• 6 Апреля 2019
  • 14473

Крушение парохода «Адмирал Нахимов»

31 августа 1986 года пароход «Адмирал Нахимов» с 1243 пассажирами на борту вышел из Новороссийска. До столкновения с сухогрузом оставался 1 час 12 минут.
Читать

А. Кузнецов: «Одним из лучших пассажирских судов Крымско-Кавказской экспрессной линии по праву считается пароход «Адмирал Нахимов», крупнейшее судно на Черном море. Водоизмещение — 23360 тонн, длина — 174 метра, ширина корпуса — 21 метр, высота борта до главной палубы — 14,2 метра, осадка в полном грузу — 9 метров (у сухогруза «Петр Васев» — 8 метров), скорость хода — 16 узлов (30 км/ч). Пароход имеет свыше 1600 пассажирских мест, в том числе 1058 каютных. На самой верхней (шлюпочной) палубе расположены веранды для пассажиров 1-го и 2-го классов, танцевальная площадка. Ниже, на прогулочной палубе, размещены четыре прекрасно отделанных и оборудованных салона: музыкальный, отдыха, дамский, читальный с библиотекой и игротекой. На палубе «А» расположены каюты «Люкс» и 1-го класса. Здесь находятся почтово-телеграфное отделение, киоск «Союзпечати», бюро обслуживания пассажиров, два бассейна для плавания. На палубе «Е» размещены каюты 1-го и 2-го классов, в кормовой части салона — 2-го класса и кинозал на 111 мест. На этой же палубе расположен бар…» и так далее. То есть, по советским стандартам, абсолютно роскошный круизный лайнер.

По сравнению с таким замечательным текстом особенно трагически звучит следующая сухая информация: «31 августа 1986 года в 23 часа 12 минут при выходе из Новороссийской бухты (Черное море) в результате столкновения с сухогрузом «Петр Васев» потерпел кораблекрушение и затонул пассажирский пароход «Адмирал Нахимов», направлявшийся из Новороссийска в Сочи. На борту парохода находились 1243 человека, из которых 423 пассажира и члена команды погибли. В связи с произошедшей катастрофой создана правительственная комиссия, возбуждено уголовное дело и проведено расследование, в результате которого к уголовной ответственности по статье 81-й части первой УК РСФСР были привлечены капитан парохода «Адмирал Нахимов» Марков и капитан сухогруза «Петр Васев» Ткаченко. Настоящее дело слушалось по первой инстанции Верховным судом СССР на выездной сессии в городе Одесса. Маркова защищал адвокат Кисенишский, Ткаченко — адвокат Резникова».

Вот, собственно говоря, все, что сообщалось об этом деле. Ну, а что же происходило в действительности? Вечером, с десятиминутным опозданием, связанным с задержкой на рейс начальника управления КГБ по Одесской области, «Адмирал Нахимов» отчалил от берега. Погода стояла прекрасная, видимость была хорошая (правда, в некоторых источниках говорится, что тем, кто стоял на капитанском мостике «Петра Васева», мешали береговые огни).

Тем временем со стороны Босфора шел новый, современный балкер «Петр Васев», который вез из Канады 28638 тонн ячменя. Сухогруз торопился, что тоже сыграло определенную роль. Дело в том, что по плану вставать на разгрузку «Петр Васев» должен был 1 сентября. Однако порт по связи обратился к капитану судна с просьбой ускориться и по возможности прибыть на место 31 августа. Объяснять советским людям, что такое план, наверное, не стоит. Если начать разгрузку раньше, то в отчете будут стоять совершенно другие цифры, как итог — другие премиальные и так далее.

О том, как суда будут расходиться (правыми бортами), через диспетчерскую порта и по прямой связи было согласовано заранее. В результате, когда «Адмирал Нахимов» вышел из порта и вроде бы ничего не предвещало беды, капитан лайнера Вадим Марков покинул мостик, оставив «на посту» своего второго помощника Александра Чудновского.

С. Бунтман: Это важно?

А. Кузнецов: Нет. Однако потом ходили упорные слухи, что оба капитана были в драбадан.

С. Бунтман: А на самом деле?

А. Кузнецов: В действительности в этом отношении и Марков, и Ткаченко были безупречны.

ФОТО 1.jpg
«Адмирал Нахимов» в порту Новороссийска в день катастрофы. (wikipedia.org)

Во время опасного сближения судов Чудновский несколько раз обращался к вахтенному начальнику «Петра Васева» с просьбой подтвердить расхождение. Капитан сухогруза (в последующем это тоже сыграет свою роль), успокоив коллег, расхождение подтвердил. Ну, а дальше и на «Адмирале Нахимове», и на «Петре Васеве» стало понятно, что суда идут друг на друга.

С. Бунтман: Столкновение неизбежно.

А. Кузнецов: Столкновения пытались избежать, но, к сожалению, слишком поздно была дана команда: «Задний ход!». Суда огромные. Груженые. Совершенно колоссальная инерция. Марков, услышав тревожные гудки, вылетел на мостик, но по дороге его уже настиг удар. Удар чудовищный. Для сравнения: «Титаник» после столкновения с айсбергом находился на плаву еще несколько часов, «Адмирал Нахимов» затонул за 8 минут.

Возвращаясь к Маркову, когда он понял, что происходит, с какой скоростью судно погружается на дно, то начал принимать активные меры по спасению людей. До последнего капитан «Адмирала Нахимова» оставался на мостике, вместе с лайнером ушел под воду. Однако образовавшийся воздушный пузырь вытолкал его на поверхность. И опять он включился в борьбу за жизнь пассажиров. Нескольких людей Марков вытащил из воды, организовал сцепку спасательный плотов и так далее.

Что касается спасательной операции, которую возглавил капитан порта Новороссийска Георгий Попов, то к ней были привлечены практически все суда, которые только можно было привлечь. Курсанты Новороссийского училища сами, на свой страх и риск, без приказа прыгали в ялики и отправлялись на помощь. Расстояние до ближайшего берега составляло около трех с половиной километров. В результате более 800 человек спаслось. Значительная часть. Погибли в основном пассажиры, которые остались внутри лайнера. Один человек, вахтенный второй помощник Александр Чудновский, погиб сознательно. Когда он понял, что произошло, то спустился в свою каюту, задраил ее и вместе с кораблем ушел на дно.

Для расследования причин катастрофы была создана правительственная комиссия во главе с членом Политбюро Гейдаром Алиевым, в которую вошли министры морского флота, транспорта, торговли (очевидно, правительство беспокоила судьба канадского ячменя), заместители председателя КГБ СССР и министра внутренних дел, ответственные работники ЦК.

Старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры СССР Борис Уваров, назначенный руководителем следственной бригады, с первого же дня подвергся давлению со стороны высокопоставленных членов комиссии. Еще бы! Встречаясь со съехавшимися в Новороссийск родственниками погибших, Гейдар Алиев, пребывая в определенном эмоциональном состоянии, употребил две довольно энергичные фразы. Он сказал: «Сколько человек погибло, столько я и посажу». И вторая: «Как минимум один из капитанов будет расстрелян».

Но дело в том, что статья 85-я, которую в конце концов инкриминируют капитанам, «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта», расстрел не предусматривала: «Нарушение работником железнодорожного, водного или воздушного транспорта правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, повлекшее несчастные случаи с людьми, крушения, аварии или иные тяжкие последствия, а также недоброкачественный ремонт и так далее наказывается лишением свободы на срок от трех до пятнадцати лет».

Верхний предел — 15 лет. Напомним, что суд мог снизить нижний порог, а вот превысить верхний — нет. Поэтому на следователей начали давить с целью переквалификации обвинения на 102-ю, печально знаменитую расстрельную статью. И здесь нужно отдать должное Борису Уварову, который отстоял свою позицию, настоял на том, что никакой переквалификации быть не может. На него, кстати, давили и по поводу сроков, требуя завершить следствие в течение двух недель. Ну какие тут две недели?! При таком-то количестве свидетелей и экспертиз?!

ФОТО 2.jpeg
«Петр Васев» после столкновения. (wikipedia.org)

И все равно следствие при таких масштабах и объемах работы было закончено в рекордно короткие сроки. Уже 12 марта 1987 года в Одессе начался суд. Что было предъявлено капитанам? По мнению большинства экспертов, вина Ткаченко была гораздо больше (90/10, как высказался один из специалистов). Во-первых, капитан «Петра Васева» несколько раз подтвердил, что уступит дорогу лайнеру. Подтвердил он и вариант расхождения судов правыми бортами. Находясь на капитанском мостике, за происходящим Ткаченко наблюдал в основном через систему автоматической радиолокационной прокладки курса (САРП), которая, видимо, давала большую погрешность.

Что касается Маркова, то ему, во-первых, инкриминировали то, что во время сближения судов его не было на капитанском мостике. Во-вторых, что на пароходе были отдраены иллюминаторы, что увеличило прием воды. И в-третьих, что двери водонепроницаемых переборок не были задраены наглухо, что тоже ускорило погружение корабля.

С. Бунтман: Что в итоге?

А. Кузнецов: В итоге Виктор Ткаченко и Вадим Марков были приговорены к 15 годам лишения свободы. Однако в ноябре 1992 года в уже разделенной стране президенты России и Украины соответственно их помиловали и освободили. За Маркова ходатайствовала Ассоциация капитанов, а Ткаченко страдал тяжелым психическим расстройством.

После амнистии Вадим Марков вернулся в Одессу и еще какое-то время работал в Черноморском пароходстве капитаном-наставником. В 2007 году он умер от рака.

Виктор Ткаченко также жил в Одессе, но потом, не выдержав постоянных угроз по телефону, вместе с семьей эмигрировал в Израиль. В сентябре 2003 года у берегов Ньюфаундленда канадский береговой патруль обнаружил разбитую яхту и тела трех человек, среди которых был и экс-капитан «Петра Васева».

Статья основана на материале передачи «Не так» радиостанции «Эхо Москвы». Ведущие программы — Алексей Кузнецов и Сергей Бунтман. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

распечатать Обсудить статью