Актуальный вопрос об оценке материальных средств, израсходованных ленинской партией после Октябрьского переворота 1917 года на поддержку международного коммунистического, революционного и национально-освободительного движения, остаётся до сих пор открытым. Ежегодные выплаты по разным статьям были значительными.

Например, из доступных источников следует, что 6 декабря 1922 года — после катастрофического по показателям смертности голода в РСФСР и государственной кампании по принудительному изъятию церковных ценностей — члены специальной комиссии политбюро ЦК РКП (б) Григорий Зиновьев, Лев Троцкий, Валериан Куйбышев, Осип Пятницкий и Григорий Сокольников постановили предоставить зарубежным товарищам по линии Коминтерна более 1,6 млн золотых рублей. Больше всего денег получили немцы (350 тыс.), молодёжная секция (250 тыс.) и итальянцы (200 тыс.). Одновременно борцы за светлое будущее всего человечества дополнили протокол: коммунистам Италии «при объединении с Социалистической партией можно будет ещё выдать» [золотых рублей]. В то же время среднемесячный заработок рабочего, по расчётам социолога Питирима Сорокина, колебался в пределах 2−7 рублей. По данным группы специалистов-демографов, работавших под руководством Евгения Андреева, голод 1921−1922 годов унёс около пяти миллионов человеческих жизней.

1.jpg
Митинг на Ходынке, 1927 г. (Wikimedia Commons)

Впоследствии субсидии неуклонно росли, и их полный перечень неясен, тем более речь шла о высшей степени секретности. 20 мая 1953 года члены Президиума ЦК КПСС потребовали от Михаила Суслова, руководившего отделом ЦК по связям с иностранными компартиями, «обеспечить соблюдение строжайшей конспирации при оказании денежной помощи братским партиям, привлекая к тому делу лишь минимальное количество вполне проверенных лиц». Коммунистические партии Австрии и Финляндии тогда получили по 400 тыс. долл.

В 1966 году объявленная материальная помощь КПСС по линии «Международного фонда помощи левым рабочим организациям» составила 13,2 млн долл. В списке опекаемых «друзей» и «соратников» числились Социалистическая рабоче-крестьянская партия Нигерии, Народный авангард Коста-Рики, Африканская партия независимости португальской Гвинеи и островов Зелёного Мыса, Союз африканских народов Зимбабве, партия Народного единения Гаити и прочие экзотические организации, получавшие каждый год из далёкой Москвы десятки тысяч золотых долларов. Денег, естественно, им не хватало, и на следующий год руководители КПСС во главе с генеральным секретарём ЦК Леонидом Брежневым согласились увеличить взнос на 0,8 млн долл. В то же время в 1967 году члены ЦК КПСС и Совета министров СССР сокрушались: «Производство ряда важнейших видов мясных и молочных продуктов не обеспечивает возрастающих потребностей населения». Но, как говорил пенсионер Вячеслав Молотов, «ну и чёрт с ним, с мясом, только бы империализм подох!» Верный сталинец воспитал хорошую смену. Поэтому в 1979 году ежегодный взнос КПСС составил 15 млн долл., в 1980 — 15,5 млн долл. и так далее.

11 декабря 1989 года — на пороге крушения Коммунистической партии и Советского Союза — члены политбюро ЦК КПСС приняли предложение Международного отдела ЦК КПСС «об определении долевого взноса КПСС в Международный фонд помощи левым рабочим организациям на 1990 год в размере 22 млн долл.» (протокол № 175 заседания). К тому времени талонная система уже стала неотъемлемой частью советского быта. Тем не менее Госбанк СССР получил указание руководителей КПСС выделить указанную в протоколе сумму «на специальные цели». Какие всё-таки средства в итоге были на них потрачены между 1922 и 1989 годом, историкам ещё предстоит выяснить.

Однако дефицитная валюта от имени трудящихся СССР щедро отпускалась не только на мировую революцию и преображение островов Зелёного Мыса. «Обобщали (по поручению ЦК) просьбы братских партий, высказанные во время празднования 50-летия СССР, — записал в дневнике 8 января 1973 года ответственный сотрудник Международного отдела ЦК КПСС Анатолий Черняев. — В основном это — деньги и деньги: на издание газет, устройство мелких фирм, пенсии ветеранам, но также, например, и для того, чтобы определить племянницу в Московскую консерваторию, содержать сына со стипендией в Киевском университете, «помочь» написать книгу (то есть написать за лидера партии, а он подпишет) и т. п. Словом, удручающая картина». Менее чем через двадцать лет деньги закончились.

2.jpg
Смета Коминтерна. (Hoover Institution Archives, Stanford University. Volkogonov Dmitry Papers)

Вниманию читателей журнала «Дилетант» предлагается смета расходов Исполкома Коминтерна на 1924 год, утверждённая членами специальной комиссии политбюро ЦК РКП (б) Вячеславом Молотовым, Осипом Пятницким и Ароном Вайнштейном, представлявшим коллегию Наркомфина. Основную часть средств в размере 750 тыс. долл. на полугодие снова получила Коммунистическая партия Германии, включая 40 тыс. долл. на военные нужды и закупку оружия. При этом формально руководители РКП (б) заявляли о готовности выстраивать советско-германские отношения в духе доброжелательности и сотрудничества, рассматривая Веймарскую республику в качестве возможного инструмента борьбы против англо-французских капиталистов в Европе. В 1923 году член ЦК РКП (б) и Исполкома Коминтерна Карл Радек назвал необходимым «усиливание оппозиции Германии против [западных] союзников». По мнению Радека, в руках правительства СССР находились «три крупных козыря»: 1) способность Красной армии вторгнуться в Польшу («наша военная сила может опрокинуть польский столб Версальского мира»); 2) значение для германской экономики сырьевых ресурсов СССР; 3) возможность закрыть к ним доступ, чем завершить изоляцию Германии. В то же время руководители РКП (б), в соответствии с ленинской доктриной, поддерживали подпольную деятельность Коминтерна и его структур, направленную на разрушение буржуазно-капиталистического мира.

Микрофильмы с копиями документов о финансировании большевиками мирового коммунистического движения доступны для исследователей в коллекциях генерал-полковника Дмитрия Волкогонова и «фонда 89» в собрании Гуверовского архива Стэнфордского университета в Пало-Альто (Hoover Institution Archives, Stanford University. Volkogonov Dmitry Papers. Box 2. Reel 20; Collection Archives of the Soviet Communist Party and Soviet state (fond 89). Reel 1.1002. Оп. 38. Д. 9).

Автор публикации — кандидат исторических наук

Источники

  • «Дилетант» №69 (сентябрь 2021)

Сборник: Апартеид в ЮАР

Политика расовой сегрегации проводилась в стране с 1948-го по 1994 год и была завершена после избрания президентом ЮАР Нельсона Манделы.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы