• 2 Января 2019
  • 13782
  • Дмитрий Удалов

Два старых фото

«После смерти деда, разбирая старые фото и записные книжки, мы встретили дореволюционную фотографию, на которой не могли определить никого из родственников…».
Читать

Этим материалом редакция сайта diletant.media начинает публикацию наиболее интересных заявок, поступивших на конкурс «Первая Мировая война в истории моей семьи», которая будет продолжаться в течение января 2019 года.

Желание написать работу на объявленный в ноябре 2018 года конкурс издания Дилетант «Первая мировая война в истории моей семьи» было связано с «отсутствием» этой истории в нашей семье. Поясню.

Как и во многих советских семьях, когда речь заходила об истории, дальше событий Великой отечественной войны 1941−1945 гг. взрослые ничего особо не вспоминали. Несмотря на мой пытливый детский ум узнать в 1980-е и 1990-е годы у дедушек о жизни их дедушек и бабушек, обширных сведений выяснить не удавалось. Передавалась только одна занятная история о деде моего деда Арсении Васильевиче Шмарове — крестьянине Ветлужского уезда Костромской губернии, который еще до революции, выгодно продав вырубленную делянку леса, часть заработанных денег потратил на гимназическое образование своих дочерей, а на учебу сына денег не выделил, решив, что мужик и так пробьется в жизни.

И лишь после смерти деда, разбирая старые фотографии и записные книжки мы встретили дореволюционную фотографию, на которой не могли определить никого из родственников:

1.jpg
Фото из семейного архива. (Дмитрий Удалов)

Ключ к загадочной фотографии крестьянской семьи представлял из себя другую фотографию (справа), лежавшую совершенно отдельно от остальных снимков и документов и имевшую на обороте надпись «Родной брат отца Михаил Арсеньевич с женой».

2.png
Фото из семейного архива. (Дмитрий Удалов)

При сопоставлении двух фотографий всё сразу стало на свои места.

Выяснилось, что у Арсения Васильевича был еще один — старший сын Михаил Арсеньевич (02.09.1886), о котором в семье почему-то никогда не говорили. К счастью, в настоящее время региональные архивы позволяют найти немало документов о наших предках, что и позволило восстановить судьбу Михаила Арсеньевича. К сожалению, наиболее ценными биографические данные были получены из фонда документов бывшего УКГБ СССР по Костромской области, этим и объяснялось загадочное молчание о старом родственнике. На основании запроса в архив (подтвердив родство) мы получили копию следственного дела в отношении Михаила Арсеньевича, который был арестован 03.01.1946 Шарьинским ГО УНКВД, обвинялся по печально известной политической статье 58−10 ч. II в том что проводил «анисоветскую агитацию, высказывал злобные выпады по адресу руководителей партии и Советского правительства, восхвалял жизнь при царской России». В следственных документах Михаила Арсеньевича обвиняли не только в «злобных выпадах», но учитывали и происхождение, указывая «происходит из семьи крупного кулака-лесопромышленника» (хотя мы то знаем, что это совсем не так). В итоге он был приговорен к 10 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях, откуда не вернулся. Приговор был отменен постановлением Президиума Верховного суда РСФСР лишь 13 июня 1990 года.

Казалось бы, мы совсем отдалились от истории Первой мировой войны, но именно в копиях допроса мы смогли узнать, что Михаил Арсеньевич Шмаров принимал участие в Первой мировой войне.

В 1914 году, с началом Первой мировой войны Михаил Арсеньевич в возрасте 28 лет был мобилизован в армию и «с 1914 по 1915 год участвовал в боях против немцев в Карпатских горах» в звании рядового. В 1915 году был ранен в правый бок и после излечения в госпитале был освобожден от службы в армии, вернувшись в деревню Бородино. В 1914−15 годах в Карпатах находилась самая южная оконечность русского Юго-Западного фронта, и с первых дней войны там происходили очень масштабные боевые действия Во время начавшейся в середине августа Галицийской битвы войска фронта под командованием генерала Николая Иудовича Иванова разгромили несколько Австро-Венгерских армий, заняли Львов, Восточную Галицию и часть Буковины, осадили крупную крепость Перемышль и вышли в Карпатах к границе с Австро-Венгрией. В начале февраля 1915 года в тяжелых зимних условиях русская армия проводила Карпатскую операцию, пытаясь через заснеженные горные перевалы совершить вторжение на территорию Австро-Венгрии, но к середине весны германцы перебросили туда значительное количество своих войск и тяжелой артиллерии, заменив ими деморализованных австро-венгров и совершили на узком участке прорыв фронта, перешедший к середине лета в крупное отступление русских армий, понесших большие потери. В итоге фронт стабилизировался и крупных событий в 1915 году на нем уже не происходило. В ходе этих боевых действий и принимал участие рядовой царской армии Михаил Арсеньевич. Всего же с русской стороны на Юго-Западном фронте воевало около 1 млн 200 тыс. человек.

Недаром сейчас Первую мировую у нас называют «забытой войной», её как-бы заслонила собой в человеческой памяти последующая Гражданская война, а затем и Вторая мировая. Пример из истории нашей семьи подтверждает это. Мы узнали о существовании родственника — участника Первой мировой войны лишь в XXI веке по архивным данным. Надеюсь, что опыт нашей семьи послужит примером другим семьям и позволит им также восстановить память о забытых участниках Первой мировой.

Автор: Дмитрий Удалов, Москва, 33 года, экономист, воспитывает двоих детей.

распечатать Обсудить статью