• 31 Октября 2018
  • 655
  • Документ

«Её императорское величество убила в один день сорок зайцев»

Барон Аксель фон Мардефельд в 1720-х – 1740-х годах был прусским посланником при русском дворе. В письмах, адресованных королю Фридриху II, Мардефельд делился свежими новостями из России, подчас отмечая даже самые мелкие детали.
Читать

С.-Петербург, 2-го июля 1740 г.

Всемилостивейший государь! Я получил с глубочайшим почтением рескрипт вашего величества от 18-го июня, касающийся преступлений Волынского. Вчера все генералы, министры и русские сенаторы, за исключением иностранцев, были собраны в покоях сената с 9 часов утра до 6 часов вечера, чтобы обсудить какого рода казни подвергнуть вышесказанного Волынского и его соучастников. Приговор, произнесенный ими, был отослан в Петергоф для получения одобрения и утверждения ее императорского величества, так что вероятно на будущей неделе приговор будет приведен в исполнение. Ни графы Салтыковы, ни князь Юсупов, не заключены в крепость и пребывают целы и невредимы в Москве. Правда, они были в подозрении, их допрашивали секретно, но не нашли достаточно преступными, чтобы арестовать. Внезапная болезнь графа Дугласа помешала на его счастье привести его сюда. Он был ложно обвинен в том, будто бы имел запрещенную переписку со шведами, но он был только недостаточно осторожен в своих речах. Одним словом, ему пришлось бы худо, если бы он не был иностранцем — обстоятельство, по которому ему оказывают снисхождение.

Румянцев продолжает постоянно идти к своей цели, он желает чтобы его сделали кабинет министром, а на его место посланником при Порте был бы назначен Бестужев, что возбудило некоторое подозрение на его счет. Я почтительно надеюсь послать вашему величеству через 8 дней, считая от сегодняшнего, достоверную копию с оборонительного союза, заключенного между Швециею и Оттоманскою Портою.

Полковнике Тресков получил надзор за охотою с прибавкою тысячи рублей в год. Он в то же время удерживает свой полк.

***

Петербург, 5-го июля 1740 г.

Всемилостивейший Государь! Сенат собирался опять сегодня по поводу соучастников Волынского. Последний должно быть открыл еще кое-что новое, что заставило отложить его казнь на несколько дней. Он имел намерение умертвить герцога Курляндского во время пребывания двора в Петергофе, в том случае, если бы ему не удалось раньше этого подвергнуть его немилости. Не знают еще наверно, будет ли он колесован или посажен на кол.

Шесть военных кораблей отправлены в плавание под командою вице-адмирала Обриона. Они не удалятся от Кронштадта, хотя и пущен слух будто бы названный вице-адмирал получил тайные инструкции с приказом раскрыть их, только отплыв на определенное расстояние.

Императрица с семейством и великою княжною Елизаветою, включительно, каждый день тешат себя охотою в Петергофе и ее императорское величество убила в один день сорок зайцев. Г-н Финч с изумительным усердием старается угождать им и не пренебрегает ничем, что только может содействовать к снисканию ему милости и дружбы герцога Курляндского. Он еще легче успел бы в этом, если бы мог объясняться с его светлостью иначе как через переводчика.
Маркиз де Ботта и министр Англии видятся часто, но это не означает ничего другого, как только, что маркиз желал бы выведать у него тайны; но старый Рутье слишком хитер, чтобы попасть в сети.

Маркиз Шетарди ездит в Петергоф раз в неделю и вообще не слишком усердствует, потому что убежден, что пока герцог Курляндский и граф Остерман будут стоять во главе правления, императрица никогда не станет действовать согласно с желаниями и видами Франции.

Приложенная при сем копия оборонительного союза, заключенная между Швециею и Оттоманскою Портою, вполне достоверна. Несколько дней тому назад были спущены на воду два недавно отстроенные однопалубные судна каждое в 36 пушек.

***

С.-Петербург, 9-го июля 1740 г.

Всемилостивейший Государь! С чувством глубочайшего почтения получил я рескрипт вашего величества, касательно намерений и преступлений Волынского. Вчера утром, между 6 и 7 часами, ему отсекли сначала правую руку, а потом отрубили голову ему, инженер-полковнику Еропкину и советнику в коллегии адмиралтейства Хрущову. Соймонов, вице-президент сказанной коллегии, получил 17 ударов кнута, а кабинет секретарь Ейхлер 25 ударов и оба приговорены на каторожные работы в Сибири на всю остальную жизнь, а переводчик в коллегии иностранных дел Суда наказан плетью. Когда Волынскому читали приговор, произнесенный сенатом и заключающий в себе перечень преступлений в которых его обвиняют, а именно:

1) в измене императрице,

2) в подстрекательстве к бунту,

3) в неверности при исполнении долга и

4) во множестве лихоимств и краж, за что положено было ему вырвать язык и потом колесовать его живым, то он чуть было не упал на землю от ужаса, но когда узнал, что императрица, побуждаемая только своим милосердием и природною добротою, смягчила наказание и переменила его на вышесказанное, то он наклонил голову по направлению генерала Ушакова в знак благодарности; говорить же он не мог, так как в рот ему был положен кляп, и довольно мужественно выступил вперед, чтобы выдержать наказание, предназначенное ему. Всем показалось очень странным, что казнь была исполнена в день годовщины Полтавской битвы, т. е. день праздничный; говорят, будто бы это сделано потому, что Волынский выбрал, этот день для приведения в исполнение своего плана.

Прошу ваше величество милостиво простить мне, что я не распространяюсь более об этом предмете, но я желал бы предварительно узнать, что говорить об этом двор, чтобы сличить это и сообразить с уведомлениями, присланными мне и другим иностранным министрам.

Я уже всепочтительнейше докладывал во многих моих обыкновенных реляциях и в посланных в собственные руки покойного короля донесениях, что граф Миних действовал соумышленно с преступным министром и хотя не заключал с ним других обязательству как только относительно проэктированного свержения графа Остермана, тем не менее герцог Курляндский не преминул заподозрить его в злоумышлении и против себя; но он совершенно оправдался и следствие показало, что этот злой человек задумал погибель Миниха, равно как и всех знатных иностранцев.

Волынский не имел никогда никаких сношений с великою княжною Елизаветою и предполагают, что питал нежность к великой княжне Анне.

Трое, отправленные в Сибирь, были приговорены сенатом к смерти. Приговор Мусина-Пушкина и многих других будет обнародован на будущей недели. Вопреки обыкновению, принятому до настоящего времени, дети преступников сохраняют за собою имения, унаследованные их отцами от предков, а конфискуется только то, что они приобрели от щедрот государя или незаконными путями. Императрица дает даже 40 крестьян каждому ребенку, несчастный отец которого ничего ему не оставил.

Маркиз де-Ботта получил свою отзывную грамоту и рассчитывает уехать отсюда недели через две.

распечатать Обсудить статью
Источники
  1. vostlit.info
  2. Изображение анонса и лида: art.auction-house.ru