Традицию отмечать победу в войне с Наполеоном, которую соблюдали с 1814 по 1916 гг., прервала революция. В советское время праздновать победу в еще одной империалистической войне было не принято. К тому же, перипетии Гражданской войны, празднование октябрьского переворота 1917 г., а затем и Дня Победы в войне с Германией, — все это вытеснило живую народную память о войне 1812 года. Кроме того, годовщина победы еще и приходилась на рождество. Но до 1917 г. каждое 25 декабря отмечали и рождество, и «день победы».

25 декабря 1812 г., когда последние остатки армии Наполеона были изгнаны из России, император Александр I издал Манифест «О принесении Господу Богу благодарения за освобождение России от нашествия неприятельского». Потом были заграничные походы русской армии 1813−14 гг., завершившиеся занятием Парижа русскими и союзниками по антифранцузской коалиции. И 30 августа 1814 г. Александр I повелел: «Декабря 25 день Рождества Христова да будет отныне и днем благодарственного празднества под наименованием в кругу церковном: Рождество Спасителя нашего Иисуса Христа и воспоминание избавления церкви и Державы Российской от нашествия галлов и с ними двадесети язык» (прим.: то есть еще двух десятков народов, представители которых входили в состав Великой армии Бонапарта). Так вот и получилось «два в одном» — и день победы, и Рождество. В годовщину нужно было совершать благодарственное молебствие и звонить в колокола в память о героях войны.

Фото 1 warsonline. info.jpg
Бегство французов из России через Березину. Худ. А. Адам. (warsonline.info)

В течение 19 века были созданы сотни произведений искусства, увековечивших славу русских воинов в 1812 г., и постепенно сложилась народная историческая память о тех людях и событиях, которые и сегодня сразу вспоминаются при упоминании войны с Наполеоном. Бородино, Кутузов, Багратион, Барклай, Давыдов и Кожина, пожар Москвы, отступление по Смоленской дороге и Березина, — все это вспоминали в 19 в. так же, как сегодня при словах «День победы» вспоминаются Жуков, Рокоссовский, Конев, блокада Ленинграда, Сталинград, Курск и Берлин. И так же, как 1945 г., 1812 г. разделил историю России на до и после. Празднования годовщины включали в себя элементы, обычные для других праздников: смотры войск, фейерверки, приемы и молебны, крестные ходы и установка памятников, изготовление медалей и юбилейных монет и пр.

Фото 2 skupka-ocenka. ru.jpg
Медаль 1912 года. (skupka-ocenka.ru)

Медаль на Владимирской ленте в честь 100-летия победы была чем-то вроде георгиевской ленточки нашего времени. Правда, раздавали ее не всем желающим, а военнослужащим тех частей, которые бились с французами в 1812 г., служащим и чиновникам.

Время от времени к годовщине избавления от «галлов» открывались мемориальные строения и иные «места памяти». В 1818 г. в Царском Селе были установлены чугунные ворота «Любезным моим сослуживцам» по проекту В. П. Стасова; 25 декабря 1826 г. была открыта Военная галерея Зимнего дворца, в том же году в Москве построили по проекту О. И. Бове триумфальную арку у Тверской заставы; в 1834 г. в Петербурге открылись Нарвские ворота и была установлена 600-тонная Александровская колонна О. Монферрана на Дворцовой площади, в 1837 — памятники М. И. Кутузову и М. Б. Барклаю-де-Толли перед Казанским Собором… А на Бородинском поле к столетию победы над французами было установлено уже аж 34 различных памятника полков и дивизий русской армии. На одном из них было написано: «Доблесть родителей — наследие детей. Все тленно, все преходяще — только доблесть никогда не исчезнет. Она бессмертна».

Фото 3.jpg
Триумфальная арка Бове в Москве. (museum.ru)

Фото 4.jpg
Царскосельские ворота Стасова. (tsarselo.ru)

Особенно пышно отмечался 100-летний юбилей в 1912 г. Император хотел придать празднику «значение общенародного торжества». Причем на сей раз, чтобы все-таки как-то отделить праздник от рождества, его назначили на годовщину Бородинского сражения — 26 августа. В местах боевой славы русской армии (Смоленске, Полоцке…) были открыты памятники прославленным воинам; отчеканили памятные медали для императорской фамилии и частей армии, участвовавших в войне, издавались памятные открытки и книги о войне 1812 г., началась работы над созданием в Москве Музея 1812 года. У Бородинского поля прошли основные торжества с участием императора Николая II и множества гостей (в том числе с французской стороны).

26 августа 1912 г. на поле началась канонада, возвестившая начало праздника. Николай Второй с семьей приехал на автомобиле, затем на коне объехал выстроенные войска — лейб-гвардии Измайловский и лейб-гвардии Московский полк, Гренадерский корпус и 29-й пехотный Черниговский полк. Состоялись и торжественная литургия, и посещение могил павших героев. До 29 августа торжества продолжались в Москве.

Фото 5.jpg
Смоленск, монумент героям войны, фото 1912 г. (commons.wikimedia.org)

Праздник, сопровождавшийся раздачей памятных медалей, смотрами, молебнами и открытием новых памятников, был роскошен. Как пишет историк В. Лапин, «это было действительно национальное и государственное торжество — победа над Наполеоном, титаном, покорившим до того всю Европу, а с учетом представлений начала ХХ столетия о мироустройстве — покорившим весь мир!»

Фото 6.jpg
Смоленск. (ru.wikipedia.org)

9-метровый памятник героям 1812 года в Смоленске в центре Сквера Памяти Героев. Открыт 10 сентября 1913 г. Скульптор С. Р. Надольский.

Но кое-что все же несколько омрачило торжества — история с «фейковыми» и бедными ветеранами. Как писал А. И. Куприн, «какой-то быстрый государственный ум подал внезапную мысль: собрать на бородинских позициях возможно большее количество ветеранов, принимавших участие в приснопамятном сражении, а также просто древних старожилов, которые имели случай видеть Наполеона». Чиновники на местах нашли 25 человек, помнивших события 1812 года или участвовавших в них. Самому молодому из них, И. Машарскому, было 108 лет, и он был свидетелем одного из сражений французов и русских на Петербургском направлении; а самому старому, Акиму Винтонюку — 124 года, и он был настоящим ветераном, фельдфебелем 53-го пехотного Волынского полка. Ветеран Винтонюк и еще четверо свидетелей войны с Бонапартом приехали на празднество и говорили с императором.

Фото 7.jpg
Ветераны и очевидцы войны в 1912 г. (rg.ru)

Потом оказалось, что некоторые из найденных чиновниками ветеранов не были таковыми. Угодливые губернаторы хотели во что бы то ни стало выполнить распоряжение. Так, тобольский губернатор А. А. Станкевич нашел «гренадера Тобольского пехотного полка» П. Я. Толстогузова. «Ветерана», который умер незадолго до юбилейных торжеств, даже сфотографировали. Лишь спустя много лет выяснилось, что Толстогузов никак не мог быть ветераном, так как родился только в 1817 г. Кроме того, нашлись и «ветераны», сами прибавлявшие к своему возрасту десятки лет, чтобы получить внимание государства.

Фото 8..jpg
П. Я. Толстогузов, 1912 г. (rg.ru)

Фото 9.jpg
Встреча членов императорской фамилии с ветеранами. (rg.ru)

Общественное мнение, кстати, «ветеранскую акцию» правительства не только не похвалило, а даже использовало как повод для критики. Вот что писал некий журналист В. Белинский в газете «Санкт-Петербургские ведомости» 25 июля 1912 года: «Ветераны Отечественной войны в нищете»; «…самое неутешительное и даже, можно сказать, ужасное в этом перечне то, что все эти бедные ветераны, когда-то проливавшие кровь за свое отечество, в продолжение стольких лет пребывают в бедности и нищете, и что о них совсем забыло общество и государство, и что они вспомнили только 100 лет спустя — и то ввиду юбилея, когда понадобилось какой-то комиссии собирать интересные для своего издания сведения… Разве это не ужасно? […] В других странах на таких людей смотрят как на героев и не оставляют их на произвол судьбы, как у нас. О таких людях заботится само государство и, прежде всего, военное ведомство, у которого всюду есть на то дома призрения для ветеранов. А у нас… эти защитники отечества, иногда украшенные несколькими георгиевскими крестами, пользуются правом просить милостыню у сердобольных граждан, выжимая у них слезы и с ними жалость…»; «о них совсем позабыли, полагая, что больше о них заботиться нечего, так как от них теперь нет никакой пользы». Под давлением общественного мнения глубоким старцам все-таки выделили пенсии по 300 рублей в год, а ветерану Акиму Винтонюку — 600 рублей в год.

Фото 10.jpg
Москва. Захваченные у Великой армии Бонапарты орудия. (commons.wikimedia.org)

В последние годы время от времени звучат предложения возродить традицию всенародного празднования победы 1812 года. Быть может, вскоре к нам вернется и этот «День победы».

Источники

  • Лапин В. Великий юбилей «Великой година» // Звезда. 2012, № 7.
  • Звездин А., Ярков А. Старик и море чиновников // Родина, № 8 (817)
  • Бочков Е.А. «Придать юбилею Отечественной войны значение всенародного торжества» // Новейшая история России. 2012, № 3.

Сборник: Иван Бунин

Автор «Темных аллей» и «Жизни Арсеньева» в 1933 году стал лауреатом Нобелевской премии по литературе.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы