• 6 Декабря 2018
  • 877
  • Документ

«Русский народ очень недоверчив и подозревает всех иностранцев»

Английский врач Сэмюэл Коллинз провел в России 9 лет. Записи о его пребывании в Москве были изданы в Лондоне в 1671 году. «Суд решает дела не бескорыстно. Я желал бы, чтоб англичане взяли с русских судов пример в скорости решений, не подражая им в подкупности», - писал Сэмюэл. Он также сочинил несколько басен, главным персонажем которых стал Иван Грозный.

Читать

Нынешнее состояние России, изложенное в письме к другу, живущему в Лондоне

Я хотел представить обозрение религии и обычаев ее жителей и для того написал этот небольшой опыт. Надеюсь, что истина извинит простоту наружности, и думаю также, что занимательность предмета, соединенная с пользой, заменит недостатки рассказа. Я имел много удобных случаев узнать Государство Русское и хочу сообщить то, что знаю. В самом деле, ни один человек с дарованиями и способностями не имел еще до сих пор возможности быть в России, потому что Русский народ очень недоверчив и подозревает всех иностранцев, которые расспрашивают о политике или Религии.

В 1560 году от Рождества Христова введено в России искусство книгопечатания (как Тевет рассказывает в жизни Василия) и учреждено также училище языка Латинского; но духовенство скоро его уничтожило. Итак, с духовенства я начну свое повествование, сказав предварительно, что в России, вопреки обыкновению других народов, всякий мирянин честной жизни и хорошего поведения может сделаться священником.

Народ уже около шести сотен лет исповедует Христианскую веру, введенную здесь каким-то Киевским священником, который исцелил одного из Московских Князей молитвой и тем убедил весь народ принять Св. Крещение. Русская литургия заимствована от Греческой Церкви и писана на Славянском языке, который для Русских так же понятен, как Латинский для папистов. Они подражают Грекам (хотя неудачно) в архитектуре церквей, главное украшение которых состоит в иконах, осыпанных драгоценными каменьями и жемчугами. Допуская живопись в церквах, они не допускают ваяния, потому что Римский обычай молиться статуям почитают за идолопоклонство. Они не становятся на колена в молитвах своих, но лежат, распростершись; а во время некоторых обрядов стоят в церкви целую ночь, крестятся, кладут земные поклоны и бьют головами об пол. В известные промежутки служения они разговаривают о делах, и почти всегда Император занимается делами в церкви, где он окружен всеми своими Боярами; а если кто-нибудь из Бояр не явится, то Царь расспрашивает о причине. В Троицын день Русские распростираются на ветви сикомора, нашего клена (Maple), который они вместе с нами несправедливо называют сикомором. Этими ветвями устлан пол церкви, и все уверены, что Святой Дух нисходит на эти листы, как манна на листы дубовые. Инструментальной музыки у них нет, потому что последний Патриарх запретил ее, как употребляемую папистами.

Русские свадьбы не очень торжественны; не многие окружают невесту до трех часов пополудни, а при выхождении из церкви пономарь (Pannama) или дьячок (Clerk) осыпает невесту хмелем и желает, чтобы у нее столько же было детей, сколько во хмеле былинок; другой, одетый в овчинный тулуп навыворот, идет к ней навстречу и желает, чтобы у нее столько же было детей, сколько волос на его одежде.

Жениха отводят домой молодые люди, невесту же (всю покрытую) отводит старуха, а поп идет со крестом впереди. Они садятся на несколько времени за стол, поставив перед собой хлеб с солью, но ничего не едят. Между тем хор мальчиков и девушек, стоящих наверху, поет свадебные песни. Потом поп и старые женщины ведут невесту в спальню, где старуха советует ей быть веселой и послушной мужу; потом запирают там молодых часа на два. Старуха между тем ожидает признаков девства; получа их, уходит с торжеством, требует от родителей подарков и в первый раз заплетает в косу волосы новобрачной, которые до тех пор висели по плечам. Над потолками домов всегда насыпают на аршин землю для теплоты; но у новобрачных не должно быть земли над головами (в знак того, что смерть тогда не должна быть предметом размышления); и это соблюдается строго.

