• 17 Января 2019
  • 2919
  • Антон Сасковец

Отрываясь от земли

В 1910-е годы попасть в авиационный отряд означало оказаться в одном из самых передовых мест своего времени.
Читать

Этим материалом редакция сайта diletant.media продолжает публикацию наиболее интересных заявок, поступивших на конкурс «Первая Мировая война в истории моей семьи», которая будет продолжаться в течение января 2019 года.

…продравшись через сорняки и крапиву, я спускаюсь к реке. Мама с женой остались наверху, на тропинке. Там когда-то были поля, стоял дом, а теперь растет лес, мы нашли лишь несколько осколков замшелых кирпичей. Передо мной открывается поворот неширокой речки. Вода журчит на камнях выше и ниже по течению. По темной, торфяной глади проплывают желтеющие опавшие листья и пузырьки пены. Вот также, наверное, и он стоял здесь когда-то, набирая воду, — сто двадцать лет тому назад…

Мой прадед Рудольф Михайлович Калнин был младшим сыном в семье латышских крестьян. Хутор их располагался в лесу, на обрывистом берегу речки Кебь, примерно в двадцати верстах к востоку от Пскова. Калнины держали скотину, выращивали рожь, вырубив часть леса под поля. Соседи считали их помещиками, хотя на самом деле это было просто крепкое крестьянское хозяйство.

Во второй половине XIX века крестьянам из Лифляндской и Эстляндской губерний (ныне Латвия и Эстония) на Псковщине давали землю в аренду. Это делалось для развития экономики Псковской губернии, переселенцы пользовались вниманием и получали определенную помощь. Поскольку латыши были в основном лютеранами и зачастую плохо владели русским языком, с местным населением они смешивались слабо. Впрочем, семья Калнин, судя по всему, русским владела прекрасно.

Детей было пятеро: старший брат Вольдемар, три сестры — Ирма, Нели и Альма и младший брат Рудольф, родившийся 16 марта 1890 года. По происхождению они были крестьянами, но тяга к знаниям в роду была сильна, а потому дети учились. Старшие еще до Первой мировой войны получили высшее образование в разных направлениях сельскохозяйственной науки. Рудольф же с детства тянулся к технике.

В 1903 году в возрасте 13 лет, окончив 2-классное городское училище, он три года работал учеником в слесарной мастерской Гартмана в Пскове, потом около года учеником в кузнице Псковской городской Управы. В 17 лет поступил слесарем в псковский ресторан-театр Флорина и три года работал там, а потом почти весь 1911 год служил шофером в Санкт-Петербурге у помещика Калашникова.

Фото 1 1910 Rudolf Kalnin Псков.jpg
Р. М. Калнин. Псков, 1910 г. (архив автора)

В декабре 1911 года его призвали в армию. И тут Рудольфу крупно повезло. Может быть, сказались приобретенные к этому времени знания и умения? Так или иначе, он попал рядовым в формировавшийся авиационный отряд при 4-й Сибирской воздухоплавательной роте, в Читу. Это был второй авиационный отряд, сформированный на тот момент в России!

Авиация в стране делала первые робкие шаги. В октябре 1909 года состоялся первый в России демонстрационный полет француза Ж. Леганя. Весной 1910 года — полет С. И. Уточкина над московским ипподромом. Попасть в те годы в авиационный отряд означало оказаться в одном из самых передовых мест своего времени.

С конца мая 1912 года с аэродрома части в небо каждый день поднимались самолеты — Фарманы и Блерио. На Рудольфа Калнина эти полеты произвели неизгладимое впечатление. В конце 1912 года он отправляет любимой сестре, Нелии, вот такую поздравительную открытку:

Фото 2 1912 Чита Фарман 8 лицо.jpg
Лицевая сторона открытки. Фарман-4 с бортовым номером 8. (личный архив автора)

Фото 3 1912 Чита Фарман 8 оборот.jpg
Оборот открытки. (архив автора)

Надпись на обороте гласит: «Сестричка! Поздравляю тебя с праздниками. Смотри как красиво разбегается аппарат, еще сделает метров пять и плавно подымется в воздух. Это наш учебный Фарман номер восьмой. Я живу по старому, нового нет ничего. Веселись и будь здорова. Твой брат Рудя». Интересен не только текст, но и даты по штемпелям: в декабре 1912 года открытка дошла из Читы в Псков за 10 дней!

Говорят, летчика можно узнать по глазам — по взгляду на новый самолет. Трудно сказать, предполагал ли Рудольф Калнин в 1912 году, что когда-нибудь станет пилотом. В России той поры летному делу учились единицы — избранные. Но романтика полета уже тогда захватила молодого человека. И определила всю его дальнейшую судьбу.

Приближалась Первая мировая война. 23 февраля 1914 года личный состав авиаотряда 4-й Сибирской воздухоплавательной роты (3 офицера и 27 нижних чинов) был переведен в новый, 23-й корпусной авиационный отряд, а 25 февраля отправлен из Читы в Варшаву. Рудольф Калнин к тому моменту стал младшим унтер-офицером и получил должность шофера.

Фото 4 1914 варшава.jpg
23 апреля 1914 г., Варшава. Р. М. Калнин — второй слева. (архив автора)

Надпись на обороте открытки явно сделана в ответ на присланное из дома фото семьи. Она гласит: «23 апреля 1914 года, Варшава. Нелюся, что за чудная группа на снимке, я не мог наглядеться, ты стоишь впереди как графиня. Редко такие снимки можно встретить, сколько тут милой природы без декоративной натяжки. Как вы все четверо здорово выросли, нельзя даже поверить. А папа запрятался за мамой, и только видна его сивая борода. Он и лошадь подобрал под цвет своей бороды. Мама ушла куда-то вдаль, что нельзя хорошо разглядеть. Алюша взяла себе лошадку как раз по росту только противоположному, а Ирма стоит деловито, точно отдает приказания».

Насколько же глубоким было образование в царской России, если крестьянин с латышского хутора с двумя годами городского училища за спиной, слесарь и шофер, отслужив в армии более двух с половиной лет, был способен мимоходом написать такой поэтичный, полный любви и нежности текст!

Не будь войны, через год Рудольф вернулся бы к гражданской жизни. Работал бы шофером в Пскове или Санкт-Петербурге, подкручивал бы в разговоре с барышнями ус и вспоминал службу в авиации, щеголяя близостью к романтической профессии. А про себя вздыхал бы о желании самому поднять в небо хлипкую конструкцию из дерева и перкаля с огнедышащим 80-сильным мотором Гном. Вероятно, искал бы возможности летать. А может быть, вернулся бы на хутор к стареющим родителям, оставшись до конца жизни сельским тружеником, но судьба распорядилась иначе.

С началом Первой мировой войны, 23 июля 1914 года, отряды 2-й авиационной роты выступили в поход. Входивший в нее 23-й отряд прибыл в Белосток и поступил в распоряжение штаба VI армейского корпуса. Рудольф Калнин в июле 1914 года получил должность младшего механика. И больше двух лет он провожал, встречал и обслуживал летавшие на разведку на Западном фронте самолеты отряда. А потом в его жизни произошел новый крутой поворот.

Фронт требовал все больше летчиков. Офицеры и нижние чины, изъявившие желание летать и рекомендованные командованием, подавали прошения на имя Великого князя Александра Михайловича, который лично утверждал списки будущих пилотов. Несколько сот человек в год из шести-семи миллионов, служивших в армии!

Счастливчики проходили теоретическое обучение в Москве у профессора Н. Е. Жуковского, а затем отправлялись на обучение летному делу. Летчиков не хватало. В 1916 г. Россия заключила соглашение с Францией и Англией на предмет обучения там своих пилотов. Французские летчики прибывали на Западный фронт, русские отправлялись во Францию и в Англию. Всего за время первой мировой войны за границей подготовили более 250 русских летчиков.

Отправляли учиться и нижние чины из авиачастей (на фронте действовало уже 135 авиационных отрядов). Рудольф Михайлович Калнин оказался достоин этой чести. С командой других российских авиатехников он был отправлен в Париж. И с сентября 1916 по апрель 1917 года находился в командировке по изучению авиадела на заводах Испано Сальмсон и Фарман. Там и закончил специальную авиационную школу по II-му разряду.

Фото 5 1916 Ле Бурже.jpg
Команда русских авиационных специалистов, Ле Бурже, 1916 г. Р. М. Калнин — справа в верхнем ряду. (архив автора)

Что такое полгода в Париже для бывшего латышского крестьянина, прошедшего горнило Первой мировой войны? Бабушка рассказывала, что у прадеда в тридцатые был привезенный из Франции набор для ухода за усами — коробочка с разными щеточками, расческами и прочими инструментами. Он знал французский, прекрасно танцевал.

По возвращении в 23 корпусной авиаотряд старший унтер-офицер Рудольф Калнин снова занял должность младшего механика. В июле 1917 года отряд находился в Латвии, в Вендене (ныне — г. Цесис). В марте 1918 года перешел непосредственно в Красную Армию.

Фото 6 1917 Венден.jpg
Команда мотористов 23 корпусного авиационного отряда, июль 1917 г., Венден, Латвия. Р. М. Калнин — в центре. (архив автора)

В 1918 году летчик-наблюдатель Рудольф Калнин, судя по всему, не воевал. Он числился красноармейцем в погранотряде, дислоцированном в селе Торошино Псковского уезда — это около 10 километров от родительского хутора. Но в августе 1919 года он попал на Южный фронт и стал командиром 23 авиаотряда РККА, приняв командование родной авиачастью от С. Г. Хорькова.

Отряд в 1920 году воевал на польском фронте. Именно там при неудачной вынужденной посадке на пашню самолет «скапотировал», то есть перевернулся через нос. Рудольф Калнин был выброшен из кабины и повредил левую ногу. За бои на польском фронте он в декабре 1920 года был награжден орденом Красного знамени.

Фото 7 1921 23 авиаотряд летчики.jpg
Летчики 23 авиаотряда на фоне авиатехники. В центре — Р. М. Калнин, 1920 г. (архив автора)

Первая мировая война сделала прадеда летчиком. То, что было невозможной мечтой, стало реальностью, и всю оставшуюся жизнь Рудольф Михайлович был связан с авиацией. Как и в юности, он остался неисправимым романтиком, в тридцать лет покорив сердце 17-летней тульской красавицы — дочери ювелира и бывшей таборной цыганки. Адюся, как он ласково звал ее, прошла за ним всю гражданскую войну и потом всегда была рядом.

В 1920-е служба свела его с В. П. Чкаловым, с которым они дружили: бабушка рассказывала, как Чкалов качал ее, пятилетнюю, на коленке. Он был инженером эскадрилии, учился в академии, был авиаконструктором в Осконбюро П. Гроховского и потом на 47 авиазаводе. Чудом избежал ареста и расстрела в 1938 году — спасла случайность, а потом дружба с Чкаловым. Жил в Ленинграде и во время Блокады работал в авиамастерских на Комендантском аэродроме, где и погиб в 1942 году.

…вода журчит, унося листья и пену вдаль, за камни, за поворот, вниз по течению, мимо деревни Кебь, к реке Череха, а потом — к Великой, мимо Пскова, в Чудское озеро, Нарову, в Балтийское море… Яркий осенний день ласково улыбается мне, и к лепету воды из синего неба примешивается новый звук — шум мотора небольшого самолета, летящего где-то там, за лесом…

Автор: Антон Сасковец, правнук Рудольфа Калнина, исполнительный директор благотворительного проекта, проживает в Москве.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. ГАПО, Фонд 290, Опись 1, дело 11 «Сведения о числе латышей и эстов /чухон/ проживающих в Псковском уезде», 1890 г.
  2. М. Хайрулин, Военная авиация России: первые шаги, Российский исторический журнал «Родина» №2/2012
  3. РГВИА, Фонд 6225, опись 1, дело 24, лист 49-49 об, 52-52 об
  4. РГВИА, Фонд 2008, опись 1, дело 798
  5. В.Г.Аллахвердянц, Русская авиация в Первой мировой войне, Вестник ВГПУ, 2008, №1 (20)
  6. Ф.Д. Тимофеев, Подготовка летчиков в военно-учебных заведениях России в начале XX века, Известия РГПУ им.Герцена, 2007
  7. РГВА, Фонд 11812, опись 1, дело 7, лист 1
  8. РГВА, Фонд 11812, опись 1, дело 22 листы 43-46
  9. РГВА, Фонд 11812, опись 1, дело 7 листы 1, 6