• 12 Апреля 2019
  • 4225
  • Юрий Старшов

Взятие «Северного Гибралтара»

Захват русскими войсками Свеаборга в мае 1808 года, где оказалась запертой треть шведской армии, во многом предопределил исход противостояния России и Швеции.
Читать

После заключения Тильзитского мира Российская империя единственный раз в своей истории вела четыре войны одновременно: на южных рубежах с Персией (1804−1813 гг.) и Турцией (1806−1812 гг.), на море с Англией (1807−1812 гг.) и на севере с Швецией (1808−1809 гг.). В 1809 г. к этому добавится еще пятая война с Австрией. При этом каждая из данных кампаний являлась в своем роде уникальной в силу ряда военных и политических и географических факторов. Так, изначально, театром военных действий с Швецией стала зимняя Финляндия, где крупным воинским частям было просто не развернуться — отсутствовали необходимые для крупных воинских масс коммуникации и опорные пункты, невозможно было в полной мере наладить снабжение войск. Одновременно отсутствовал и сильный противник — Швеция смогла выставить в Финляндии не более 20−25 тыс чел., способных вести активные боевые действия. При этом Швеция оказалась в состоянии войны с Францией, Пруссией и Данией, что тоже не прибавляло оптимизма Стокгольму.

9 февраля 1808 г. еще до объявления войны русские войска начали движение в Финляндию. Поэтому в момент фактического начала боевых действий шведское командование могло уповать лишь на непроходимость финских лесов и постоянные обещания военной помощи из Лондона. 19 февраля 1808 г. внезапной атакой русский авангард овладел Гельсинфорсом, отрезав считавшуюся неприступной Свеаборгскую крепость. Правда, как и значительная часть приморских крепостей Свеаборг был прекрасно защищен от нападения с моря, а вот к отражению атаки с суши подготовлен не был. Тем не менее, гарнизон крепости под командованием вице-адмирала Карла Кронстедта численно не уступал блокировавшим ее русским и силам. В таких условиях успех лобового штурма крепости был более чем сомнителен. Другое дело, что значительную часть шведского гарнизона составляли новобранцы, не имевшие боевого опыта. Поэтому дальнейшие действия русское командование организовало по принципу «кнута и пряника».

3.Свеаборг.jpg
Карта-схема русско-шведской войны 1808−1809 гг. (topwar.ru)

Кнутом и постоянной тревогой для шведов стали постоянные имитации боевой мощи русского корпуса. Ждать реальных подкреплений не приходилось и в ночное время проводилась имитация подхода к осадному корпусу все новых русских частей. Плохо поставленная разведка так и не позволила шведам выяснить, что у стен крепости находятся равные, а в некоторые периоды даже меньшие силы русской армии. Одновременно регулярно цитадель подвергалась артиллерийскому обстрелу, который не приносил значительного ущерба, но постоянно держал шведский гарнизон в напряжении. А «пряником» стала «работа» с шведскими солдатами и офицерами, которым разрешалось покидать крепость и бывать в Гельсинфорсе, где их весьма дружественно встречали и поток перебежчиков из крепости хотя и не был значителен, но день за днем расшатывал моральное состояние гарнизона.

4. Свеаборг.jpg
Карл Олав Кронстедт — комендант Свеаборга. (liveinternet.ru)

И это дало свои результаты, когда после 12-дневной бомбардировки, было заключено перемирие до 4 мая, с условиями: сдать крепость, если к тому времени шведы не получат помощи от своих. При этом шведские войска оставляли российской стороне остров Лангерн. Русские войска до истечения перемирия оставались так же еще на трех стратегически важных островах. В случае если шведская армия и флот не придут на помощь гарнизону Свеаборга до 4 мая 1808 г. крепость должна быть сдана. Так оно и случилось. 3 мая 1808 г. гарнизон Свеаборга капитулировал. В плен попали шведский вице-адмирал, 188 офицеров, более 6400 солдат и военных моряков без учета нестроевых и рабочих.

Трофеями русской армии в Свеаборге стали более 270 орудий и огромная (119 вымпелов) шведская флотилия. Офицерам противника разрешалось выехать на родину после клятвы не воевать против России. Другое дело, что в Стокгольме Кронстедта и его ближайших сподвижников ожидали обвинение в измене и смертная казнь, поэтому бывший комендант Свеаборга предпочел не рисковать и принял российское подданство. Причем Кронстедту были компенсированы из российской казны его личные расходы на укрепление Свеаборга в ходе войны. Это, видимо, и вызвало появление версии о подкупе коменданта. Боевые потери в период осады крепости с обеих сторон не превышали нескольких десятков человек.

5.Свеаборг.jpg
Командующий русской армией в войне с Швецией генерал Ф. Ф. Буксгевден. (lemur59.ru)

Быстрое взятие Свеаборга имела целый ряд весьма серьезных причин, где русское золото сыграло далеко не первую роль. Во-первых, тяжелое положение шведского гарнизона и полная неготовность противника отразить наступление на крепость с суши. Во-вторых, стратегические ошибки Стокгольма, который позволил запереть почти треть шведской армии в Свеаборге меньшими силами, а затем бросил крепость на произвол судьбы. В-третьих, грамотные действия русского командования, направленные на сдачу Свеаборга — грамотное ведение осады на первом этапе борьбы, а затем использование всех средств для морального подавления гарнизона. В противном случае никакой комендант не рискнул бы сдать крепость, иначе был риск неминуемой гибели от рук своих подчиненных. С военной и политической точки зрения быстрое взятие достаточно сильной крепости заметно изменило соотношение сил в Финляндии и во многом приблизило весьма печальный для шведов финал войны.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Михайловский-Данилевский А. И. Описание Финляндской войны на сухом пути и на море в 1808 г. и 1809 г. СПб., 1841.
  2. История внешней политики России. Т. 3. Первая половина XIX века. М., 1995.