С момента своего возникновения проект постоянно видоизменяется, как и сам кластер, каждый раз вовлекая самых видных архитекторов эпохи. И удивительным образом при каждой итерации приспособления под требования времени не только не утрачивает черты первоначальной концепции, но проявляет их все ярче.

Дворец водных видов спорта после реконструкции. 2019 Источник stroi.mos.ru.jpeg
Дворец водных видов спорта после реконструкции, 2019. (stroi.mos.ru)

От красного стадиона к зеленой зоне

Впервые мысль построить на регулярно затапливаемых землях «спортивный акрополь» прозвучала в работах Сергея Чернышева — будущего главного архитектора Москвы (он занимал эту должность в 1935—1941 годах) — в период его работы в Архитектурно-художественной мастерской Моссовета в 1918—1920 годах, созданной для глобальной перестройки столицы постреволюционной России.

Москву условно поделили на районы проектирования, и Чернышеву достались Хамовники, которые на юге создавали в буквальном смысле более благоприятную почву для зелени и парков, чем для застройки. Чернышев предложил сохранить большую часть зеленых массивов, однако внедрить спортивный кластер. И в 1920 году в Лужниках — правда, на противоположном берегу реки — действительно был заложен Мировой Красный стадион, «спортивная утопия коммунизма»: он должен был стать «учебно-показательной, методической и образцовой станцией оздоровления, воспитания и развития … для подготовки и совершенствования бойцов, боевых когорт пролетариата и крестьянства». Однако для 1920-х годов проблема затопления оказалась слишком сложно разрешимой.

Международный красный стадион, 1920-е. Источник — culture.ru.jpg
Международный красный стадион, 1920-е. (culture.ru)

В следующий раз Лужники попали в фокус градостроительного внимания в 1932 году, когда мастерская под руководством архитектора Александра Власова начала разработку нового генерального плана ЦПКиО им. Горького. Именно Власов предложил значительно расширить территорию парка, включив в нее оба берега Москвы-реки, Воробьевы горы и Лужнецкую равнину, и органично соединить в этом месте природу и город. Впрочем, хотя бы частично приступить к освоению Лужников в парадигме архитектурно-паркового ансамбля Власову удалось лишь значительно позже, когда в 1950 году он был назначен главным архитектором Москвы и запустил процесс освоения юго-западного района, который согласно генеральному плану 1935 года должен был стать самой социалистической частью столицы.

Храм спорта

Будучи главным архитектором, Александр Власов являлся и руководителем проектной мастерской. Поэтому, когда советские власти приняли решение осушить Лужники, нуждаясь одновременно в тренировочной базе отечественной олимпийской сборной и потенциальном месте проведения крупных спортивных соревнований, встать во главе разработки проекта будущего комплекса поручили именно Власову.

Парк в Лужниках со стадионом как часть проекта ЦПКиО А. Власова. 1939-1940 Источник — Pinterest.jpg
Парк в Лужниках со стадионом как часть проекта ЦПКиО А. Власова, 1939−1940. (Pinterest)

Сказались и его талант архитектора-ландшафтника, рассматривающего природное и рукотворное в единой связке; и заграничные поездки в Италию и Грецию, после которых Власов не раз высказывал свое восхищение античными мастерами. «Вновь и вновь вернешься к творениям прошлого, — писал он в дневнике, готовясь к очередному архитектурному конкурсу, — чтобы проникнуть в принципы их построения и использовать эти принципы как замечательный материал для новаторского решения величественной задачи современности. Разве в мысли Маркса о вечной прелести античного искусства и его неповторимости не заключена вся суть нашего отношения к творениям прошлого!»

И, конечно же, ключевую роль сыграла вовлеченность Власова в проект всего Юго-Западного района, который ему представлялся целостной последовательностью архитектурно-градостроительных ансамблей. К началу проектирования стадиона в Лужниках, в 1954 году, напротив через Москва-реку уже развернулся великолепный комплекс МГУ — с центральной аллеей, упирающейся в смотровую площадку. Спортивный комплекс визуально продолжил эту ось, главной доминантой на которой стала Большая спортивная арена, построенная по принципу римского амфитеатра — Колизея. Остальные же постройки расположились симметрично по сторонам от нее, соединенные зелеными бульварами с цветниками и фонтанами.

Центральный стадион им.В.И. Ленина в Лужниках. 1950-е. Фото ТАСС:Валентин Мастюков.jpg
Центральный стадион им. В. И. Ленина в Лужниках, 1950-е. (ТАСС/Валентин Мастюков)

Интересно, что ландшафт «Лужников», на контрасте с лесными массивами на другом берегу реки, с самого начала предполагался быть созданным искусственно, «с нуля». В процессе реконструкции, которая проходила на территории комплекса в последние годы — уже под присмотром нового главного архитектора Москвы (автора этой статьи — прим. ред.) — эта идея получила дальнейшее развитие: озеленение и цветники освежили, распространили их на набережную и пустили параллельно велосипедным и беговым дорожкам, пересмотрели точки размещения фонтанов и создали дополнительные функциональные зоны в виде спортивных и детских площадок. По сути «Лужники» превратились в современный городской парк с упором на активный отдых — той самой «образцовой станцией оздоровления, воспитания и развития». Однако это далеко не единственный фрагмент проекта Александра Власова, который сегодня приобрел дополнительную глубину.

Колизей в окружении Парфенонов

По мнению исследователей, из-за того, что стадион в Лужниках был построен как раз в тот момент, когда правящая идеология меняла курс с освоения прошлого на индустриализацию и избавление от излишеств, облик комплекса оказался сильно упрощен. И несмотря на то, что Власов заложил соответствующие античным канонам планировку и пропорции самих объектов, никаких греческих вазонов, как на набережных в ЦПКиО им. Горького, здесь, конечно, уже не было. Один из современных архитектурных критиков назвал Лужники похожими на «античную руину, с которой ободрали ордерный декор». А другой критик, описывая реконструкцию Большой спортивной арены 1996−1997 года, когда по требованиям УЕФА над трибунами установили козырек, счел, что под этим козырьком, превратившим «античное» сооружение в промышленный ангар, задумка Власова была окончательно похоронена.

Реконструкция Лужников в 1990-е. Источник — буклет «Лужники. Реконструкция», 2016.jpg
Реконструкция Лужников в 1990-е. (Буклет «Лужники. Реконструкция», 2016)

Но есть и альтернативная точка зрения. Например, что Власов с его безупречным чувством стиля не просто «ободрал декор», но переосмыслил классические подходы «для новаторского решения величественных задач современности». Что, подойди он к стилизации слишком буквально, вряд ли бы сегодня стадион смотрелся настолько современно. И уж точно не удалось бы сохранить узнаваемую колоннаду, приспосабливая арену к требованиям FIFA в преддверии чемпионата мира по футболу-2018 и увеличивая вместимость трибун на 3000 мест.

Безусловно, это и заслуга разработчиков проекта реконструкции, в которой автор статьи принимал деятельное участие: их дипломатичности в переговорах с FIFA, находчивости в оперировании с трибунами. Власову наверняка понравились бы решения с внутренними каскадными лестницами: теперь они спланированы так, чтобы зрители покидали стадион за считанные минуты, как когда-то Колизей. А кроме того, внутренняя «улица», отделившая лестницы от исторической колоннады, дала возможность воспринимать гармонию ее пропорций не только снаружи, но и изнутри.

Стадион и бассейн до реконструкции. 2010-е. Источник stroi.mos.ru.jpg
Стадион и бассейн до реконструкции, 2010-е. (stroi.mos.ru)

С позиции «а что сказали бы Власов и команда» рассуждали и архитекторы — авторы проекта реконструкции плавательного бассейна. После открытия этой осенью он носит название Дворца водных видов спорта и вместо одной открытой чаши с трибунами представляет собой комплекс из трех закрытых бассейнов, аквапарка, спа-зон, фуд-корта и т. д. И если Большая спортивная арена — это Колизей, то здание бассейна архитекторы трактовали как Парфенон, и дополнительный пристроенный сверху объем, необходимый для наращивания площадей, лишь усиливает сходство. Пропорции стали чище, здание теперь гораздо лучше просматривается с Воробьевых гор и метромоста. Оригинально решен и сам бонусный «аттик» — в виде скрадывающего объем ажурного орнамента, отсылающего и к олимпийским кольцам, и к оформлению станции «Электрозаводская» (ее автор — архитектор Игорь Рожин, соавтор Власова в проекте здания бассейна).

Парк в Лужниках после реконструкции 2014-2017 © ARTEZA.JPG
Парк в Лужниках после реконструкции 2014−2017. (ARTEZA)

Наконец, менее заметные объекты инфраструктуры современного комплекса — как отреставрированные, так и построенные заново — тоже фиксируют основные видовые оси и развивают главную для авторов «Лужников» идею симметричных фасадов с порталами и колоннадами. Потому что идеальные градостроительные и архитектурные пропорции — это то, что способно устоять при любых сменах идеологий и функций.

Дворец водных видов спорта после реконструкции-2. 2019 Источник stroi.mos.ru.jpg
Дворец водных видов спорта после реконструкции, 2019. (stroi.mos.ru)

Строительство на территории комплекса и эстафета по его развитию продолжается. А значит, в будущем у нас будет возможность наблюдать очередной виток истории «Лужников» и очередное прочтение замысла вековой давности.

Источники

  • С.О. Хан-Магомедов «Архитектура советского авангарда» (1996)
  • М. И. Астафьева-Длугач, Ю. П. Волчок, А. М. Журавлев «Зодчие москвы XX век. Книга 2» (1988)
  • Г.И. Ревзин «Как построили архитекторов». Статья в журнале «Коммерсант. Власть» (2005)
  • А. Малахов «Колизей ангарного типа». Статья в журнале «Коммерсант Business Guide» (2006)

Сборник: Джеймс Бонд

Первый фильм об агенте 007, основанный на романе Яна Флеминга, вышел на экраны в 1962 году. Джеймс Бонд стал одной из канонических фигур поп-культуры.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы