открылась во второй половине 19-го века. Бурное развитие столицы империи, Санкт-Петербурга и бум строительства железных дорог изменили жизнь района, в особенности его прибрежной части. В феврале 1870 года открылась магистраль, соединившая столицу империи и городок Рийхимяки через Выборг. На строительстве железной дороги работали тысячи финнов, расселившихся на всём её протяжении.

Удобная инфраструктура, природа и побережье Финского залива сделали западную часть Карельского перешейка крайне притягательной для горожан. Жители Санкт-Петербурга, устававшие от пыльного города в летние месяцы, садились на пассажирские поезда и уезжали на отдых в посёлки «Старой Финляндии» — Куоккале (совр. Репино), Тюрисевя (Ушково), Ваммелсуу (Серово), Райволе (Рощино). Центром «Северной Ривьеры» стал городок Терийоки (Зеленогорск), буквально за несколько десятилетий превратившийся в крупный русскоязычный центр Карельского перешейка.

2.jpg
Берег Финского залива, Терийоки. (Wikimedia Commons)

Местные жители, бывшие крестьяне, охотно сдавали дома на летние месяцы столичным гостям. В 1891 году российским подданным было разрешено приобретать недвижимость в личное владение. Позднее на курортных территориях разрешили использовать российский рубль в качестве средства платежей. Приезжие из столицы (стоит отметить, что подданные империи приезжали не только из Петербурга — достаточно дачников относилось и к другим российским регионам) стимулировали экономическое развитие прибрежных районов. Многие местные жители работали в сфере обслуживания: на железных дорогах, в магазинах или прислугой у дачников.

В начале 20-го века российских дачных хозяйств, расположенных на востоке Карельского перешейка, насчитывалось более 4,5 тыс. Около 1,5 тыс. располагались в Терийоках. Городок стал столицей «Русской Финляндии», как в это время называли весь регион.

Место отдыха интеллигенции

Дачники Карельского перешейка представляли совершенно разные социальные слои населения. Так, из полутора тысяч русских в Терийоках лишь 211 человек принадлежали к дворянскому сословию. Большинство владельцев недвижимости относились к торговцам, промышленникам и лицам свободных профессий. Были и те, кто зарабатывал на жизнь физическим трудом — таких насчитывалось чуть более 200 человек. Так или иначе, эту статистику можно распространить и на другие дачные посёлки района.

Среди дачников было много известных людей. Среди них — Илья Репин, живший в своей усадьбе «Пенаты» в Куоаккале. Художник приобрёл участок в 1899 году. Близость от Петербурга, где Репин был ректором Академии Художеств, и уединённость были главными причинами этой покупки. «Пенаты» стали одним из культурных центров «Русской Финляндии». В усадьбе художника собирались деятели культуры и знакомили друг друга со своими произведениями. После революции Илья Репин остался в «Пенатах» и стал гражданином Финляндии.

3.jpg
Репин с гостями в Пенатах. (Wikimedia Commons)

В Куоккале проживали и другие известные российские фамилии. Дмитрий Лихачёв впоследствии оставил такие воспоминания: «Здесь постоянно живёт семья Анненковых, сыгравшая большую роль в культурной жизни России, а сын Юрий — уже и в художественной жизни эмиграции. Здесь виолончелист Мариинского театра Альберт Пуни, со своим многочисленным семейством — его старшая дочь Мария Альбертовна экстравагантностью поведения похожа на Настасью Филипповну. Живёт Горький, бывает наездами Мейерхольд. И чего только ни вытворяет Корней Иванович Чуковский в местном театрике, или прямо в вагонах Финляндской железной дороги, возвращаясь из города, или на пляже». Именно здесь Корней Чуковский собирал материалы для своего знаменитого альманаха «Чукоккала», в котором публиковались Борис Пастернак, Анна Ахматова, Александр Блок, Владимир Маяковский — перечислять можно бесконечно. В целом культурная жизнь Северной Ривьеры била ключом: проводились публичные чтения, а в Терийоках работал русский театр.

Другим обитателем «Русской Финляндии» был писатель Леонид Андреев. Его дача находилась в посёлке Ваммельсуу (совр. Серово). Андреев приобрёл небольшой участок и выстроил там виллу, которую назвал «Белая ночь». Местные, впрочем, величали её «Замок дьявола». Сын писателя, Вадим, вспоминал: «Дом, построенный по рисункам отца, был тяжёл, великолепен и красив. Большая четырёхугольная башня возвышалась на семь саженей над землёю». Так же, как и в случае с Репиным, после революции дача оказалась на территории Финляндии. В отличие от «Пенат», «Белая ночь» не сохранилась до наших дней.

Пристанище на Северной Ривьере находили не только люди искусства. В годы Первой Русской революции дачи Терийок и его окрестностей использовались большевиками. Здесь они скрывались от преследования полиции, проводили подпольные съезды. В «столице» «Русской Финляндии» проводились митинги, о которых сообщала местная пресса: «Все речи отличались крайне революционным содержанием и почти каждый из ораторов заканчивал свою речь призывом к активной борьбе с правительством».

Судьба Северной Ривьеры

Революция 1917 года и последовавшая за ней Гражданская война (как в России, так и в Финляндии) ознаменовали собой конец русского дачного периода в истории Карельского перешейка. Кто-то спешно покинул страну, кто-то был вынужден продать свою дачу из-за плачевного материального положения. В 1919 году финляндский Сенат постановил, что иностранные граждане больше не могут владеть недвижимостью в Выборгской губернии. Немногие смогли получить гражданство Суоми и остаться на прежнем месте жительства. В основном это касалось русских, проживавших в Терийоках и Выборге.

4.jpg
Столовая дачи Репина. (Wikimedia Commons)

Большинство дач перешло в собственность государства. В них открывались школы и культурные учреждения. Русские уже не играли практически никакой роли в жизни курортного района. Зато Терийоки и его окрестности открыли для себя сами финны. В межвоенный период благодаря успешной рекламной кампании Северная Ривьера превратилась в самое популярное место отдыха страны. Инфраструктура, созданная во времена империи, продолжала функционировать, теперь уже для собственных граждан. Тем не менее многие отмечали заброшенность зданий, оставшихся в наследство от русских. В частности, такой отрывок можно обнаружить в одной из финских газет:

«Ныне эти виллы смотрят на прохожего пустыми глазницами, а их покинутые комнаты отзываются гулким эхом. Многое повидали стены этих зданий. Они хранят память о шикарных балах, которые графы и князья устраивали на паркетах просторных салонов и где блистали знаменитые красавицы великого Петербурга».

Идиллии помешала Зимняя война. Карельский перешеек стал ареной тяжёлых боёв между финской и советской армиями. Местные жители, в том числе и оставшиеся немногочисленные русские, спешно эвакуировались из занятых красноармейцами посёлков и городов. После подписания Московского мирного договора в 1940 году Северная Ривьера стала частью Ленинградской области. В советское время она оставалась одним из главных курортных районов Северо-Запада и центров культурной жизни — но уже другой — Советской России.

Источники

  • Гусаров А. От Финляндского вокзала до Выборга. Из истории Финляндской железной дороги. СПб., 2016.
  • Балашов Е.А. Карельский перешеек – земля неизведанная. Часть 1. СПб., 2007.
  • Мусаев В.И. Русские дачи на Карельском перешейке в конце XIX – начале XX века // История Петербурга. №4. 2005.

Сборник: Апартеид в ЮАР

Политика расовой сегрегации проводилась в стране с 1948-го по 1994 год и была завершена после избрания президентом ЮАР Нельсона Манделы.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы