• 23 Января 2018
  • 8727
  • Документ

«Окопные» письма русских солдат из Нарвы, 1700

Осенью 1700 года русские войска, возглавляемые Петром I стояли под Ругодивом (старое название Нарвы). Царь лично возглавил осадные работы, окружил город артиллерийскими орудиями и земляным валом. Солдаты сидели в окопах и надиктовывали письма для своих родных и близких. Их послания передают атмосферу тревожного ожидания предстоящей битвы со шведами. Сражение 19 ноября закончилось для русской армии тяжелым поражением, но тогда солдаты этого еще не знали, они думали о родных и спешили сообщить, что они живы и здоровы. Но письма так и не были доставлены по адресатов, по пути полевого курьера захватили шведы, а письма русских солдат осели в Государственном архиве Швеции.

Читать

«Окопные» письма русских солдат 1700 г.

Ларка Степанов сын — отцу и матери

Ругодив. 3 октября

Государю моему батюшку Степану Прокофьевичу да государыни моей матушки Варвары Ивановны. Сынишко ваш, Ларка Степанов, благословения вашего прошу, и пад на землю со слезами, премного челом бью. Да сестрицы моей Авдотьи Степановны великое челобитье, да сестрицы моей Татьяны Степановны великое челобитье, да тетушки моей Татьяны Ивановны великое челобитье, да дядюшки моему Дмитрею Прокофьевичу великое челобитье, да дядюшки моему Емельяну Моесеявичу великое челобитье, да тетушки моей Агафьи Корныльевны великое челобитье, да зятю моему Якову Осиповичу великое челобитье, да племянницы моей Домны Яковлевны великое челобитье, да племяннику моему Петру великое челобитье, да братеникам моим по великому челобитью, и всем моим приятелем по великому челобитью и по нискому поклону. Здравствуйте на множество лет! А про меня изволите напаметоватся. Дал Бог по сие писание на службе великого государя под Ругодивом, доб здоров, а впредь уповаю на всещедраго Бога. А стаим мы под Ругодивом четвертую неделю и помираем холодною и голодною смертию: хлебы стали дорогие, копеяшной хлеб покупаем по два алтына. И ты пожалуй, батюшко Степан Прокофьевич, будет тебе возможно самому побывать, и ты привези мне шубу какую-нибуть, да рубашку с порткам, да упоки хорошие или черевики, вскоре, не мешкав. А буде самому невозможно, и ты с кем-нибуть пришли, крепко нужно, да хлеба хотя на гривну денег, а я здесь денги все заплачу. Да пишите ко мне про свое здоровье, чтоб мне свыша про ваше здоровье о Христе радоватися. Засем вам мало пишу, а много челом бью.

Адресат написан на обороте письма, сложенного конвертом, почерком, отличным от почерка письма: Отдать сия грамотка во Пскове у Михаила Ивановича Неклюдова дворнику ево троицкому бобылю Степану Прокофьеву.

Фомка Емельянов сын — Луке Васильевичу и Ирине Софроновне

Ругодив. 3 октября

Благодетелю моему Луки Васильевичу да Ириньи Софроновны. Некто от убогих, не смея именишком своим нарещися, ис-под Ругодива Фомка Емельянов премного челом бью за вашу прежнюю добродетель и за премногую милость. Другу моему Ермолы Лукичу великое челобитье и ниской поклон. Здравствуй, Ермола Лукич, на множество лет и з батюшком, и с матушкою, и с супругою, и со всем домом праведным. А про меня изволишь ведать, и я дал Бог по се время жив и впредь уповаю на милость Божию. Да пожалуй, Ермола Лукич, сшей мне упоки хорошие, просторные, надежные, да пришли с кемъ-нибуть. А с кем пришлеш, и я тебе и денги пришлю. Подля Бога пожалуй, Ермола Лукич, дзелай такую добродетель, пришли, а я, будет Бог даст, буду жив, я и впреть тебя не забуду. Зам мало пишу, а много челом бью.

На обороте адресат написан тем же почерком, что и текст письма: А отдать вели в полку у новгородсково полковника Романа Вилимоновича Брюсова в треттей роты. Писано октября в 3 день.

Иван (Ивашко) — матери

Ругодив. 6 октября

Государыни, нашей матушки Овдотьи Федотьевны. Сынишко твой Ивашко, благословения прося, и челом бью. Да брату моему Деяну Ондреевичю челобитье, да дворницы моей Огрофены Обрамовны челобитье, да брату моему иноку Герасиму великое челобитье. И ты, бачко Герасим, не покинь матушки моей, а как я буду во Псков, и я тебе буду платещик. Да невестки моей Марфы Сергеевны челобитье, да племянику моему Емельяну челобитье, и всем сродичам по челобитью. А я ныне на службе под городом Ругодивым. Стоим в окопе октября по 6 день. Дал Бог жив. Засем здравствуйте о Хресте нам пожестволует.

