Главный герой книги Артема Захарьевича Анфиногенова — летчик, который прошел Испанию и которому в начале войны дали штурмовой полк. Буквально 22 июня его полк был перемещен к Бресту, на самую линию границы (потрясающий пример непонятного и в то же время закономерного головотяпства), где немецкий цеппелин-корректировщик буквально рассматривал чуть ли не ромбики в петлицах у наших офицеров. Естественно, ни один самолет не уцелел, весь полк был уничтожен.

Выжив, герой проходит через дальнейшие испытания: он оказывается под Харьковом, под Сталинградом, где видит повторение той же самой трагедии 1941 года, но теперь уже рукотворное, которое нельзя списать на внезапность нападения, на неготовность, даже на то, что, якобы, мы хотели напасть сами. В данном случае все было организовано так, что и напали, и попали в окружение, и открыли фронт, и побежали… Да так здорово побежали (и это надо признать), что немцы подумали, что это стратегия.

В своей книге Анфиногенов показывает дискуссии, которые велись в Генеральном штабе, в Ставке, когда Тимошенко продавливал свое, как мы теперь уже знаем, бездарное и преступное решение пойти в наступление (причем из личных, мелочных человеческих амбиций). Да и вообще каждый генерал стремился отличиться в глазах Верховного главнокомандующего. Отсюда и такое бездумное распыление сил, и бесконечное количество нецелесообразных наступлений.

На каких персонажах автор особенно акцентирует свое внимание? Собственно говоря, в книге один положительный герой — это Шапошников. Гениальный, большой ум, человек, который умел организовывать порядок принятия решений. В то же время в романе действуют люди, которых, скорее, следует отнести к отрицательным персонажам: Ворошилов, Тимошенко, даже Баграмян.

Несколько слов о военной судьбе самого Артема Захарьевича Анфиногенова. В 1941 году он еще не воевал. Он попал на фронт в 1942 году после окончания летного штурмового училища.

Все, что происходило в воздухе и на земле, воздушные бои и взаимоотношения людей, умение и неумение летать — очень ярко описано в первой книге Артема Захарьевича «Мгновение — вечность». Здесь он впервые упоминает, что у немцев были летчики со счетом 180, 170 побед, приводит реальные имена тех, с кем ему приходилось сталкиваться. Он рассказывает о Тимофее Тимофеевиче Хрюкине, командующем 8-й армией.

Анфиногенов воевал до конца войны, штурмовал, горел, его неоднократно сбивали. То есть он прошел через все тернии, какие только могут выпасть на долю летчика-штурмовика.

После войны Артем Захарьевич работал в «Новом мире» с Твардовским. Это еще раз доказывает, что все истории, описанные в его книгах, — истинная правда. Каких-то придумок он просто не мог себе позволить. В этом и ценность его романов. Он ничего не приукрашивает, все вещи называет своими именами.

ФОТО 1.jpg
Е. Гущин, А. Анфиногенов, Б. Кучин. (allaces.ru)

Возвращаясь к «Фронтовой трагедии. 1942», в книге есть целый ряд эпизодов, фрагментов, которые навсегда остаются в памяти. Например, история переброски полка главного героя на берег Буга под немецкие пушки, о которой уже говорилось. При этом все попытки возразить, добиться пересмотра приказа закончились ничем. Описания самого разгрома в романе нет. История заканчивается тем, что главный герой, летчик, едет в машине, встречает командарма Коробкова, который и отдал этот приказ, понимая, что он, в общем-то, преступный. Командарм чувствует свою вину перед летчиком, перед командиром разгромленного полка, который возвращается даже не на самолете, а на единственной уцелевшей полуторке… В результате за трусость и паникерство Коробкова расстреляют. Справедливо или нет — судить не нам.

Другой эпизод, более оптимистичный, — это завершение книги, фрагмент, где описывается штурм Кенигсберга, уже совсем другое отношение людей, прошедших горнило Сталинграда, к ведению войны. Солдат обучают штурму, строят макеты крепости, отрабатывают схему ведения огня. Да, при взятии Кенигсберга мы потеряли немало солдат, но контраст между головотяпством в 1941 — 1942 годах и разумным 1945 годом разительный.

Несколько фрагментов из «Фронтовой трагедии. 1942». «Глухой рубеж минувшей осени. Днестр. Ни звука не услышал о нем Шестерин в последних известиях, ни строчки не прочел в газетах. Он сидел на одном аэродроме со штурмовиками, знал некоторых ведущих в лицо, различал их голоса в наушниках. Связь начинала внедряться, передатчики, только у ведущих, зудели, сипели, рычали, треск помех был оглушителен, но общение в воздухе все-таки налаживалось. Голоса «иловцев», властные, пресекавшие своеволие маленьких, отчаянно визгливые и матерные: «Куда уходишь, мать твою, за родину или за облака? Ты не истребитель, а говно», повышали управление, сила боевого духа возрастала. «Маленькие, маленькие, держите свой эшелон, — требовал с наземного пункта зоркий командующий. — Прикрывайте горбатых, а то под суд пойдете, подлецы»».

Реальный язык того времени.

«Немецкая педантичность в организации огня, неукротимые «эрликоны» с «мессерами» работали по железному графику. Вот он пришел на Днестр, прикрывая шестерку «илов», понтоны от серийных бомб ходили ходуном, притапливались и всплывали, но не расходились. Штурмовики в море огня били по натянутой струне, а «эрликоны» — по ним, пока их не осталось двое. На обратном пути зевнули Ме-109. Да, прошляпили шакала в облаках, и домой от шестерки «илов» пришел один».

Что касается истории главного героя, то в романе она завершается его личной, золотой местью. В 1945 году в Кенигсберге немцы использовали примерно тот же самый маневр с цеппелином-корректировщиком, что и в 1941 году. Так вот, если в начале войны главному герою никто не позволил идти на провокацию и сбивать немецкий цеппелин, то в 1945 году он, наконец, вынырнув из облаков, спустил его.


Статья основана на материале передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы». Гость программы — журналист, публицист Александр Цыганов, ведущие — Дмитрий Захаров и Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Источники

  • Фото анонса на главной странице: booksiti.net.ru
  • Фото лида: allaces.ru

Сборник: Декабристы

14 декабря 1825 года группа дворян совершила в Санкт-Петербурге попытку переворота. Целью восстания была отмена крепостного права и ликвидация самодержавия.

Рекомендовано вам

Лучшие материалы