• 24 Апреля 2018
  • 16384

Цена победы. 23 июня: день «М»

Историк, автор книги «23 июня: день «М»» Марк Солонин в программе «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» исследует трагические события лета 1941 года.

Ведущий передачи — Дмитрий Захаров. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.

Читать

К началу боевых действий против нацистской Германии Красная армия имела столько танков и самолетов, сколько на тот момент было у всех остальных стран, взятых вместе. Согласно мобилизационному плану 1941 года, Жуков хотел получить порядка 15 тысяч Т-34, почти столько же танков «КВ», не говоря уже о легких, плавающих бронемашинах и прочее, прочее. То есть создавалась какая-то совершенно фантасмагорическая армия. Зачем? С какой целью?

Смыслы здесь понятны. Достаточно изучить материалы командно-штабной игры на картах, которая проходила в январе 1941 года и на которой разыгрывались различные варианты наступления Красной армии на Европу.

Стоит отметить, что большой стратегический план Сталина менялся как минимум три раза. План № 1 «отцом народов» был просто озвучен. Совершенно ясный и понятный план: китайская обезьяна, которая сидит на горе и наблюдает за схваткой двух тигров. То есть Сталин хотел стравить Германию с ее противником, англо-французским блоком, хотел, чтобы страны истощили друг друга, а потом рассчитывал явиться на пепелище Европы. Окончательно этот план рухнул летом 1940 года, когда выяснилось, что один тигр замочил другого в одно касание. После этого обезьяна оказалась один на один с победителем.

Тогда появился план № 2, который предполагал, что Советский Союз сможет вступить в войну где-то летом 1942 года, основательно реорганизовав к этому моменту армию. Именно тогда и образовалось все то, что привело к появлению мобилизационного плана, к разработке оперативных планов, которые проигрывались на командно-штабной игре в январе 1941 года. Понятное дело, что реально 29 мехкорпусов невозможно было ни укомплектовать кадрами, ни снабдить по минимуму даже боеприпасами и горючим. Этот план, скорее всего, существовал в сознании товарища Сталина до весны 1941 года. Где-то в интервале между апрелем и маем он был сменен планом следующим, третьим по счету.

То есть весной 1941 года вождю стало уже совершенно очевидно и ясно, что не удастся спокойно досидеть до 1942 года, что Гитлер реально принял решение начать войну против Советского Союза летом 1941 года, и, соответственно, для того, чтобы его опередить, надо изменить все планы в сторону крайнего убыстрения. В этот момент, 5 мая 1941 года, Сталин становится главой правительства Советского Союза, начинается настоящее стратегическое развертывание группировки войск в западных округах.

ФОТО 1.jpg
Немецкие солдаты и офицеры в ожидании приказа о начале атаки 22 июня 1941 года. Источник: waralbum.ru

Также было принято решение провести крупномасштабную стратегическую наступательную операцию в южной части Восточной Европы, которая, скорее всего, должна была начаться в июле — августе. Все это дело благополучно и планомерно готовилось, происходила гигантская перегруппировка сил, развертывались фронты, создавались фронтовые управления. И тут на каком-то уже достаточно трудно датируемом моменте Сталину стало понятно, что он все равно не успеет. И тогда началась та бешеная гонка последних дней, первым и абсолютно очевидным моментом которой стало знаменитое опровержение ТАСС от 13 июня. Скорее всего, когда Сталин санкционировал сообщение о том, что никто воевать не собирается, что все у нас хорошо, он понимал, что отсчет уже начат. Сталин готовился к проведению той самой крупномасштабной провокации, которая должна была произойти 22 июня, накануне запланированного дня мобилизации.

Итак, 23 июня — это тот день, когда в Советском Союзе была объявлена мобилизация. Это очевидный, безусловный, бесспорный и никем не опровергаемый факт. Вся суть дела в том, что это событие удивительно тем, что не было ни одной самой захудалой страны, самой захудалой армии, которая не провела бы мобилизацию хотя бы за несколько дней до начала войны. Любая Бельгия, любой Люксембург, Финляндия — все проводили мобилизацию до начала боевых действий. А такая ситуация, как объявление мобилизации даже не в день фактического начала войны, а на следующий день — это безумие.

Но что еще крайне любопытно, что днем ранее, 22 июня, Сталин планировал проведение полноценной, внушительной провокации. Какого рода? Кто-то под видом немцев должен был что-то бомбить. Дальше можно заниматься только догадками, фактов никаких нет. Однако стоит обратить внимание на один эпизод, связанный с разоружением 122-го истребительного авиаполка, который находился около города Гродно.

Это не связано ни с какими конспирологическими версиями, но такой факт есть: накануне войны, вечером 21 июня, в субботу, 122-му истребительному авиаполку, который находился около города Гродно, приказали вывинтить из самолетов вооружение. Что значит вывинтить? Вынуть, демонтировать из И-16 пушки и пулеметы. Это была достаточно странная идея, учитывая, что авиаполк находился в 17-и километрах от пограничных столбов, за которыми располагалась армия противника, которая по последнему предвоенному донесению штаба Западного фронта завершила вывод войск в исходные районы развертывания, снимала колючую проволоку, и в воздухе стоял рев тягачей и танков. В этот самый момент у истребительного авиаполка вывинчивают вооружение. Возникает вопрос: «Почему?»

ФОТО 2.jpg
Колонна немецкой пехоты на марше в Гродно. Источник: waralbum.ru

Дело в том, что именно город Гродно должны были бомбить советские самолеты днем 22 июня. И эти преступления уже должны были быть предъявлены главным образом всему миру, а во вторую очередь — советскому народу как вооруженное нападение фашистской Германии, в ответ на которое 23 июня и будет объявлена открытая мобилизация.

распечатать Обсудить статью