• 30 Ноября 2018
  • 4385
  • Документ

«Мне кажется, что в книге не показано, какой любовью окружен Сталин»

Хвалебные книги про Иосифа Сталина писали не только в Советском Союзе: так, например, в 1934 году французский писатель Анри Барбюс заканчивал работу над сочинением «Сталин». Будучи убежденным коммунистом, он превозносил в своём тексте вождя, однако даже этого советской власти оказалось недостаточно. Заведующий отделом пропаганды ЦК ВКП(б) Алексей Стецкий просил француза изобразить Сталина как «великого теоретика», а Троцкого клеймить как врага народа. Впрочем, даже такая осторожность Стецкого не спасла – в 1938 году его расстреляли. 
Читать

Стецкий — Барбюсу о рукописи книги «Сталин»

29.09.1934

Дорогой товарищ Барбюс,

Я так долго задержал Вашу рукопись не только потому, что чрезвычайно был занят съездом писателей, но прежде всего потому, что хотел наиболее тщательной проверкой рукописи принести Вам максимальную пользу.

Помимо уточнения некоторых фактов я позволю себе некоторые соображения общего порядка, которыми я хотел бы поделиться с Вами, разумеется, со всей откровенностью.

Прежде всего, я должен сказать Вам, что я восхищен тем, что Вам удалось в такой короткий срок создать книгу подобного масштаба, которая является не просто биографией, а величественной картиной всего нашего движения, написанной с громадным революционным подъемом. На всем протяжении книги ощущается Ваша художественная сила.

Мне кажется, однако, что Вы слишком часто подменяете политические и социальные категории этическими понятиями. Так, например, борьба оппозиции против партии (я имею в виду троцкистскую оппозицию, поскольку Вы лишь изредка и недостаточно упоминаете о других оппозициях) представляется Вам как борьба «темпераментов» Сталина и Троцкого, между тем как экономические и социальные корни оппозиции Вами освещаются недостаточно.

Далее, некоторые эпитеты, которые Вы применяете к Сталину, как, например, «человек здравого смысла», «практик» затемняют истинный образ Сталина как величайшего теоретика марксизма после Ленина и делают из него иногда, помимо Вашей воли, какого-то оппортуниста — эмпирика, целиком поглощенного тем, что Вы называете «прикладным марксизмом».

Я должен сказать еще одно замечание, которое мне представляется весьма существенным — по поводу Троцкого. Мне непонятно, почему в книге о Сталине, руководящем строительством социализма, имеется столько полных терпимости рассуждений о «душевных переживаниях» Троцкого, уже много лет тому назад перешедшего в лагерь контрреволюции. Я хотел бы обратить Ваше особое внимание на этот пункт.

Мне кажется далее, что в книге недостаточно дан образ Сталина-человека; не показан его стиль в работе, стиль его языка; не выявлены его многообразные связи с массами; не показано, какой любовью окружен Сталин. Вы не нуждаетесь ни в моих комплиментах, ни в моих похвалах, но мне хочется сказать Вам, что именно такой мощный талант, как Вы призван дать этот величественный образ Сталина.

Мне кажется, что предлагаемые мною поправки, если Вы их учтете, могут лишь содействовать приданию всей книге большей идеологической крепости, и от этого только выиграет прекрасная художественная форма.

Прошу извинить этот задержавшийся ответ и вольность моих замечаний.

Шлю Вам, дорогой Барбюс, мой лучший братский прием.

А. Стецкий

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 699. Л. 124–125