Мужья уже не так жестоко обходятся с женами, по крайней мере родители стараются их предупредить и, выдавая дочерей своих замуж, заключают условие. Они требуют от зятя, чтобы он снабжал жену приличными платьями, кормил ее хорошей и здоровой пищей, не бил, обращался ласково и предлагают много других условий, сходных несколько с теми правилами, которые предписывают в Англии обыкновения, получившие силу закона (the Common Laws). Когда договор нарушен, они обращаются с просьбой к суду, а суд, как обыкновенно, решает дела не бескорыстно. Я желал бы, чтоб англичане взяли с Русских судов пример в скорости решений, не подражая им в подкупности. Свадьбы людей высшего состояния редко обходятся без колдовства. Я видел, как один жених выбежал из спальни и рвал на себе волосы, как безумный, а когда спросили его о причине смущения, он воскликнул: «Я человек погибший! Я заколдован!» В таких случаях обращаются, обыкновенно, к колдуньям, а они за деньги уничтожают действие чар. Церковь повелевает три дня в неделю, а именно: по понедельникам, средам, и пятницам, наблюдать чистоту телесную. Погрешивший против этого не смеет войти в церковь, не быв прежде в бане. Вступившим во второй брак запрещен вход в церковь, но они могут быть на паперти. Кто вступит в третий брак, тот не допускается к святому причастию. Когда муж считает жену свою бесплодною, тогда уговаривает ее постричься, а сам женится на другой; если же жена не соглашается, то он прогоняет ее в монастырь насильно. Если бы Царица не разрешилась от бремени вторым Царевичем, родившимся 2 июня 1661 года, после четырех дочерей, то думают, что и она бы отправлена была на богомолье. Задумав жениться, его Императорское Величество собрал многих молодых девушек, и наконец одна из них ему понравилась (она, говорят, и теперь еще сохранила необыкновенную красоту); но духовник царский хотел, чтобы Царь женился на другой девушке, у которой была еще меньшая сестра; и когда явилась избранная Царем красавица, его величество страстно влюбился в нее, и боялись, чтобы она не получила короны, что в самом деле случилось. Он велел возложить на нее Царский венец; но заговор был исполнен: женщины так крепко завязали волосы на ее голове, что она упала в обморок; а они разгласили, что у нее падучая болезнь. Отца ее обвинили в измене за то, что он предлагал дочь свою на избрание, высекли кнутом и сослали в Сибирь, где он умер. Девушка до сих пор еще сохранила свое состояние, и с тех пор никаких припадков с ней не было. Император, раскаиваясь в ее оскорблении, назначил ей большое годовое содержание. Царский тесть, Илья Данилович, не смеет назвать царицу; своею дочерью, никто из ее родственников не смеет признать ее своей родственницей, а Иван Павлович Матюшкин (Iuan Paoloid Martischca) не смеет сказать, что он его дядя. Никому не позволено видеть царевича, кроме его пестуна и некоторых прислужников; но, достигнув пятнадцатилетнего возраста, он показывается народу. Вообще у Русских одни только родственники могут видеть детей, а другим редко позволяют глядеть на них, боясь, чтобы они их не сглазили.

Русские дети обыкновенно здоровы, сильны и питаются молоком матери только месяц, редко два, а после их кормят рожком или из серебряной чаши, сделанной наподобие рога, привязав к узкому ее концу высушенное коровье вымя, из которого дети сосут молоко. Достигнув двухлетнего возраста, они уже соблюдают посты очень строгие. Постов бывает четыре в год, и во время этих постов, так же как и по средам, пятницам и субботам, никто не ест рыбы, все питаются капустою, огурцами, ржаным хлебом и пьют квас, который мало уступает нашему пиву (small Beer).

Пьянство почитается самым сильным выражением радости на праздниках, и чем торжественнее день, тем больше неумеренность. Мужчины и женщины не считают за бесчестье шататься на улице. После большого угощенья, или потчеванья (Poctivat) (между женщинами высшего сословия), хозяйка посылает своего главного управителя осведомиться о здоровье гостей, узнать, благополучно ли они доехали домой и хорошо ли почивали, а гости отвечают: «Благодарю твою барыню за хорошее угощение, я была так весела (пьяна, pian), что, право, не знаю, как и домой доехала!» Прекрасная похвала! Мать часто дает своему ребенку ласковые прозвания, например, Алмаз.

Русские похороны странны: немедленно после смерти везут тело в церковь, где оно стоит недолго, а потом хоронят на кладбище. Жена умершего обязана голосить и других нанимает для того же. Русские думают, что похороны тем великолепнее, чем больше женщин голосит. Женщины жалобным голосом кричат: «Ах! Ты моя душенька! Милый мой! Зачем ты меня покинул! Не я ли тебе во всем повиновалась! Не пеклась ли я о твоем доме? Не рожала ли я тебе детей-красавцев! Уж у тебя ли не всего было вдоволь?» Или так: «Тебе ли было умирать? Жена у тебя красавица! Дети прекрасные! Всякого добра у тебя было много! Вдоволь платья и водки!» Как скоро кто умрет, так отворяют окна, ставят чашу с святою водою, чтобы душа покойника в ней купалась, и блюдо с кашей в головах мертвого для того, чтобы он утолил голод, готовясь к долгому пути.

Потом надевают на ноги покойнику черные сапоги, кладут ему в рот несколько копеек, а в руку дают письмо (от Митрополита) к Николаю Чудотворцу, в котором описаны жизнь и поведение покойного.

(…)

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. Изображение для анонса материала на главной странице и для лида: artchive.ru
  2. Чтения в императорском обществе истории и древностей Российских. М., 1846