На обороте: Отдать сия грамотка Овдотьи Федотовой дочери.

Данила Ларионов сын Суханин — жене

Ругодив. 6 октября

От Данилы Ларионова сына жене моей Агафьи Борисовой дочери поклон, да тестю моему Борису Федоровичю и тещи моей Микифоровне по челобитью, да свести моей Анны Борисовны челобитье, да свести Марфы Борисовны челобитье, да свести моей Акилины челобитье, да сестры моей Варвары Ларионовны челобитье, да невестки моей Катерины челобитье, да племяннику моему Никиты Корныльевичю челобитье, и всем моим сродичам по челобитью. А я ныне под городом Ругодивом октября по 6 день. Дал Бог в добром здоровеи с ортелью своей. Дается, жена, оставил дома денги с чересом. И ты их, жена, прибереги, а кому я отпишу, и ты тому отдай. А мне посулил брат мой денех, а нет ся возму, и я к тебе отпишу, что жене ево отдать. Засем написав мало, а много челом бью.

На обороте адресат: Отдат ся грамотка Данилиной жене Ларионова Суханина Агафье Борисовой дочери.

Никита (Микита) — матери

Ругодив. 6 октября

Государыни моей матушки Марьи Давыдовны. Сынишко твой, Микита, благословения прося, и челом бью. Да сестры моей и Огрофены, и другой сестры Огрофены по челобитью, да жене моей Федосьи Полуехтовны поклон, да сыну моему Симеону мир и благословение, да сестры моей Пелагеи Степановъны челобитье, да шурину моему Федору Полуехтовичю челобитье, и всем моим сродичам по челобитью. Как вас Бог милует? А я ныне на службе государьской под городом Ругодивым, стоя в окопе октября по 6 день. Дал Бог с ортелью своей жив, а впредь Бог волен. Да пишите ко мне про свое многолетное здоровье. Засем написав, много челом бью.

Мишка Иванов сын — матери

Ругодив. 6 октября

Государыни моей матушки Марины Овсеевны. Сынишко твой, Мишка Иванов, благословения прося, и челом бив. Да жене моей Устинье великое челобитье, да сыну Емелья мир и благословение. Засем здравствуйте.

На обороте: Отдать ся грамотка запсковскому слоботчику Федору Полуехтову сыну Пивнику.

Аввакум Белкин — отцу

[Ругодив. Октябрь]

Государю моему батюшку Лариону Григорьевичу, государыни моей матушки Федосьи Ерофеешны. Многогрешной человеческо сынишко ваш Аввакумко, благословения прося, пад на землю со слезами, премного челом бью. Пожалуй, батюшко, купи нам харчу: снетков, да заспы, да толокна, по чему-нибудь, да будет добудешь сухарей, и ты, пожалуй, пришли, сколко добудешь. А денег мы к тебе послали з братом рубль десеть денег. А чешо не достанет, и ты, пожалуй, своими заплати и ко мне отпиши, а я здесь з братьи зберу да к тебе тотчас отошлю. А денги мы послали к тебе с тем же мтеским мужиком. Да пожалуй, батюшко, купи мне сапоги жилецкие попространней. А денег десеть алтын послал я тебе с тем же мтеским мужиком. Да пришли, пожалуй, рубашку, да портки, да шубу. А хотяшь у нас всем в полку скудно, толко я, многогрешной, не тужу о своем домашнем житии. Толко мне жаль вас и сродичей своих. А о месечины мы станем бить челом великому государю. И станем в челобитье означивать, как вино курили и хлеб продавали, и для чево с вас ефимки збирали, и будет нам челобитье поидет в лапу, и мы инъное сыщем, что писать в челобитье. А про то про все будет вам весть. Засем написавый многогрешной человечешко сынишко твое Аввакумко, пад на землю со слезами, премного челом бью.

На обороте адресат: Вручить граматка в Печерском монастыре слуги Ларион[у] Григор[ьеву] сыну Белкину.

Аввакум Белкин — жене

Ругодив. [Октябрь]

Из Свейской немецкой земли ис-под города Ругодива Аввакум Белкин жены моей Акилины Терентеевны челобитье и сыну моему Василью мир о Христе и благословение. Как вас Господь милостию своею сохраняет, а про меня, многогрешного, изволите напамятовать. И я по сию грамотку, дал Бог, жив, а впредь, что Бог изволит пожалуит. Пишите ко мне о своем житии, и давно ль ты ис тово двора перешла, и отчево ты ис тово двора перешла, и для чево ты отца и мать мою посрамляешь и к ним не ходишь, и сынишка моево, Василья, к ним не носишь, и то ты неведомо высокоумствуешь, неведомо глупостию владеешь. И будет ты станешь впреть так жить, и от меня ничево себе доброво не чай, и впредь ко мне пиши. Засем мало пишу, а премного челом бью. Возможно бы тебе у отца и матери моей и в покорении жить и ничем не сердить.

