• 2 Июля 2018
  • 1522
  • Дмитрий Карасюк

Паровые жертвы императорской любви

В первой половине XIX века Россия славилась лучшей в Европе статистикой железнодорожных катастроф. Аварий не случалось, потому что железные дороги в стране практически отсутствовали. Список смертей на рельсах открылся менее чем через месяц после пуска поездов между Петербургом и Москвой.

Читать

Год издания: 1978

Страна: СССР

Железные дороги в России стали появляться с 1830-х годов. В 1837-м открылось железнодорожное сообщение между Петербургом и Царским Селом. В 1841 году Россия озаботилась прокладкой рельсов между двумя своими столицами, через два года начались земляные работы на будущей магистрали. За 9 лет ценой неимоверных усилий, огромных человеческих и материальных затрат одноколейная Николаевская железная дорога была построена.

14 — 16 августа 1851 года для испытания по свежим рельсам провезли два батальона лейб-гвардии Преображенского и Семёновского полков, два эскадрона лейб-гвардии Кавалергардского и Конного полков и дивизион гвардейской артиллерии. Ни один гвардеец не пострадал, испытания были признаны успешными. 19 августа из Петербурга в Москву отправился Николай I. Император путешествовал с комфортом — его состав состоял из 9 вагонов. До Москвы добрались за 19 часов. Николай остался доволен поездкой. Впечатленный скоростью, он ежедневно специальным паровозом отправлял в Петербург письма жене, которая на паровозе ехать в Москву побоялась.

На Московском вокзале в Петербурге «почтовый» локомотив стоял под парами, ожидая ответного послания императрицы любимому мужу. Эта регулярная интимно-паровозная переписка продолжалась две недели. 3 сентября Николай Павлович не дождался уже привычного надушенного конвертика.

Телеграфного сообщения между столицами еще не было. Куда затерялся паровоз, никто не понимал. Граф Клейнмихель, отвечавший за строительство дороги и продолжавший управлять ею, направил из Москвы еще один паровоз. В единственном вагоне мчался полковник Павел Мельников, будущий министр путей сообщения Империи. В ночь на 4-е сентября на крутом повороте у Клина машинист заметил впереди фонарь встречного паровоза. Тормозить было поздно.

«Последовал удар такой силы, что я растянулся на полу, как лягушка, — вспоминал Мельников. — Мой вагон не раздробило только потому, что он был один, прицепленный к тендеру паровоза. Когда я выбрался, первое, что увидел, это машиниста, разорванного пополам. Оба встречных локомотива поднялись на дыбы, упираясь друг в друга передними колесами, и ревели в открытые сирены, будто звери, сцепившиеся в поединке. Машинист одного паровоза убит, а кочегара выбросило вон, остался жив; на другом тендер раздавил машиниста и кочегара на паровом котле. Нам никак было не вызволить их оттуда, и в течение часа они жарились заживо в неслыханных страданиях…». После этого происшествия, унесшего жизни четырех человек, оживленная переписка венценосных супругов прекратилась.

Надо отметить, что катастрофа 1851 года не была первой в России. Еще 12 августа 1840 года под Шушарами столкнулись поезда Царскосельской железной дороги. Однако, несмотря на смерть шести человек, эту аварию преподносили как событие местного значения, этакое дачное происшествие. Про аварию же под Клином написали европейские газеты. Урок пошел впрок. Следующая авария на Николаевской железной дороге произошла лишь в 1871 году.

Источник: Philatelia.ru
Фото марки: личная коллекция автора

распечатать Обсудить статью