• 5 Марта 2019
  • 18121

Цена победы. Перебежчики

Не секрет, что во время Великой Отечественной войны немало советских солдат встало на сторону врага. Их имена хорошо известны. Но ведь была и обратная ситуация, когда немцы переходили на сторону Красной армии. О них и пойдет речь.
Читать

Наверное, самый знаменитый перебежчик первого дня Отечественной войны — это немецкий фельдфебель Альфред Лисков. Факт, что ночью 22 июня он переплыл Буг с тем, чтобы сдаться частям Красной армии и предупредить их о готовящемся немецком наступлении, которое должно было начаться с часу на час.

Лисков — реальная фигура. Такой человек действительно был. И уже 26 июня в «Известиях» появилась его большая статья с призывом к немецким солдатам сдаваться в плен. Стоит отметить, что Лисков был настоящей звездой советской пропаганды, поскольку он полностью укладывался в концепцию, что немецкие рабочие, крестьяне воевать не станут.

Какая у Лискова была мотивация? Он называл себя коммунистом, социал-демократом, антифашистом. Однако потом у него начались проблемы. Судьба Лискова очень печальна. Дело в том, что его, как немецкого коммуниста, отдали в Коминтерн. И в августе 1941 года на него появился первый донос, написанный ни много ни мало самим Георгием Димитровым, главой Коминтерна, в котором выражались, как это тогда называлось, сомнения в лице товарища Лискова.

Его взяли под наблюдение, в разработку. Сегодня опубликовано множество документов, которые фактически представляют собой доносы на Лискова со стороны различных коминтерновских деятелей. Кто-то писал, что Лисков совсем не коммунист, а самый настоящий нацист. Кто-то называл его антисемитом и так далее.

Офицеры НКВД, наблюдавшие за ним, высказывали мнение, что Лисков — засланный казачок. Ведь сгорел он на том, что во всеуслышание заявил, что Коминтерн — это шпионы немецкой разведки. Например, когда Лискова попросили объяснить, почему товарищ Димитров относится к нему так плохо, он ответил: «А товарищ Димитров — немецкий шпион, завербованный гестапо».

Также имела место версия, что Альфред Лисков — немецкий разведчик, которого заслали, чтобы скомпрометировать руководство Коминтерна. В общем, история довольно странная. Закончилось все плохо: 15 января 1942 года Лискова арестовали с официальной формулировкой: «За распространение клеветнических измышлений в адрес руководителей Коминтерна». До середины 1942 года он сидел в тюрьме. В июле его выпустили на свободу, направили в Новосибирск. После этого следы «вестника войны» окончательно потерялись.

Помимо Лискова были и другие немецкие перебежчики, которые вели себя совершенно иначе. Словацкий офицер (словаки были союзниками Гитлера, их части несли службу по охране тыла) Ян Налепка начал с того, что стал помогать местному подполью. Он способствовал переходу нескольких словацких солдат к партизанам, оказывал помощь в организации диверсии, чем полностью отрезал себе путь назад. Потом Налепка перешел к партизанам и с орудием в руках воевал в партизанском отряде.

Какая была мотивация у него? Налепка называл себя антифашистом, коммунистом. Хотя, скорее, он был словацким националистом, желающим сражаться против Гитлера. Причем сражался Налепка так, что погиб в бою и посмертно получил звание Героя Советского Союза.

В отличие от Лискова, образ Яна Налепки советская пропаганда никак не использовала. Да, были упоминания, что существует такой перебежчик, но широкой кампании никто не организовывал. Ему доверяли.

Кстати, так же как Налепке доверяли другому немецкому солдату, Фрицу Шменкелю, который перешел к советским партизанам в 1941 году. Этнический немец, Шменкель проявил себя отличным разведчиком (помогли немецкий язык, форма) в ряде диверсий.

Стоит отметить, что и Лисков, и Налепка, и Шменкель по меркам того времени — немолодые ребята, им по 30 лет. Это не новобранцы, не молодежь, а семейные люди, которые совершенно сознательно перешли на советскую сторону.

При этом немцы прекрасно знали, что среди партизан воюет настоящий немец, получали об этом сведения и вели за ним целенаправленную охоту. Шменкель сражался очень хорошо, за свои диверсионные и разведывательные вылазки был награжден орденом Красного Знамени. И все же в 1944 году немцам удалось его поймать. Из-за ошибки в документах. В результате военно-полевым судом он был приговорен к смертной казни и в феврале 1944 года расстрелян в Минске.

А ведь буквально за полгода до этого трагического события, в июне 1943 года, Фриц Шменкель был откомандирован в разведотдел Западного фронта, где прошел дополнительную подготовку, став заместителем командира диверсионно-разведывательной группы. То есть он был очень ценным человеком. И звание Героя получил посмертно.

ФОТО 1.jpg
Фриц Шменкель. (rbth.com)

Что касается перебежчиков из немецких военнопленных, то к ним особого доверия не было. В основном советское командование использовало тех, кто еще до войны был агентом нашей разведки или состоял в Коминтерне. Единственный эпизод, который стал, скорее, исключением, — это история знаменитого немецкого аса Франца-Йозефа Бееренброка. 117 побед. В ноябре 1942 года он был сбит и взят в плен на Восточном фронте. Спустя какое-то время летчики 51-й эскадры, в которой он воевал, заметили, что противостоящие им советские пилоты используют их тактические приемы. Так появилась легенда, что Бееренброк перешел на сторону Советского Союза. При этом говорили, что он не только был инструктором, но и выполнял боевые вылеты. Вряд ли. С советской стороны подтверждений этому нет. Но версия была, поскольку мать Бееренброка была русской, да и сам он прекрасно говорил по-русски.

Если говорить о чешских военнослужащих, то был такой доблестный офицер Иосиф Буршик (тоже, кстати, Герой Советского Союза), которого из советской военной истории вычеркнули, хотя он был настоящим воякой, прошедшим путь от зенитчика Чехословацкого легиона до командира танковой роты танкового батальона 1-й отдельной чехословацкой пехотной бригады в составе 51-го стрелкового корпуса 38-й армии. Особо Буршик отличился при освобождении Киева, за что и получил звезду Героя. Он лично подбил немецкую самоходку, штурмом взял населенный пункт.

При этом он был еще и отличным командиром, имеющим в своей коллекции орден Суворова III степени, целый ряд чешских наград.

Однако сразу после войны Буршик заявил: «Какой коммунизм? Какой Советский Союз? Вы посмотрите, что творится? За кого мы воюем? Нет, после Победы мы должны построить совсем другую Чехословакию». Полное разочарование в советской практике. А ведь он — старший офицер, имеющий все перспективы для блестящей карьеры.

Потом он попал в тюрьму. Отбыв срок, Буршик перебрался в Западную Германию. И в 1968 году, после вторжения Советского Союза в Чехословакию (к этому времени он уже жил в Лондоне), он принес все свои ордена и награды в советское посольство и сдал их.

Конечно, перебежчики были везде. С нашей стороны тоже. Причем некоторые из них потом возвращались обратно и продолжали воевать уже на стороне Красной армии. Знаменитый персонаж — Иван Добробабин. Наверное, самая лучшая история про него была опубликована в «Военно-историческом журнале» в 1990 году. Заместитель главного военного прокурора подробнейшим образом, со ссылками на все документы, буквально по крупицам восстановил историю боя у разъезда Дубосеково.

В действительности с поля боя Добробабин ушел (чего он потом не скрывал и сам). Оказавшись у немцев, он поступил на службу в полицию. Причем служил очень активно. А в 1944 году, переждав у себя в деревне линию фронта, опять был мобилизован в Красную армию. Никто тогда не интересовался его прошлым: солдат как солдат, не проследили. А узнав об истории с 28-ю панфиловцами, Добробабин сам себе все испортил. Он написал заявление в политуправление с просьбой выдать ему причитающиеся награды.

Вот тут-то его и проверили. Свои 10 лет он получил уже после войны. Но дело не остановилось, и в 1948 году Главная военная прокуратура допросила уже и корреспондентов «Красной звезды». Плюс уже был документ за подписью генерала армии Штеменко, который в тот момент был начальником Генерального штаба, а во время войны — начальником оперативного управления. На имя министра обороны он написал следующее: «Никаких документальных свидетельств известного боя нет, за исключением вот этой статьи». В штабе Штеменко провел отдельное расследование.

А вот история с другим человеком. По ней можно снимать фильм или сериал. В апреле 1948 года в Риге был арестован командир взвода артиллерийского полка, лейтенант Петр Меснянкин. Он — Герой Советского Союза, который получил свою Золотую звезду за то, что первым со своим орудийным расчетом на плоту переплыл Днепр. Причем, оставшись на плацдарме один, он до последнего отстреливался, отбил плацдарм, за что и был удостоен высокого звания Героя, произведен в офицеры.

Так вот, уже после войны выяснилось, что в июне 1941 года Меснянкин воевал на фронте солдатом, попал в плен. Это довольно странно, но немцы его быстро отпустили в родную деревню, где он записался в полицию. При этом Меснянкин не просто служил, он воевал с партизанами, принимал участие в расстрелах. Немцы его ценили.

В 1943 году, когда в его родную деревню опять пришла Красная армия, Меснянкин не стал скрывать, что он служил в полиции. Пришел, сдался. Его направили в штрафную роту. И опять он хорошо воевал, так сказать, искупал вину кровью. У него было три ранения, медаль «За отвагу». Далее последовала официальная реабилитация. Потом уже Днепр, очередной подвиг.

Тем не менее, в 1948 году он получил 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Еще через несколько лет у него забрали Золотую звезду (хотя подвиг был). В соответствии с амнистией 1955 года судимость с Меснянкина сняли. Одним словом, ни Звезды, ни судимости — ничего. Прожил Меснянкин довольно долгую жизнь, умер в начале 1990-х годов. Многократно он посылал ходатайства в различные инстанции о восстановлении в звании Героя Советского Союза, однако все они были отклонены. Но, опять же, в 1985 году при награждении ветеранов Отечественной войны ему вручили орден Отечественной войны 2-й степени.

ФОТО 2.jpg
Офицеры 1-й отдельной чехословацкой пехотной бригады. (waralbum.ru)

Несколько слов о том, как немцы воспринимали наших перебежчиков. Самый известный пример использования военнопленного — это, конечно, Яков Джугашвили. Его образ немцы «эксплуатировали» вовсю: мол, смотрите, сын Сталина сдался в плен, живет хорошо, сдавайтесь и вы.

А вот генералу Власову немцы не доверяли до самого конца, хотя и использовали его армию для охраны тыла фронта, борьбы с партизанами.

Статья основана на материале передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы». Гость программы — историк Дмитрий Прокофьев, ведущие — Владимир Рыжков и Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.


распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Фото анонса и лида: waralbum.ru