На обороте адресат: Отдать грамотка жены моей Акилины Терентевой дочери.

Сидор Гаврилович (Гаврилов сын) — отцу и матери

Ругодив. [Октябрь]

Государю моему батюшку Гаврилы Васильевичу и государыни моей матюшки Ирины Никифоровны с-под Ругодева сынишко ваш Ситка Гаврилов, прося благословение, пад на землю со слезами, чалом бию. Брату моему Никиты Гавриловичу, Семену Гавриловичу, Андрею Гавриловичу, Ивану Гавриловичу, Димидрию Гавриловичу; и невескам моим: к Мари Антоновны, Вассы Похомвны, Агафи Ивановны; и тетки моей Мари Харитоновны, и всем, и сродичам, и приятелям нашим по челобитию, по поклону. С-под Ругодева от сына твоего от Сидора Гавриловича великое челобитие, пад на землю со слезами, чалом бию. Как вас Господь Бог милует и милостию своею сохраняет, а и про меня изволит ведать под Ругодевым. И я по се число, дал Бог, жив и пред воля всещедраго Бога, Пречистыя его Богоматерь и всех святых. Пожалуй, бачко Гаврила Васильевич, вели отписать обо всем грамотках, что я к вам писал четыре грамотки к тебе, бачко, послал. И была стравка с конни, до стравка и с нами с пешеходны на Покров Пресвятыя Богородицы тут мы вси, нас Пресвятыя Богородица помиловала печерских, и псковские пушки пришли к нам вси под Ругодев. И теперь мы, бачко, с часу на час еще дожидаем стравки с пешеходны с нами. И теперь ты помолись нас Богу и Пречистыя Богородицы пока, что будет. И етот месяц учинитсе весь указ тут-то на етом месяци будет, и о том я, премного грешно сынишко ваш, Ситка Гаврилов, со слезами чалом бию.

На обороте: Отдать грамотка в Печерском монастыре в слабоде Гаврилы Васильевичю, по прозванию Сницы.

Ульян Поляков — жене

Ругодив. [Октябрь]

Тестю моему монаху Алексею Анкудиновичу, и теши моей монахини Параскевии Тимофеевны, и жены моей Федосьи Андреевны, и всем сродичам моим челобитье и поклон. Как вас Господь милостию своею сохраняет, а про меня, многогрешного, изволте на память сповать. А я по сию грамотку, дал Бог, жив, а впредь, что Бог изволит и будет. Отец двор продаст, и ты у отца возми за поструйку мою денег полтара рубли и, вземши, половину ко мне пришли. А сама, где ни есть до меня проживи. Да пришли ко мне рубашку да портки. Засем мало пишу, а премного челом бью.

На обороте адресат: Отдать граматка солдацкой жены Федосьи Анъдреевой дочери Ульяна Полякова жены.

Братья Алешка и Филиппко Герасимовы дети — матери

Ругодив. 6 октября

Государыни моей матушки Агафьи Тимофеевны. Сынишко твои, Алешка Герасимов да Филипко Герасимов, благословения у тебя просим и много челом бьем. Да государыни нашей сестрицы Марьи Герасимовны да Анны Герасимовны от братеников твоих по челобитью, да сестрицы нашей Пелагеи Анкидиновны челобитье, да брату моему Митрофану Яковлевичю, да Филипу Ивановичю, да Ондрею Ивановичю по челобитью, да государыни моей матушки богоданной Ириньи Игнатьевны, да шурину моему Никиты Сидоровичю по челобитью, да тетушки Настасьи Тимофеевны челобитье, да тетушки Федосы Тимофеевны челобитье, да жене моей Катерины Сидоровны челобитье, да невестки моей Варвары Дмитриевны челобитье от мужа ей Алексея, да невестки моей Варвары Дмитриевой дочери челобитье. Да ты, жена моя Катерина, есть дядюшку моево Бог принесет во Псков, и ты возми у него шубу. Да тетушки нашей от племянников, Парасковьи Михеевны, челобитье. А мы ныне под городом Ругодивым стоим в окопе октября по 6 день. Дал Бог, жив с ортелью своей. Засем написав, а много челом [бью]. А про свое здоровье к нам пишите почасту. Да, пожалуй, при[шли] ко мне обувь какую-нибудь, с кем ни есть, черевики, и отпишите.

На обороте: Отдать ся грамотка на Запсковье Агафьи Шершиевской.


распечатать Обсудить статью