Среда, 21 мая 1947 года

Стокс (член парламента от рабочей партии) спросил министра иностранных дел, известно ли ему, что насильственная репатриация приблизительно 185 человек русских была произведена из лагерей № 6 и 7, находящихся под английским контролем в Римини, 8 мая. Может ли он дать число покушавшихся на самоубийство, число смертей и число пострадавших и помещенных в госпиталь в результате этой операции; осведомлен ли он о том, что эта насильственная репатриация находится в прямом противоречии с обещаниями, данными парламенту.

Мэйхью (парламентский секретарь Министерства иностранных дел): Я получил телеграфный отчет об инциденте, о котором говорит мой досточтимый друг. Моя информация такова, что никаких самоубийств, покушений на самоубийства и ранений не было, и никто не был помещен в госпиталь. Из списка в 180 человек, трое были вычеркнуты до посадки в поезд, по причине болезни, и один умер от воспаления легких. Три человека сбежали. Мне передают, что других инцидентов не было.

Репатриированные принадлежат к категории советских граждан, которые состоят на службе в вооруженных силах Советского Союза или которые оказывали активную помощь неприятелю; согласно инструкциям данным союзному военному Командованию в Италии британскими и американскими военными властями, они подходят под категорию лиц, подлежащих репатриации в соответствии с Ялтинским Соглашением о репатриации. Правительство не давало никаких обещаний, которые могли бы исключить репатриацию лиц, входящих в эти категории.

Стокс: Так как, очевидно, имеется противоречие, то не согласится ли мой достопочтенный друг рассмотреть сведения, которые я ему передам.

Галахер (коммунист): Почему достопочтенный джентельмен не присоединится к достопочтенному члену от университета имени Королевы? (Этим членом являлся профессор Сейвори, консерватор, часто выступавший в парламенте против советов в защиту политических эмигрантов. — В. Н.)

Стокс: Я могу обойтись и без Вашего совета. Не представляется ли возмутительным продолжать политику, принятую в Ялте, хотя эта политика ясно требовала, чтобы для этих людей было обеспечено справедливое судебное расследование, когда таковое расследование не производится. Осведомлен ли мой достопочтенный друг о том, что этих людей заманили под предлогом, что их везут в Шотландию на помощь углекопам?

Мэйхью: Я охотно расследую дальнейшие факты, которые представит в мое распоряжение мой достопочтенный друг. Очевидно, что его и моя информации расходятся; весьма возможно, однако, что за большинство расхождений несет ответственность достопочтенный депутат. Я не могу согласиться с его замечанием относительно Ялтинского соглашения, исполнение которого является нашим неоспоримым долгом.

11 июня 1947 года

Стокс спросил министра иностранных дел, какие сведения имеются в его распоряжении относительно числа британских и американских солдат, убитых или раненых, и относительно убитых или раненых советских перемещенных лиц из лагерей Римини и Пиза во время насильственной репатриации в Болонье 10 мая или около этого времени.

Бевин: Мои сведения таковы, что во время операции, о которой говорит мой почтенный друг, не было ни убито, ни ранено ни английских, ни американских солдат или перемещенных лиц.

Стокс: Включает ли понятие «перемещенные лица которое употреблено в ответе, также и военнопленных?

Бевин: Да.

Стокс: Осведомлен ли мой достопочтенный друг, что мои сведения получены от корреспондента [агенства] Рейтер, которое обычно дает очень правильную информацию? Я передам моему достопочтенному другу все подробности происшествия, если он пожелает заняться этим вопросом.

Бевин: Буду очень рад получить подробности, если они противоречат фактам, сообщенным мне. Поскольку я осведомлен, в этом случае ничего не произошло. При всем моем уважении к агентству Рейтер я не могу принять как окончательное то сообщение, которым располагает мой почтенный друг.

Никольсон (депутат консервативной партии): Может ли достопочтенный джентльмен сказать палате, как часто имеют место подобные операции? Осведомлен ли он о том, что самая идея репатриации людей в какую-либо страну против их воли чужда нашей стране?

Бевин: Эта идея внушает мне отвращение. С другой стороны, я не могу позволить этим людям извлекать из этого пользу. Мы несем действительно очень большое бремя. Я готов предоставить право убежища, но я не могу терпеть людей, которые это право используют для того, чтобы постоянно сидеть у нас на шее.

Никольсон: Я могу спросить достопочтенного джентльмена, не согласится ли он дать нам хотя бы такое заверение, что мы не будем насильственно репатриировать таких людей, которых в результате репатриации ожидает верная смерть?

Бевин: Я не думаю, чтобы мы это делали. У нас были случаи, когда граждане некоторых стран кончали самоубийством, предпочитая смерть возвращению на родину. Но, ввиду Ялтинского соглашения, мой долг совершенно ясен.

Стокс: Ввиду крайне неудовлетворительного положения того обстоятельства, что министр иностранных дел, очевидно, не знает фактов, я имею честь сделать официальное заявление, что я снова подниму этот вопрос, уже в форме дебатов, при первом же возможном случае.

Источники

  • Науменко В. Г. Великое предательство. Выдача казаков в Лиенце и других местах (1945-1947). В 2-х т. — Нью-Йорк: Всеславянское издательство, 1962, 1970
  • Изображение анонса и лида: Pinterest

Сборник: Блокада Ленинграда

Кольцо оккупантов сомкнулось вокруг города 8 сентября 1941 года. Целью немецких войск было полное уничтожение Ленинграда.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы