• 23 Января 2019
  • 2340
  • Дмитрий Семенов

Пленные открытки

К настоящему времени редкая семья сохранила в своих домашних архивах документы и фотографии предков — участников Великой войны.
Читать

Этим материалом редакция сайта diletant.media продолжает публикацию наиболее интересных заявок, поступивших на конкурс «Первая Мировая война в истории моей семьи», которая будет продолжаться в течение января 2019 года.

Более века прошло с начала Первой мировой войны (1914−1918 годы) — четырехлетней кровавой бани для миллионов людей — и уже не осталось в живых ни одного ветерана. К настоящему времени редкая семья сохранила в своих домашних архивах документы и фотографии предков — участников Великой войны.

Пятнадцать лет назад в фотоальбоме моей прабабушки Пелагеи Владимировны Пашинцевой (в девичестве Соболевой) я впервые увидел две старинные немецкие открытки. Как они попали в альбом? Старшей дочери прабабушки Лидии Александровне Пашинцевой было известно, что открытки привез с германской войны ее дядя Василий Владимирович Соболев — любимый старший брат прабабушки. Семья Соболевых жила на берегу Дона в маленьком уездном городе Лебедянь Тамбовской губернии. В разгар войны Василия призвали на службу в Российскую Императорскую армию. После недолгой военной подготовки отправили на фронт. Перед самой отправкой брат и сестра успели попрощаться и даже сфотографироваться на память.

Фото 1..jpg
Полина и Василий Соболевы, 1915 или 1916 год. (личный архив автора)

На первой открытке — изображение симпатичной молодой женщины — кронпринцессы Цецилии Августы Марии Мекленбург-Шверинской, супруги германского и прусского кронпринца Вильгельма — наследника германского императорского престола. Родительницей кронпринцессы Цецилии была великая княжна Анастасия Михайловна Романова, которая часто привозила дочь в Российскую Империю погостить у своих родственников в имении Михайловка под Санкт-Петербургом. Цецилия обращала на себя внимание современников миловидностью, высоким ростом (182 см) и элегантностью нарядов. По этой причине, вероятно, открытка привлекла внимание рядового Василия Соболева. На краях открытки остались проколы от кнопок, очевидно, она висела на стене. С оборотной стороны открытка не заполнена.

Фото 2. _лицевая сторона.jpg
Лицевая сторона открытки Густава Люттвица. (личный архив автора)


Фото 2. _оборотная сторона.jpg
Оборотная сторона открытки Густава Люттвица. (личный архив автора)

Вторая открытка, подписанная и самая интересная по композиции оформления. На фоне идиллического сельского пейзажа изображена сцена прощания германского солдата с любимой девушкой. Солдат облачен в полевую форму и знаменитый остроконечный кожаный шлем — пикельхельм, ставший мировым символом германского милитаризма конца XIX — начала XX веков. На фото шлем затянут чехлом. Примечательно, что пикельхельм изначально был разработан российским императором Николаем I, взявшим за основу русскую кирасирскую каску и древнерусский шлем. Немцы немного переделали «каску русского образца» и приняли ее на вооружение раньше, чем российская армия. В 1915 году, после прекращения импорта кожи, Германия начала производить шлемы, сделанные из кожзаменителя, плотной бумаги, прессованных картофельных очистков и даже из кожуры перезревших тыкв. На поясе солдата находится кобура от пистолета Люгера, более известного как «парабеллум» (от лат. para bellum — готовься к войне) — самого популярного немецкого пистолета двух мировых войн. На лицевой стороне открытки напечатано «До скорого свидания!» и стихи:

«Да, ты моя, а я твой
В добрые и злые времена,
Ангел Божий пусть тебя
проводит на поле битвы».

На оборотной стороне открытки уверенным почерком человека, привыкшего много писать, написано послание, перевести которое на русский язык помогли сотрудницы УлГУ Йоханна Зиверс (этническая немка) и Анастасия Цилибина. Для более точного перевода им пришлось прибегнуть к помощи «немцев старшего поколения».

Открытка была адресована госпоже Берте Цинер, проживавшей в Берлине на улице Инвалиденштрассе, 148 (современный центральный район Берлина Моабит).

