• 22 Марта 2018
  • 2482
  • Документ

Проект Босфорской экспедиции русской армии, 1917

Последний министр иностранных дел царского правительства Николай Покровский за несколько дней до Февральской революции отправил Николаю II записку, в которой предложил общий план будущей экспедиции к черноморским проливам и Константинополю. Вблизи Босфора должна была высадиться армия величиной в 200 – 250 тысяч человек. Министр предполагал, что подготовка операции займет несколько месяцев, «чтобы все было готово не позже октября». Именно к этому моменту, по мнению Покровского, в войне наступил бы перелом, после чего русские войска победоносно вошли бы в Царьград.

Читать

Всеподданнейшая записка российского министра иностранных дел H. Н. Покровского

Весьма секретно

Ход военных событий, ныне развертывающихся на европейском театре войны, может еще в течение этого года поставить нас лицом к лицу с вопросом о ликвидации войны и началом переговоров о мире. В предвидении этого момента Россия, целым рядом дипломатических соглашений со своими союзниками, более или менее наметила направление новых государственных границ, со включением разных земельных приобретений, среди которых первое место занимает, конечно, обладание Константинополем и Проливами. Нисколько не преуменьшая политического значения этих документов, тем не менее было бы ошибочно думать, что мы только ими осуществим наши главные стремления и при каких бы то ни было обстоятельствах получим все то, что в них предусмотрено. Надо иметь в виду, что важнейшее для нас соглашение о Константинополе и Проливах является, в сущности, лишь векселем, выданным нам Великобританией, Францией и Италией, но платеж по нему должен быть произведен третьим лицом — Турцией, которая в соглашении не участвовала и, в зависимости от обстановки на интересующем, ее театре войны, может отказаться удовлетворить наши требования. Несомненно, что состояние географической карты войны к моменту открытия мирных переговоров будет иметь решающее значение для проведения в жизнь политических проектов. Отсюда для нас вытекает необходимость ко времени заключения мира овладеть Проливами, или же, во всяком случае, настолько к ним приблизиться, чтобы при решении этого вопроса быть в силах оказать должное давление на Турцию. Без этого мы едва ли когда-нибудь получим Константинополъ и Проливы, и самое соглашение о них превратиться в простой клочок бумаги.

Своими заявлениями nrbi et orbi о предоставлении нам Царьграда, с Босфором и Дарданеллами, мы, как ни одна держава в эту -войну, с полной ясностью и откровенностью развернули перед — нашими врагами и друзьями нашу политическую программу, на выполнении которой зиждется будущее политическое значение России на Ближнем Востоке. Настоящая политическая обстановка представляется исключительно — благоприятной для разрешения наших вековых задач и, если мы ею не воспользуемся, то момент, вероятно, будет упущен надолго, и после войны мы очутимся: в положении худшем, чем оно было раньше. Конечно, трудно предугадать, каковы будут итоги мировой борьбы, но во всяком случае нельзя ручаться за то, что среди теперешних союзников не произойдет переоценки политических отношений и не возникнет новая группировка держав, могущая помешать нашему водворению на Проливах. Тогда нам пришлось бы -снова ожидать вспышки европейского пожара для осуществления задачи, которая, как показывает наша. 1000-летняя история, не может быть разрешена в рамках повседневной политической жизни. Если мы теперь не добьемся обладания Проливами, то легко можем оказаться в чрезвычайно невыгодном положении по отношению к Турции, в которой мы возбудили вечное недоверие к нашей политике и будем наталкиваться на ее постоянное противодействие всем нашим начинаниям на Ближнем Востоке. Ни наши теперешние союзники, ни противники никогда не забудут и не простят того, что мы хотели Царьграда и Проливов. Причины, сыгравшие роль при выступлении «Болгарии, и более чем сдержанное отношение нашей старой союзницы, Франции, к вопросу о предоставлении нам Константинополя должны послужить нам уроком и предостеречь от опасных в этом деле иллюзий.

Эти соображения приводят к заключению, что в этом вопросе мы должны исключительно полагаться на свои собственные силы и теперь же приступить к практическому осуществлению нашей задачи движения к Проливам и на Константинополь, если к этому, с точки зрения чисто военной, не представляется в настоящих условиях препятствий, грозящих конечному успеху наших военных операций. Для этого важного дела необходимо было бы образовать особую экспедицию, которой должно быть поставлено задание произвести высадку на одном из пунктов вблизи Босфора. Повидимому наиболее удобным местом для этого является побережье Черного моря около устьев реки Сакарии. Если нам удастся завладеть высотами азиатского берега Босфора, то этой операцией будет в то же самое время предрешена судьба и его европейского берега. Овладение нами Босфором передаст в наши руки и Константинополь. Но если бы даже нам удалось только высадиться и продвинуться на небольшое расстояние на Вифинийском полуострове и овладеть только частью позиции на Босфоре, то и тогда это бы имело огромное военное и политическое значение при открытии мирных переговоров. Самый, факт нахождения нашего у Босфора и закрепления за нами хотя Оы незначительной части территории поставит нас в исключительно выгодное положение во время переговоров об обеспечении наших интересов.

Окончившаяся «блестящей неудачей» англо-французская экспедиция в Галлиполи представляет собою удивительный «пример того, что подобного рода 'предприятия, несмотря на все технические трудности, дальность расстояния, отсутствие удобных баз, небезопасность морского пути и пр., все же сами по себе оказываются осуществимыми. Англичане и французы оставили Галлиполи не потому, что были вынуждены к этому германо-турками, а потому, что дальнейшее пребывание их там казалось бесцельным, но если бы это входило в их стратегический план, то, вероятно, они могли бы оставаться беспрепятственно до конца войны. Мы находимся в этом отношении в ином, лучшем положении. Близость наших морских баз, удобство сообщений и обеспеченное за нами в последнее время полное господство на Черном море дают, поводимому, перевозку десантного отряда сравнительно безопасной и легко исполнимой. Несмотря на первоначальное недоверчивое отношение к плану высадки около Трапезунда, последний, в конце концов, был выполнен блестяще и совершенно без потерь. Двухлетний опыт черноморского флота и принятые в течение последнего времени меры предосторожности против действий неприятельских судов могли бы явиться гарантией того, что намечаемая экспедиция к берегам Босфора имеет много шансов на успех.

По мнению сведущих лиц, для выполнения высадки на какой-либо пункт азиатского берега Босфора потребуется от 200.000 до 250.000 человек. При существовании одной железной дороги во Фракии и Малой Азии турки не могут сосредоточить для противодействия нашей операции более двух корпусов. По последним военно-морским сведениям, в настоящее время, по совету немцев, турки перенесли свою базу в Малой Азии из Сиваса на юг, к линии Диарбекир-Алеппо, считаясь именно с угрозой нашей высадки. Для приведения в исполнение намечаемого плата необходимо, чтобы была образована совершенно особая военно-морская экспедиция, во главе которой должен быть поставлен ответственный начальник. При нем следует назначить для руководства морскими операциями высшего морского офицера. Задание флота будет заключаться в обеспечении перевозки десантного отряда и снабжении его всем необходимым. Предварительно выполнения десантной операции должна быть произведена тщательная военно-морская разведка того района, «который будет предназначен для высадки. Прежде отправления для исполнения возложенной на нее задачи, экспедиция должна быть в полной мере обеспечена совершенно достаточным количеством провианта и военного снаряжения для того, чтобы не пришлось решать этих вопросов и не терять времени на это тогда, когда наши войска уже будут. находиться по ту сторону Черного моря. Эти три элемента: выделение экспедиции в отдельную часть, с предоставлением в ее распоряжение до 250.000 людей, соответствующее артиллерийское и интендантское оборудование и производство тщательной разведки, повидимому, являются существенными условиями для ее успеха. На снаряжение и оборудование такой экспедиции потребуется не менее 6 — 7 месяцев. Вследствие сего, к этому надо было бы приступить немедленно с таким расчетом, чтобы все было готово не позже октября, т.- е. к моменту, когда может наступить решительный перелом в ведении военных операций у наших союзников.

Но настоятельная необходимость в организации подобной экспедиции для того, чтобы утвердиться у Босфора, подсказывается нам и политическим положением, которое может создаться к началу мирных переговоров. Мы не должны упускать из виду, что понятие полной победы, о которой много раз союзные правительства заявляли, на практике представляется не всем союзникам одинаковым. Очевидно, с практической точки зрения, каждое союзное правительство будет считать победу полной постольку, поскольку оно достигнет осуществления своих притязаний. Поэтому, если по ходу военных событий окажется, что военные успехи французов и англичан на западном фронте дадут удовлетворительные, по их понятию, результаты, то очень мало надежды рассчитывать на то, чтобы они продолжали войну для. отвоевывания в пользу России Константинополя и Проливов. Вследствие сего, мы должны сами принять меры к тому, чтобы обеспечить себе благоприятное решение интересующих нас вопросов.

В заключение дерзаю привести по этому поводу высочайшую резолюцию в бозе почивающего родителя вашего императорского величества на всеподданнейшей записке бывшего посла в Константинополе Нелидова о необходимости занятия нами Проливов, представленной в декабре 1882 гада: «Все это весьма дельно и толково. — Дай бог нам дожить до этой отрадной и задушевной для нас минуты. Я не теряю надежды, что рано или поздно, а это будет и так должно быть. Главное, — не терять времени и удобного момента».

О вышеизложенном приемлю смелость доложить вашему императорскому величеству.

21 февраля/6 марта 1917 г.

Покровский

Опубликовано: Константинополь и Проливы. По секретным документам б. Министерства Иностранных Дел. Издание Литиздата НКИД. М., 1926, с. 387 — 390.

распечатать Обсудить статью