• 3 Апреля 2018
  • 4540
  • Иван Штейнерт

Плотник из «народовольцев»

3 апреля 1882 года в Одессе за убийство прокурора военно-окружного суда повесили двух человек, опознать которых так и не получилось. Одним из них был Степан Халтурин, в послужном списке которого, помимо покушения на прокурора, были вещи и посерьезнее: за пару лет до этого он взорвал Зимний дворец, а император Александр II выжил лишь чудом. 

Читать

Степан Халтурин, перебравшись в Петербург, запланировал уже пятое по счету покушение на императора Александра II. До этого в самодержца уже трижды стреляли, а однажды под колесами его поезда взорвалось железнодорожное полотно. Впрочем, сам Александр II каждый раз выходил сухим из воды. Причем Халтурин, как отмечал потом в своих воспоминаниях писатель Владимир Короленко, «убеждал со слезами на глазах своих учеников рабочих продолжать пропаганду, но ни в коем случае не вступать на путь террора».

1.jpg
Степан Халтурин. Источник: vyatskie. livejournal.com

Чтобы осуществить свой план, Халтурин под именем Степана Батышкова устроился работать плотником в Зимний дворец. При этом столяров по просьбе самого Халтурина поселили в подвале, над которым находилась столовая, где обычно ужинала царская семья. Охрана дворца, по воспоминаниям современников, работала крайне неслаженно, тем более тогда, когда Александр II уезжал куда-нибудь с визитом.

«По случаю отсутствия Императора дворец охранялся самым небрежным образом. Прислуга и прочие обитатели жили на всей своей воле, без стеснений. И нравы, и образ жизни были поразительны. Распущенность и воровство царствовали повсюду. Надзора за прислугой не было никакого. Служители, высшие и низшие, устраивали вечеринки и попойки, на которые приходили десятки их знакомых без всякого разрешения и надзора. Парадные ходы во дворец оставались недоступны для самых высокопоставленных лиц, а черные ходы во всякое время дня и ночи были открыты для каждого первого встречного знакомца дворцовых служащих», — пишет соратник Халтурина Лев Тихомиров, впоследствии, кстати, ставший убеждённым монархистом.

2.jpg
Военная библиотека Александра II в Зимнем дворце. Источник: russianbookchamber.ru

За время работы Халтурину удалось пронести в подвалы Зимнего дворца до 30 килограммов динамита. Впрочем, он до конца не был уверен, что выбрал самый совершенный план. «Он предполагал покончить с Александром II при помощи топора», — напишет после народоволец Михаил Фроленко. Однако от такой жестокой расправы Халтурин всё-таки отказался. «Боясь, чтоб Царь не вырвал у Халтурина топорик, да не зарубил бы его самого, предложили лучше действовать динамитом», — отмечает ещё один соратник Халтурина Александр Квятковский.

3.jpg
Кабинет Александра II. Источник: artchive.ru

Несмотря на то, что Халтурин был убежденным революционером, он, по свидетельствам своих товарищей, иногда даже испытывал симпатию к императору. «Кто подумал бы, что тот же человек, встретив однажды один на один Александра II в его кабинете, где Халтурину приходилось делать какие-то поправки, не решится убить его сзади просто бывшим в его руках молотком? Да, глубока и полна противоречий человеческая душа. Считая Александра II величайшим преступником против народа, Халтурин невольно чувствовал обаяние его доброго, обходительного обращения с рабочими», — пишет революционерка-народница Ольга Любатович.

Между тем количество возможных жертв не пугало Халтурина. Он прекрасно понимал, что от мощного взрыва, который он намеревался устроить, могут погибнуть десятки человек. «Число жертв все равно будет огромно. Полсотни человек будут непременно перебиты. Так лучше уж не жалеть динамита, чтобы по крайней мере посторонние люди не погибли бесплодно, а чтобы он и сам был наверное убит. Хуже, как придется опять начинать новое покушение», — говорил сам Халтурин.

4.jpg
Взрыв Зимнего дворца. Источник: ruskline.ru

Расчет у Халтурина был точный, но в таком плане всегда есть место случайности. Семья императора должна была ужинать вместе с принцем Гессенским, который ехал в Петербург по Варшавской железной дороге. Его поезд задержался на полчаса — именно этой неурядице Александр II был обязан жизнью. Взрыв раздался именно в тот момент, когда самодержец пошел встречать запоздавшего гостя. Вот как эта ситуация описывается в рапорте начальника жандармского управления: «5 текущего февраля в 6 часов 20 минут пополудни прибыл во дворец приехавший по Варшавской железной дороге принц Александр Гессенский, и взойдя во внутренние покои, был встречен посередине малого фельдмаршальского зала его императорским величеством, в это самое время послышался сильный гул, наподобие пушечного выстрела, причем его императорское величество изволил спросить, что такое сделалось, кто-то из великих князей заметил, что вероятно взорвало газ, но оказалось, что был произведен взрыв».

Мощный взрыв разрушил перекрытия между первым и вторым этажом. «Пол поднялся, словно под влиянием землетрясения, газ в галерее погас, наступила совершенная темнота, а в воздухе распространился невыносимый запах пороха или динамита», — так описывал события сам принц Гессенский.

5.jpg
Столовая Зимнего дворца после взрыва. Источник: ruskline.ru

В результате взрыва пострадали в первую очередь караульные: погибло 11 низших чинов лейб-гвардии Финляндского полка, более 50 были ранены. «Благодарю вас финляндцы. Вы как всегда с честью исполнили свой долг. Я не забуду оставшихся в живых и обеспечу семейства несчастных жертв», — сказал после взрыва император Александр II, обращаясь к гвардейцам.

Самому Халтурину удалось скрыться, через несколько лет за очередное покушение его повесили в Одессе. Историю со взрывом Зимнего дворца, естественно, обсуждала вся страна. Некоторых мыслителей произошедшее подтолкнуло на глубокие размышления.

«Представьте себе, что мы с вами стоим у окон магазина Дациаро и смотрим картины. Около нас стоит человек, который притворяется, что смотрит. Вдруг поспешно подходит к нему другой человек и говорит: «Сейчас Зимний дворец будет взорван. Я завел машину». Мы это слышим. Пошли бы мы в Зимний дворец предупредить о взрыве, или обратились ли к полиции, городовому, чтоб он арестовал этих людей? Вы пошли бы? И я не пошел бы. Почему? Ведь это ужас. Это преступление. Просто боязнь прослыть доносчиком. Разве это нормально, оттого все и происходит, и никто не знает, как ему поступить не только в самых трудных обстоятельствах, но и самых простых», — вспоминал Достоевский в своем дневнике разговор с известным издателем Сувориным.

Фото обложки: cont. ws/@staromodnyiej/855524 / Фото лид: marjinalis. livejournal.com

распечатать Обсудить статью