«Кино — это жизнь, из которой вырезано всё скучное», — сказал Альфред Хичкок. Хотя в какой-то момент голливудское кино чуть не стало жизнью, из которой вырезано всё интересное. Речь о периоде с 1934 по 1960 годы, когда в Голливуде действовал так называемый Кодекс Хейса.

Кино как объект нападок

Кино, которое прославило Америку и сделало Голливуд почти что именем нарицательным, не всегда было в чести у власти. К нему относились как к инструменту, который должен воспитывать и не будоражить.

Регулировать его в США начали практически с момента появления кинематографа на свет. Первый сеанс, организованный братьями Люмьер, состоялся в Париже в 1895 г., а уже в 1897-м в штате Мэн запретили демонстрировать фильм о боксе. В 1896 г. на экраны вышел фильм «Поцелуй» (его название описывает и основное содержание). Что писали газеты? «Увеличенное до пропорций Гаргантюа, это омерзительное зрелище не вызывает ничего, кроме чувства тошноты. Немедленное вмешательство полиции — вот всё, что требуется».

5.jpg
Кадр из фильма «Поцелуй», 1896 г. (commons.wikimedia.org)

В 1915 г. американский кинематограф ждало по-настоящему серьёзное ограничение. В тот год в прокат вышел фильм Дэвида Гриффита «Рождение нации». Трёхчасовая немая картина рассказывала о годах Гражданской войны и послевоенном периоде. Темнокожих американцев Гриффит показал недалёкими и агрессивными (при этом играли их белые актёры с покрытой гримом кожей), а ку-клус-клановцев представил чуть ли не спасителями нации.

С одной стороны, картина вызвала невероятный интерес и собрала около 2,5 млн долл. на современные деньги. С другой, она возмутила борцов за права цветного населения. В итоге Верховный суд США принял решение, что кинофильмы как коммерческая продукция не подпадают под действие Первой поправки Конституции, защищающей свободу слова. С этого момента власти города или штата могли сами принимать решение, разрешить фильм к прокату или нет.

2.jpg
Афиша фильма «Рождение нации». (commons.wikimedia.org)

Но это ещё полбеды. К делу борьбы с непристойным кинематографом подключилась церковь. Дошло до того (забежим вперёд), что в 1934 г. начала работать организация, созданная Епископальным комитетом по кинематографии, — «Легион благочестия». Он мог устроить митинг под лозунгом «билет на непристойный фильм — билет в ад», а мог и организовать в неугодном кинотеатре пожар.

Преступления и разврат

Кино американцы любили, особенно его утешающую силу в годы Великой депрессии. Но вот сам Голливуд считали вместилищем разврата. Любой скандал раздувался прессой. Например, в 1922 г. был убит режиссёр и актёр Уильям Десмонд Тейлор. Преступление так и не было раскрыто, но расследование было громким. Выяснилось, что одновременно он крутил несколько романов. В 1921 г. популярнейшего комика и любимца публики Роско «Фэтти» Арбакла обвинили в изнасиловании и убийстве актрисы Вирджинии Рэпп. Обвинения в итоге были сняты, но и репутации, и карьере актёра был нанесён непоправимый урон.

3.jpg
Роско Арбакл. (commons.wikimedia.org)

С таким Голливудом надо было что-то делать. Тем более что кино смотрели дети, а оградить их от тлетворного влияния надо было в первую очередь. Да и взрослым не стоило видеть всё, что показывали на экране. В 1920-е гг. в кино были и эротические сцены, и межрасовые связи, и даже употребление наркотиков. Мы помним про свободу местных властей не пустить фильм на экран, и они им пользовались. В этой ситуации режиссёры пришли к мысли, что придётся взять регулирование индустрии в свои руки: пока за дело не взялось государство, принять внутренний кодекс и следовать ему. Так появился Кодекс Хейса.

Есть и другая точка зрения, которую высказал режиссёр, продюсер и сценарист Ричард Молтби. Он считает, что кодекс саморегулирования стал для кинематографистов способом «пойти на опережение». С одной стороны, они опасались, что американские протестанты, выступавшие за «традиционные ценности», окажутся достаточно сильны. С другой, антимонопольные органы США пошли в наступление на кинотеатры, роль государства в индустрии могла усилиться. Не желая ни разбираться с консерваторами, ни бодаться с правительством, режиссёры, продюсеры и прокатчики решили сделать отвлекающий манёвр. Его роль и сыграл Кодекс Хейса. Если план был такой, то задумка сработала.

6.jpg
Уильям Хейс. (commons.wikimedia.org)

Нельзя и совсем нельзя

В 1922 г. кинематографисты пригласили Уильяма Хейса, бывшего министра почты США, а также старосту пресвитерианской церкви. Он должен был стать своего рода независимым экспертом, который оценит положение дел в индустрии и предложит механизм регулирования. Ранее такое же решение приняли в Высшей бейсбольной лиге, так что образец у киношников был. Хейс возглавил Ассоциацию производителей и прокатчиков фильмов и начал подготовку регулирующего документа.

В 1927 г. он предложил руководителям основных голливудских студий присоединиться к выработке норм, и они откликнулись. В итоге получился документ в двух частях: нельзя показывать на экране и не рекомендуется показывать на экране.

4.jpg
Thou Shall Not 1940-х гг., нарушившая основные положения Кодекса Хейса. (commons.wikimedia.org)

Полный запрет налагался на нецензурную и экспрессивную лексику, изображение соблазнительной наготы, любые намёки на сексуальные извращения, изображение смешанных браков или межрасовых интимных отношений и т. д. Кстати, представителей любой религии оскорблять было нельзя, а вот брань в адрес атеистов допускалась.

Список того, что не рекомендуется показывать в кино, был куда шире: от международных отношений и сомнительных действий с флагом до сцен, демонстрирующих убийства. Мужчина и женщина отныне не могли на экране оказаться в одной постели. Мятежи и восстания тоже ушли за кадр.

7.jpg
Кадр из фильма «Это случилось однажды ночью», 1934 г. (commons.wikimedia.org)

Кодекс не был простым перечислением пунктов, по ним давались разъяснения. Например, какие танцы могли иметь место в кино? Такие, которые не изображают сексуальные действия или не намекают на таковые (что бы это ни значило). В общем, танец не должен быть «непристойным выражением страсти». При изображении супружеской спальни надо было руководствоваться «вкусом и тактом». Знакомая и сегодня ситуация: ограничение есть, но до какой степени оно строгое — определяйте сами.

В общем, если в фильме показывали непристойное поведение, зло или грех, режиссёр должен был снять их так, чтобы публика никогда не испытывала симпатий к тёмной стороне силы. Это прекрасно объяснил герой незаконченного романа Фицджеральда «Последний магнат» продюсер Монро Стар: «Что бы она ни делала, ею движет одно. Идёт ли она по улице, ею движет желание спать с Кеном Уиллардом; ест ли обед — ею движет желание набраться сил для той же цели. Но нельзя ни на минуту создавать впечатление, что она хотя бы в мыслях способна лечь с Кеном Уиллардом в постель, не освящённую браком».

8.jpg
Кадр из фильма «Бродвейская мелодия», 1940 г. (commons.wikimedia.org)

Соблюдать, обходить, нарушать

В 1930 г. Кодекс был составлен и начал применяться. Его можно было и не соблюдать, преследований или наказаний не последовало бы. Но вольности со стороны режиссёра приводили к тому, что кинотеатры не брали картины в прокат. В том же году на базе Ассоциации производителей и прокатчиков фильмов появилась Администрация производственного Кодекса. Это были цензоры, которые следили за пристойностью, шутками, а также за тем, чтобы экранный поцелуй не длился больше 3 секунд, а кровати экранных мужа и жены стояли на расстоянии не менее 70 см друг от друга.

И режиссёры шли на уступки. Автор фильма «Мистер Смит едет в Вашингтон» Фрэнк Капра пошёл на переделку сценария. По первоначальному сюжету, честный сенатор Джефферсон Смит начинал бороться против коррупции и проигрывал. В итоговом варианте акценты смягчили, коррупция предстала не системой, а частным случаем, и Смит стал чуть ли не национальным героем. К сценарию фильма «Чудо Морганс-Крик» режиссёра Престона Стерджеса было столько замечаний, что производство начали всего с 10 утверждёнными страницами. В фильме «Горбун Собора Парижской Богоматери» Фролло вдруг стал судьёй — ведь священника нельзя было показывать в неприглядном свете.

9.jpg
Кадр из фильма «Дурная слава». (commons.wikimedia.org)

Кое-кто обходил запреты. Например, в фильме «Дурная слава» Хичкока герои Кэри Гранта и Ингрид Бергман целуются в кадре больше двух минут. Они обмениваются короткими поцелуями, не разрывая объятий. В итоге сцена получилась очень нежной и лиричной. В «Унесённых ветром» герой Кларка Гейбла произносит: «Дорогая, если честно, мне наплевать». В оригинале звучит слово damn, «проклятие». По легенде, режиссёр Сэлзник заплатил 5 тыс. долл. за бранное слово. На самом деле подобные слова можно было произносить, если этого требовали экранные обстоятельства, но миф о 5 тысячах так понравился зрителям, что его можно услышать до сих пор.

К началу 1960-х гг. стало понятно, что Кодекс трещит по всем швам. Отличным примером здесь может быть картина «Некоторые любят погорячее», больше известная нашему зрителю как «В джазе только девушки». В фильме 1959 г., когда номинально Кодекс ещё действовал, было полное собрание запретных тем: алкоголь, сексуальность, переодевание мужчин в женщин и десятки шуток в связи с этим, соблазнение, а в финале хрестоматийное:

— Господи, я мужчина!
— У каждого свои недостатки.

Фильм не прошёл цензуру, но это не помешало кинотеатрам показывать его. Никому не хотелось терять такие сборы. В титрах картины не было значка Американской киноассоциации. Вот, собственно, и всё.

10.jpg
На съемках фильма «В джазе только девушки». (flickr.com)

Окончательно распрощались с Кодексом Хейса в 1968 г. К тому моменту стало очевидно, что «стерилизованное» кино проигрывает телевидению, надо было бороться за зрителя. Фильмам начали присваивать возрастные рейтинги, и эта система существует до сих пор.

Источники

  • Кодекс производства кинофильмов 1930-го года (полный текст)
  • Фомина В.А. Мифы и штампы довоенного американского кино, Вестник ВГИК, 2011 г., №2
  • Юдин К.А. Кинополитика и идеология СШАв период «холодной войны», Вопросы истории, 2020 г., №12
  • Дон Б. Соува. 125 Запрещённых фильмов: цензурная история мирового кинематографа, Издательство «Ультра.Культура», 2008 г.
  • Заяц А. Как Кодекс Хейса не удержал моральных устоев
  • Молтби Р. Скорее опороченный, чем порочный, Сеанс, 2011 г., №37/38
  • Иваницкая А. Кодекс Хейса: как в Америке режиссёрам запрещали показывать поцелуи, роды и смешных священников

Сборник: Блокада Ленинграда

Кольцо оккупантов сомкнулось вокруг города 8 сентября 1941 года. Целью немецких войск было полное уничтожение Ленинграда.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы