«Лучше умереть, чем отречься от Господа нашего, Иисуса Христа, не опасаясь ни мученичества, ни смерти, в какой бы форме она ни пришла! Сыновья, не будьте трусами! Вставайте и защищайте правое дело!» Такие возгласы звучали во многих мексиканских провинциях в середине 1920-х гг. Спустя почти 10 лет после победы революции в стране разгорелась настоящая гражданская война, названная «восстанием кристерос». Поводом к её началу стала антирелигиозная политика мексиканского правительства.

Положение католической церкви

Отношения церкви и государства складывались весьма тяжело на протяжении всей истории Мексики. В эпоху испанского владычества католические священники и епархия в целом занимали привилегированное положение в обществе как в политическом, так и в экономическом отношении. Ещё во время войны за независимость в первой четверти 19-го века наиболее радикальные борцы против испанского владычества предлагали серьёзно ограничить церковное влияние, однако в конституции 1824 года католичество объявлялось государственной религией, а привилегии клира подтвердились.

Ситуация изменилась в середине столетия, при разработке новой конституции страны. В 1857 году феодальные привилегии церкви («фуэрос») были упразднены. Позднее из ведения духовных лиц вывели фиксацию актов гражданского состояния. Реформа вызвала раскол в стране, который привёл к настоящей гражданской войне, победителями из которой вышли сторонники ограничения влияния церкви. Тем не менее конституция частично игнорировалась в провинциях, где позиции католических священников были сильны. Провозглашая одно, на деле власти поступали совершенно по-другому, дабы сохранить шаткое равновесие.

5.jpg
Мексиканская революция. (Wikimedia Commons)

В 1917 году новые власти, пришедшие на смену старым в результате революции, нанесли по церкви очередной сокрушительный удар. Корпорация католических священников лишалась возможности открывать монастыри, участвовать в начальном и среднем образовании, также ей запрещалось владеть имуществом и участвовать в политике страны. В ответ на это церковники начали создавать организации, юридически независимые, но фактически находившиеся под их влиянием. Такими стали, например, Католическая ассоциация мексиканской молодёжи (где, помимо прочего, членов учили обращаться с оружием) и Союз католических дам Мексики. В обе организации входило примерно по 20 тыс. человек по всей стране.

Антицерковные инициативы Плутарко Кальеса

В середине 1920-х гг. мексиканское правительство, оправившееся от турбулентности первых послереволюционных лет, приступило к реализации положений конституции, что откладывалось из-за постоянных рисков государственных переворотов. Президент Плутарко Кальес, пришедший ко власти в 1924 году, развернул активную антиклерикальную деятельность, в чём ему помогали коммунисты и профсоюзы. Он не скрывал свой атеизм, за что католики называли главу государства большевиком и безбожником. Тот же в ответ обвинял церковь в том, что на протяжении всей истории Мексики она ограничивала прогресс и развитие страны.

С течением времени ситуация усугублялась. В 1925 году на Кальеса было совершено покушение — в президента стреляла католическая фанатичка. В ответ глава государства потребовал от губернаторов немедленно исполнить положения конституции 1917 года, поскольку в некоторых регионах на антицерковные статьи закрывали глаза, боясь народного негодования. Не достигнув ощутимых результатов, Кальес обратился к Конгрессу с просьбой дать ему чрезвычайные полномочия для изменения уголовного кодекса страны: особенно жёстко предполагалось наказывать на неисполнение «религиозных» статей.

2.jpg
Плутарко Кальес. (Wikimedia Commons)

В ответ на это духовные деятели выступили единым фронтом с критикой статей конституции и опубликовали обращение в одной из крупнейших столичных газет, «Эль Универсаль», в которой, помимо прочего, говорилось: «мы не изменили нашего мнения относительно необходимости протестовать против тех статей Конституции, которые ущемляют наши догмы и свободу церкви…»

Наконец, 2 июля 1926 года были опубликованы так называемые «законы Кальяса». За критику конституции и нарушение статей грозили реальные тюремные сроки. В ответ на это католические профсоюзы объявили о начале забастовки. Однако президент был настроен решительно: «Я верю, что мы переживаем момент, когда размежевание обоих лагерей стало окончательным. Приближается час решающей битвы. Мы наконец узнаем, победила ли Революция, или триумф Революции был эфемерным».

Ситуация быстро подходила к эскалации. Не хватало только искры.

Священная война

3 августа в городе Гвадалахара эта искра появилась. Несколько сот вооружённых католиков заперлись в одной из церквей. На штурм были отправлены федеральные войска. Оборонявшиеся сдались только после исчерпания боеприпасов. На следующий день похожие события состоялись в городе Мичоакана. Однако там после штурма церкви солдаты зверски убили епископа и оставшихся в живых прихожан. Насилие постепенно распространялось по всей стране. Официальные церковные деятели открещивались от этих акций, пытаясь решить вопросы за столом переговоров. Открестились они и от Католической ассоциации мексиканской молодёжи, ставшей базой для антиправительственных выступлений. Её лидер, Рене Гарса, 1 января 1927 года опубликовал обращение к населению страны, в котором призывал выйти с оружием в руках в защиту «веры Христовой».

4.jpg
Повстанцы-кристерос. (Wikimedia Commons)

Впрочем, «кристерос» (от «Guerra de los Cristeros») не были однородными в своём составе. Здесь можно было встретить священников, крестьян, недовольных реализацией аграрной реформы после революции, консервативных противников режима, пришедшего в Мексике ко власти в 1917 году в результате революции. Восставшие вели в основном партизанскую борьбу — именно в таком духе могли действовать ополченцы, не имевшие боевого опыта в условиях весьма скудного материального обеспечения. Однако им удалось одержать несколько побед над федеральными войсками, которые обеспечивались в том числе поставками вооружений из США — несмотря на сложные отношения с президентом Кальясом, Вашингтон поддержал официальный Мехико в конфликте.

Ожесточённые боевые действия длились несколько лет. Противники прибегали к массовым беспричинным убийствам, расстрелам пленных и пыткам. По разным подсчётам, всего за годы войны погибло до четверти миллиона мексиканцев. Жестокости хватало с обеих сторон: зачищавшие провинции правительственные войска иногда прибегали к изолированию поселений. «Кристерос» же, нападая на поезда в поисках средств, могли вырезать всех пассажиров.

Последствия войны

К 1929 году противники стали искать возможности для примирения. Ни одна из сторон не могла достичь успеха: «кристерос» из-за того, что им не хватало людей и материального обеспечения, а федералам — внутреннего единства, существовали риски восстаний внутри армии. При посредничестве американского посла Дуайта Морроу осенью 1928 года новый президент страны Эмилио Портес и представители «кристерос» сели за стол переговоров. В итоге летом 1929 года было достигнуто соглашение, по которому католикам предоставлялись уступки: среди них было разрешение религиозного образования в церквях и право на предоставление петиций в правительство. Церковное имущество возвращалось церкви, однако юридически оно оставалось во владении клириков.

1.jpg
Знамя кристерос. (Wikimedia Commons)

После этого восстание пошло по нисходящей. Епископы просили вернуться своих сторонников по домам — и в конце 1929 года большая часть «кристерос» действительно сложила оружие. Однако те, кто воевал не только за веру, продолжали партизанить. Для их усмирения церковникам пришлось пойти на жёсткие меры: пригрозить отлучением от церкви.

Однако правительство продолжало преследования священников, а в отдельных провинциях казням подверглись сотни участников восстания. Это стало причиной массовой миграции из Мексики в другие страны, прежде всего в США. Раскол, сотрясший страну во время «восстания кристерос», Мексика не могла преодолеть долгое время. Федеральное правительство лишь в 1940 году прекратило преследовать деятелей церкви, а официальные отношения с Ватиканом были восстановлены только в 1988 году.

Источники

  • Платошкин Н. История Мексиканской революции. Т.2. М., 2011.
  • Bailey D. C. The Cristero Rebellion and the Church-State Conflict in Mexico. Austin, 1974.

Сборник: Дмитрий Донской

В его правление была значительно расширена территория Московского княжества. За победу в Куликовской битве он был прозван Донским.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы