• 19 Апреля 2018
  • 3264
  • Документ

Письмо Климента VII Василию III

Климент VII (папа римский в 1523 – 1534 гг.) известен тем, что старался снискать дружбу Василия III. Понтифик стремился наладить отношения с московским князем из-за появления в Германии протестантизма и надежды на то, что русские присоединятся к антиосманской коалиции. В 1525 году в Рим прибыл гонец Василия Иоанновича Дмитрий Герасимов. «С вами и с иными христианскими государями желаем быть в союзе», – писал князь в своей грамоте. Ответ Климента не заставил себя долго ждать.

Читать

ПИСЬМО КЛИМЕНТА VII ВАСИЛИЮ III

Московскому князю

Возлюбленному сыну. С величайшей радостью мы получили письмо Твоей Милости и в посланнике Твоем Дмитрии Герасимове увидели человека искусного (зачеркнуто: благоразумного) и старательного в передаче Твоих поручений которые, однако, все содержались в письме. В нем Ты сообщаешь о своем желании стоять заодно с нами и другими христианскими государями против неверных и врагов христовых, а также даже убеждаешь нас отправить к Тебе человека, который мог бы Твоей Милости поведать обо всех наших замыслах. Это мы исполнили охотно и послали достойного брата Франческо (зачеркнуто: Варфоломея) епископа Скарентского, мужа опытного и благонадежного которому мы, благодаря его прилежности и усердию, часто важнейшие дела поручали. Именно с ним мы ведем доверительный разговор обо всех наших намерениях.

Что касается возлюбленного сына нашего генуэзского гражданина Паоло Чентурионе, еще прежде у Тебя побывавшего, то нашим посланником к Твоей Милости он не был; но, так как он к Тебе по своим делам приходил, то мы дали ему письмо, которое, чему весьма радуемся, Ты получил. Ибо [ ] (неразборчиво. Возможны варианты: мы желали бы, мы просим, нам было бы приятно, мы готовы предложить…), чтобы Ты послал к нам своего человека, а также наиприятнейшие дары. И не потому это, что очень мы о дарах печемся, но потому, что нам особо приятно выражение Твоих по отношению к нам милости и доброжелательности.

Что же касается дружбы с нами и союза против неверных, то Ты ведь обещаешь нам все, что только может пообещать римскому первосвященнику, наследнику блаженного Петра могущественный и великий, признающий Господа [Иисуса] Христа государь. И Ты даже испрашиваешь у нас способ, каким образом мог и должен был бы произойти этот союз. Тот достойный посланник, которого мы к Тебе направляем, подробно обо всем Тебе расскажет и поведает обо всех желаниях наших. А мы о том молим Твою Милость, чтобы Ты ему как нам самим доверился.

Посланника же нашего Ты отпусти обратно любезно и без промедления, как только он поведает Тебе о наших намерениях (зачеркнуто: поручениях), подобно тому, как мы отсылаем Твоего гонца назад с заботой и любовью. Однако в этом письме мы всего, что с Твоей помощью свершено должно быть, писать не будем, поскольку посланник наш лично полнее и лучше расскажет о том, что [Твоя Милость], сообразно с исключительным человеколюбием и мудростью [ей присущим], внимательно и с удовольствием выслушает. Мы о том только и просим, то только и вымаливаем у всемогущего Бога [когда к Тебе в письме обращаемся], чтобы Ты не замедлил проявить к нам свою благосклонность, тогда как наше отношение к Тебе известно. Мы обещаем, что если желанный союз свершится, к чему мы столь стремимся, то вся благосклонность наша и Святого престола на Тебя распространится; и да возвысятся Твои честь и достоинство (да будет дозволено тому случиться!), чтобы Ты воистину познал, что мы испытываем и всегда испытывали несравненную любовь к Тебе и преславным Твоим добродетелям. Тогда как обо всем прочем Твоя милость более подробно узнает от вышеупомянутого достойного посланника нашего.

Дано в Риме 18 ноября 1525 года во второй год [нашего понтификата].

Опубликовано: Папский престол и Московское государство // Средние века, Вып. 58. 1995
Изображения лида и анонса на главной странице: commons. wikimedia.org

распечатать Обсудить статью