Представляем вашему вниманию главу из книги Алексея Паевского и Анны Хоружей «Смерть замечательных людей».

Купить полную книгу

ФОТО 1.jpg
Генрих VIII. (Пятый Рим)

Монахи! Монахи! Монахи!
Последние слова Генриха VIII

Один из самых весомых вкладов в историю Англии внес, безусловно, Генрих VIII (1491 — 1547).

Генрих Восьмой был большим человеком в буквальном смысле: к концу жизни окружность талии монарха дошла до 137 сантиметров, и последние годы он не мог ходить самостоятельно; его возили в тележке. Это дает немалую почву для шуток о весомости его вклада в историю в самом буквальном смысле, но нельзя отрицать того, что монарх действительно оставил в ней значительный след. Чего стоит создание англиканской церкви лишь из-за того, что папа римский не хотел аннулировать первый брак короля. Пришлось обвинять английских епископов в измене, вытащив из нафталина никогда не применявшуюся статью законодательства о том, что для суда они обратились не к своему королю, а к иностранному правителю (в данном случае — к папе). После этого католическую церковь Британии зачислили в иностранные агенты и перешли к импортозамещению!

Еще прославился он своими шестью женами. В Британии в школе до сих пор учат последовательность «развелся — казнил — умерла, развелся — казнил — пережила», чтобы запомнить, какой из браков короля чем закончился. Наконец, он стал героем одной из пьес-хроник Вильяма Шекспира, которая так и называется: «Генрих VIII».

Однако для историка медицины представляет собой интерес и психологический портрет монарха — ведь начав как умный, деятельный, интеллигентный и талантливый правитель, он превратился в зрелости (до старости не дожил и умер незадолго до празднования 90-летия своего отца) в тирана, палача, социопата и крайне жестокого человека.

ФОТО 2.jpg
Портрет Генриха VIII работы Ганса Гольбейна Младшего. (Пятый Рим)

Anamnesis vitae

Начнем с того, что наш герой вообще не должен был становиться королем. Если бы все было хорошо, то Генриху VII в Англии наследовал бы новый король Артур. Именно так звали старшего из семи детей Генриха и Елизаветы Йоркской (впрочем, младенчество из них пережило всего четверо, что было нормально в те годы даже для королевских семей). Не дожил до совершеннолетия и будущий король Артур.

Мальчика с детства готовили в короли, что предполагало, конечно, и династический брак. В 15 лет юношу женили на испанской принцессе Екатерине Арагонской, однако через 20 недель Артур умер от загадочной болезни — «английского пота».

Эта болезнь непонятной этиологии в те годы считалась «новой чумой", накатываясь волнами эпидемий на Туманный Альбион и Европу в целом. Удивительно, но этот недуг появился на родине Шекспира одновременно с Тюдорами. Смертность от «английского пота» была очень высокой, а само течение заболевания — мучительным. Симптомы начинались с озноба, головокружения и сильных болей в шее, плечах, руках и ногах и, конечно же, в голове. Так продолжалось несколько часов (обычно три), а затем начиналась вторая фаза: горячка, бред, тахикардия и сильнейший, изнуряющий человека пот. Затем пот часто сменялся сонливостью, и очень часто заснувший больной уже не просыпался. При этом если человек выживал, то это не гарантировало ему иммунитета при следующих волнах эпидемии. До сих пор не существует единого мнения, что же это за болезнь поражала Англию и Тюдоров (хорошо известно, что правление отца Генриха VIII тоже началось с эпидемии «английского пота»). Вероятнее всего, британцы имели дело с эпидемией хантавируса, который вызывает близкие симптомы и передается крысами и мышами через вдыхание испарений мочи или попадание фекалий грызунов в пищу. Впрочем, вроде бы пока что генетический анализ останков исторических личностей не подтверждает и эту гипотезу.

ФОТО 3.jpg
Портрет молодого Генриха VIII. Около 1513. Музей искусств Денвера. (Пятый Рим)

Но мы отвлеклись. Принц Артур умер, оставив молодую вдову и расстроив династический брак. Нужно было что-то делать. Отец решил, что раз все династические обязанности по Англии падают на второго сына, то и жена должна перейти от старшего брата (15-летнего!) к младшему (12-летнему!). Мнения ни Екатерины, ни самого Генриха, будущего Восьмого, никто не спрашивал. Так что этот брак был обречен на неудачу. Впрочем, поначалу Генрих отказался, и брак некоторое время был в подвешенном статусе. Дабы удержать инфанту в Англии (и не возвращать ей приданого), было принято оригинальное решение: девочке Екатерине присвоили статус посла. Но в 1509 году Генрих VII умер, и его наследник внезапно передумал. Свадьба состоялась за два дня до коронации.

Новый король начал царствовать решительно и самостоятельно. Уже через два дня после коронации он обвинил в измене и казнил двух самых непопулярных министров своего отца — Ричарда Эмпсона и Роберта Дадли.

Государственные таланты и ум короля продемонстрировало и то изящное решение, которое он принял, пожелав сменить жену (развестись с Екатериной и жениться на Анне Болейн). Папа римский не дает развода? Что ж, поменяем Церковь в стране. Для того времени это было весьма свежо.

Однако во второй половине царствования Генриха как будто подменили. Если «отставленная» Екатерина Арагонская спокойно дожила свой век, то следующую жену, Анну Болейн, Генрих VIII казнил.

Существует много версий того, что же произошло с королем Англии. Называют самые разные болезни, которые могли бы привести к неврологическим симптомам и изменениям личности. Писали про подагру, говорили, что он умер от цинги, одно время обсуждалась версия с нейросифилисом, теперь уже отброшенная. Вспоминали и про синдром Маклеода (рецессивное генетическое заболевание, связанное с Х-хромосомой, поражающее кровь, мозг, периферические нервы и сердце; болезнь «диагностировали» исходя из характера протекания беременностей у жен Генриха, поскольку заболевание меняет экспрессию антигена на поверхности красных кровяных телец). Однако никто из «диагностов» не проводил полного неврологического «осмотра» короля Англии.

Anamnesis morbi

Не так давно ученые из Йельского университета представили первый в истории медицины полный неврологический анализ истории болезни личности Генриха и пришли к выводу, что корень зла — в черепно-мозговых травмах, полученных во время рыцарских турниров. Статья с исследованием опубликована в Journal of Clinical Neuroscience. Любопытно, что в официальном релизе Йельского университета травмы Генриха сравнивают с увечьями, которые получают звезды спорта в американском футболе, нынче не уступающем по популярности средневековым рыцарским турнирам.

По словам исследователей, черепно-мозговые травмы помимо изменений личности объясняют и другие расстройства, которыми страдал Генрих VIII в последние 10 лет своей жизни: проблемы с памятью, беспричинный гнев, головную боль, бессонницу и импотенцию.

«Интересно, что вся современная история Европы изменилась из-за одного удара по голове», — восклицает Араш Салардини, поведенческий невролог из Йельской клиники памяти и первый автор исследования, намекая на появление на религиозной сцене англиканской церкви и конфликт Британии с папой.

Известны три серьезные травмы, которые получил Генрих на турнирах. В 1524 году копье прошло сквозь зрительную щель его рыцарского шлема, король выпал из седла и некоторое время пребывал в состоянии «грогги», хотя и продолжил поединки в тот же день. Год спустя во время соколиной охоты Генрих решил перепрыгнуть изгородь в стиле неизвестного ему по понятным причинам Сергея Бубки, однако шест сломался, и король свалился в ров с водой. Но предполагают, что решающей стала травма 24 января 1536 года, когда на него упал его собственный конь, заставив потерять сознание на два часа. Именно в 1536 году поведение монарха резко и явно изменилось, хотя, возможно, первые изменения наступили и раньше.

ФОТО 4.jpg
Один из доспехов Генриха. Итальянская работа, около 1544. Музей Метрополитен, Нью-Йорк. (Пятый Рим)

Авторы исследования указывают, что полный анализ данных позволяет отбросить версию, будто поведенческие изменения были вызваны метаболическим синдромом и ожирением. И то и другое, конечно, у монарха было, но, скорее всего, это было не причиной, а следствием изменений в психике — ведь тогда Генрих изменил и режим своего питания. Так что сначала черепно-мозговая травма, потом изменения в психике и пищевом поведении, далее ожирение и метаболический синдром, а затем — «Монахи! Монахи! Монахи!».

Купить полную книгу


Сборник: Красный террор

Феликс Дзержинский определял комплекс проводимых большевиками карательных мер как «уничтожение врагов революции по принципу их классовой принадлежности».

Рекомендовано вам

Лучшие материалы