• 30 Сентября 2016
  • 10921

Советские командиры. Иван Степанович Конев

Его войска брали Берлин и освободили узников Освенцима. Он стал спасителем Праги и первым встретился с союзниками на Эльбе. Его жена была военной санитаркой, а дочь стала диссидентом. «Портрет» дважды Героя Советского Союза, «второго после Жукова» маршала Победы — Ивана Степановича Конева — в нашей галерее.

Проект был подготовлен для программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы».

Читать

«Комиссар с командирской жилкой» — с легкой руки Ворошилова этот эпитет теперь попадает в любую монографию о Коневе. Впрочем, это не было просто словами, а знаменовало, по сути, начало карьеры будущего маршала.

ФОТО 1.jpg
Иван Конев, 1928 год

В 1926 году после курсов совершенствования высшего начальствующего состава он был назначен командиром полка. Столь неплохо начавшаяся карьера в самом начале войны могла завершиться довольно плачевно: проблемы с НКВД сулили Коневу не самое светлое будущее, но его пронесло. Выручила, возможно, и так нелегкая обстановка на фронтах, но, вернее всего, — протекция Жукова. А риски были велики: Маленков потребовал от 3-го управления Наркомата обороны достать из архивов справку на Конева, а уже одна фраза оттуда вполне могла оказаться приговором: «Активный защитник и покровитель врагов народа».

Иван Степанович Конев обвинялся в защите подчинявшихся ему офицеров, названных «троцкистами» и «контрреволюционерами», в явном вредительстве при строительстве военных городков и далее по списку. Масла в огонь подлило и поражение на Западном фронте, которым Конев и командовал. Немецкую операцию «Тайфун» остановить не удалось.

Сталин хотел отдать Конева под трибунал, но Жуков добился реабилитации военного и назначения его своим заместителем. После этой истории Конев старался подобных ошибок не допускать, да и вообще, похоже, делал все, чтобы в поле зрения компетентных органов не попадать. Так, в автобиографии в 1947 году он написал, что репрессированных родственников у него нет, что никак действительности не соответствовало.

После неудачи на заре войны подобное не повторялось. Дальше были только успешные, блестящие операции: бои на Украине, Краков, Берлинская операция, Прага. Уже после войны Коневу, как верному военачальнику, поручали столь сомнительные операции, как, например, подавление восстания в Будапеште.

Отношения с Жуковым (вот и, пожалуй, очень интересная деталь его биографии): Жуков фактически спас Конева, когда тот ходил по лезвию бритвы, но ответить тем же Конев не смог. Напротив, октябрьский Пленум ЦК 1957 года: выступления боевых товарищей Жукова с обвинениями в бонапартизме, стремлении к неограниченной власти, желании подмять под себя руководство партии. Среди выступавших был и Конев, и его же фамилия, несмотря на несогласие, вскоре появилась и под антижуковской статьей в газете «Правда». После этого на отношениях Жукова и Конева был поставлен крест. Советская власть умела ссорить людей в своих мелких интересах. И на поздравление с Днем Победы в 1970 году Жуков ответил Коневу коротким: «Предательства не прощаю. Прощения проси у Бога. Грехи отмаливай в церкви».

распечатать Обсудить статью