Лаконичный текст послания гласит: «от 27.8.16. Много сердечных открыточных приветов высылает тебе твой любящий Густав Люттвитц. Передай, пожалуйста, привет всем знакомым от меня». По краю открытки, отделенной двумя линиями от основного текста, написано «Фельдфебель Люттвитц» и аббревиатурой указан шифр его роты и полка.

Фото 3..jpg
Открытка с изображением кронпринцессы Цецилии Мекленбург-Шверинской, 1910-е. (личный архив автора)

Совершенно ясно, что эта открытка так и не попала к адресату, так как на ней стоит только штемпель Германской Императорской полевой почтовой экспедиции 14 дивизии Ландвера от 28 августа 1916 года. Рядом стоит штамп, который уточняет, что это письмо военнослужащего пулеметной роты 38 пехотного полка Ландвера.

В 1916 году 14 дивизия Ландвера вела бои с Российской армией в районе Крево-Сморгонь-Нарочь-Тверечь (территория современной Белоруссии и Литвы). С сентября 1915 года по февраль 1918 года через Сморгонь проходила линия русско-германского фронта. Бои на этом участке были страшные. Неслучайно у русских воинов сложилась поговорка: «Кто под Сморгонью не бывал, тот войны не видал». Через несколько дней после того как была написана открытка (5−6 сентября 1916 года) в районе Сморгони русской армией была произведена первая газобаллонная атака немецких позиций. В боях под Сморгонью принимали участие: будущий Маршал Советского Союза и министр обороны СССР Родион Малиновский, писатели Валентин Катаев, Михаил Зощенко и Константин Паустовский и многие другие известные в будущем россияне. Возможно, что кого-то из них через пулеметный прицел видел отправитель открытки фельдфебель Густав Люттвитц, которому судя по тому, что он служил в Ландвере — категория военнообязанных запаса второй очереди — было на тот момент, как минимум, под тридцать лет, и он, наверняка, как большинство его однополчан носил усы а-ля кайзер Вильгельм II.

Фото 4..jpg
Однополчане Густава Люттвица в полной походной экипировке, около 1915 года. (личный архив автора)

Обычно открытки с таким посвящением направлялись на фронт, а не с фронта. Значит, у Густава Люттвитца был мотив отправить именно эту открытку, может быть, перед отправкой на русский фронт он также прощался с любимой Бертой Цинер. Вероятно, и Василий Соболев имел свои ассоциации с сюжетом открытки, наверное, он вспоминал, как перед отправкой в действующую армию прощался с сестрой Пелагеей.

Сейчас уже невозможно установить при каких обстоятельствах у Василия Соболева оказались эти две открытки. Скорее всего, они попали к нему в качестве трофея.

Судьба Густава Люттвитца и Берты Цинер неизвестна. Возможно, Густав пережил войну, встретился с Бертой, и они жили долго и счастливо, а, может быть, все было иначе.

Василий Соболев благополучно возвратился с войны в Лебедянь, обзавелся семьей и переехал в Москву, где в 1920-е годы на темной ночной улице получил ножевой удар от бандита. Истекая кровью, Василий добрался до дежурной аптеки и, не дождавшись скорой помощи, умер от кровопотери.

Прабабушка Пелагея в Лебедяни вышла замуж и родила семерых детей. В 1946 году ее муж принял приглашение переехать в Ульяновск и работать прорабом вместе с пленными немецкими солдатами на строительстве жилых домов на территории современного Засвияжского района. Из Лебедяни в Ульяновск с ручной кладью привезли только самые необходимые и памятные вещи, в их числе были семейные фотографии и две немецкие открытки.

В 2016 году исполняется сто лет со дня пленения открыток и 70 лет их пребывания в Ульяновске. И вот уже три поколения потомков Пелагеи Пашинцевой, родившихся в Ульяновске, с интересом рассматривают эти открытки, а история немецкого фельдфебеля Густава Люттвитца стала неотъемлемой частью истории русской семьи.

Несмотря на ожесточенные войны, Россия и Германия всегда были тесно связаны и, закономерно, что в тематике немецких открыток имеется множество соприкосновений с российской историей.

Время безвозвратно уносит образы наших предков, но некоторые вещи, даже такие непрочные как открытки, могут долго хранить о них безмолвную память.

Автор: Дмитрий Юрьевич Семенов, методист Центра детского творчества № 6, г. Ульяновск

распечатать Обсудить статью