• 29 Мая 2018
  • 9349

Цена победы. Боровичи

Боровичи — один из немногих городов, который не только не был занят врагом, но и не знал ни бомбежек, ни артиллерийских обстрелов. Во время Великой Отечественной войны все школы, единственная гостиница, усадьбы были отданы под больницы. Но при этом город не только лечил раненых, но и поставлял продовольствие в блокадный Ленинград.

О судьбе Боровичей, удивительного города-госпиталя, центра промышленности и культуры, рассказывает гость программы «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы», историк Наталья Сидорова. Ведущий передачи — Виталий Дымарский. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

Во время Великой Отечественной войны Боровичи располагались очень близко к Волховскому фронту и, со слов Александра Александровича Вишневского, главного военного хирурга Волховского фронта, вошли в историю как город-госпиталь.

У Боровичей очень интересная судьба. Во-первых, в войну город ни разу не бомбили. С этим связаны две городские легенды. Первая гласит, что в Боровичах были (они существуют и сейчас, правда, имеют другое название) заводы, где производили огнеупорный кирпич. До 1917 года владельцем этих заводов был Константин Вахтер — немец, родившийся в Петербурге. В 1917 году он умер. Семья его эмигрировала. Одна из местных версий — немцы не бомбили город, потому что берегли эти заводы, которые позднее рассчитывали использовать сами.

Согласно второй версии, Боровичи остались нетронутыми, потому что втайне от властей три ночи подряд местное население совершало крестный ход вокруг города с мощами Иакова Боровичского, боровичского и новгородского чудотворца.

Ни одна из версий не подтверждена и не опровергнута. Но как бы то ни было, Боровичи действительно не бомбили. (Бомбили окраину. Пять человек погибли на аэродроме, причем все — непрофессиональные пилоты, члены ОСОАВИАХИМа). По этой причине в городе было очень удобно располагать госпитали. Их там было 22. Под госпитали были отданы все школы, единственное здание гостиницы, здание ресторана, бывшие здания некоторых городских усадеб. Причем интересно, что одна из них — Гверстянка — это как раз усадьба заводчика Вахтера.

ФОТО 1.jpg
Эвакогоспиталь № 1326. Идет операция, 1943 год. Фото с сайта novgorodmuseum.ru

Александр Александрович Вишневский очень много работал в Боровичах. В своем дневнике он описывает не только какие-то медицинские вещи, но и повседневную жизнь города. Очень часто у него звучит: «сегодня приехали в Боровичи», «завтра едем в Боровичи», «сегодня посмотрели дом в Неболчи, вернулись в город, провели планерку».

Еще в 2007 году была жива женщина, ассистентка Вишневского, которая оставила довольно интересные записки о работе Александра Александровича: «Работал он красиво, четко, без суеты. Того же требовал от медперсонала. Его у нас любили. Раненые его тоже любили. Он никому не отказывал в помощи, даже врагам. Тяжело раненные немцы лежали у нас в полуподвальном помещении. Им оказывали такую же медицинскую помощь, как нашим ребятам. Специальный приказ был отдан на этот счет — и операции им делали, перевязки, и кормили из общего котла. Ненависти к ним, слабым и больным, уже не было».

Но не только госпитали были в Боровичах. В городе располагались школы, комбинаты, фабрики. Например, там была школа повышения квалификации для младшего лейтенантского состава Волховского фронта. Чуть позже была открыта школа саперов-минеров. Потом комбинат огнеупоров, который в советское время назывался «Красный керамик».

Сначала, когда была угроза захвата Боровичей, комбинат из города эвакуировали. Но потом, когда все утряслось, его вернули обратно. Что там делали? На первый взгляд может показаться, что не самые необходимые вещи для фронта. Но без них нельзя было обойтись. На комбинате изготавливали котелки для походных бань, печки для окопов, вязали подшлемники, делали специальные деревянные понтонные мосты для переправы через водные преграды и так далее. То есть все подсобное. Поэтому именно благодаря Боровичам Волховский фронт был во многом обеспечен.

В город-госпиталь поступали солдаты 2-й ударной армии, те, кому удалось вырваться из окружения, бойцы, к которым у наших органов НКВД были вопросы. Правда, последние сначала поступали в фильтрационный лагерь, который был образован на месте бывшего ГУЛаговского.

Что еще интересно… В своем дневнике Вишневский упоминает, что Боровичи связаны с различными известными историческими личностями. В городе бывали Екатерина II, Петр I, а внук Суворова вообще — почетный гражданин Боровичей.

Во время войны в селе Кончанское был открыт музей Суворова. Это было решение политуправления Волховского фронта, перед которым ставилась идеологическая задача. Все советские бойцы, которые лечились в Боровичах, перед отправкой на фронт в обязательном порядке посещали этот музей.

Из воспоминаний Вишневского: «Решили съездить в деревню, где жил Суворов. Приехали в эту деревню. Домик стоял. Встретила какая-то женщина местная, которая сказала, что у нее есть самовар, из которого пил Суворов. Предложила нам выпить чаю. Мы выпили чай, поехали обратно на операции».

Замполитуправления Волховским фронтом Калашников в своих мемуарах часто пишет о Боровичах, о его окрестностях, о количестве раненых, эвакуированных, о том, как им приходилось вести идеологическую работу среди бойцов, искать исторические параллели. Один из агитаторов, историк Златкин, однажды вспомнил, что 700 лет назад, в 1242 году, на Чудском озере Александр Невский разбил рыцарей. На эту тему солдатам, которые лечились в госпиталях, читали лекции. И очень это им запало в душу. «Вот что Александр Невский в 22 года делал», — говорили они.

14 июля 1942 в Боровичах был открыт лагерь № 270 НКВД для военнопленных, самый большой на Северо-Западе. В 1944 году там находилось 17 500 человек. Это были немцы, венгры, испанцы из «Голубой дивизии», поляки из Армии Крайова.

ФОТО 2.jpg
Работницы комбината «Красный керамик» толкают вагонетку. Фото с сайта waralbum.ru

Помимо госпиталей и лагеря для военнопленных в городе также располагались дома отдыха, санатории для советских офицеров. Правда, не в самих Боровичах, в окрестностях. Например, в усадьбе Гверстянка был дом отдыха для высшего командного состава советской армии. В другой — дом отдыха специально для летчиков.

Интересно, но сами боровичане во время войны называли свой город «маленький Париж». Почему? В то время в Боровичах была довольно богатая культурная жизнь, которой до этого у них не было.

Фото обложки: infojd.ru
Фото лида: waralbum.ru

распечатать Обсудить статью