• 10 Декабря 2017
  • 35883
  • Павел Жуков

«Жалею, что жизнь кончилась!»

Милиционеры Свердловской области находились в растерянности. Еще бы, впервые в своей практике они столкнулись с серийным убийцей, охотящимся за маленькими детьми. Привычные методы не работали. Казалось, будто маньяк от преступления к преступлению набирается опыта и знаний, на шаг опережая стражей порядка. Во времена, когда не было детективных сериалов и книг, он демонстрировал чудеса изобретательности, повергая в ужас и панику жителей Урала.

Читать

Идеальные условия

Лето 1938 года, Свердловск. Пятнадцатилетний Вова Винничевский, не сумев укротить своих внутренних демонов, отважился на первое убийство. Жертву он выбрал максимально удобную — четырехлетнюю Герту Грибанову. Дабы обезопасить себя от подозрений, преступник сочинил легенду. На случай встречи с взрослыми людьми, Вова подготовил речь о том, что он зашел во двор, поинтересоваться насчет металлолома.

В те времена о безопасности маленьких детей особо не волновались. Поэтому и трехлетняя, и четырехлетняя детвора отпускалась на улицу без взрослых. А кого бояться? О сексуальных маньяках и серийных убийцах тогда и знать не знали… И Винничевский воспользовался беспечностью непуганного советского общества.

1.jpg

Винничевский вошел во двор дома и направился к Герте. Заболтав ребенка, он выманил ее в огород. А уже там свалил и начал душить. После того, как ребенок перестал подавать признаков жизни, Вова достал нож и несколько раз ударил им в голову жертвы. Убийца с таким остервенением бил, что лезвие не выдержало. Оно обломилось и часть осталась в голове Герты. После этого Вова скрылся с места преступления.

Это убийство стало отсчетной точкой в деле Винничевского. Впервые столкнувшись с подобным зверством, милиционеры и судебно-медицинский эксперт решили использовать голову погибшей с обломком лезвия, как улику. Они надеялись, что если удастся найти этот нож, то можно будет провести экспертизу, подтверждающую убийство именно этим оружием. Поэтому родственникам тело девочки выдали без головы. Но стражи порядка ошиблись. Вова сразу же избавился от «меченного» ножа.

На охоте

Рассказывать обо всех ужасах, которые творил подросток, смысла нет. Достаточно сказать, что он стал первым в СССР серийным убийцей (малолетним) и сексуальным маньяком. При этом пол ребенка для Винничевского роли не играл.

2.jpg

От преступления к преступлению Вова совершенствовался и оттачивал свои навыки. В наше время очень удобно изощренность убийц списывать на фильмы, книги и игры соответствующего жанра. Во времена Вовы ничего подобного не было. Кроме книг, конечно, но найти добротный детектив в конце 30-х — начале 40-х годов в Свердловской области являлось задачей почти невыполнимой. Вова, что называется, до всего доходил сам, без посторонней помощи. Таким образом, он стал автором собственного кровавого «почерка».

Пятой (официальной) жертвой маньяка стал мальчик. Выбор был не целенаправленным, просто четырехлетний Боря Титов оказался не в то время в не в том месте. Скорее всего, Боря был вторым мальчиком, на которого напал Винничевский. По версии следователей, жертва сумела выжить, а родственники предпочли скрыть это от стражей порядка.

Боря Титов тоже выжил. Он рассказал, что некий парень предложил покатать его на санках, отвез на безлюдный пустырь, а там напал. После изнасилования, Винничевский бросил бесчувственного ребенка в сугроб, а санки забрал с собой. Почему убийца не удостоверился в смерти жертвы, неизвестно. Возможно, его спугнули, а может быть, он посчитал, что у ребенка нет шансов выжить зимой.

3.jpg

Затем Вова решил сменить место дислокации. Ради новой жертвы он отправился в городок Кушва, расположенный в ста девяносто километрах от Свердловска. Здесь его жертвой стала трехлетняя Валя Лобанова. Изнасиловав и убив девочку, Винничевский бросил тело в выгребную яму уличного туалета. Его расчет был прост, как две копейки — специфический запах отхожего места скроет смрад разлагающейся плоти. Кстати, этот способ избавления от тел станет для Вовы в дальнейшем фирменным. Лишь раз он подвел Винничевского. Четырехлетняя Рая Рахматулина сумела выжить. Ее спасло то, что Винничевский ограничился удушением, не применив холодное оружие. Девочка пришла в сознание, находясь уже в выгребной яме. Она начала звать на помощь и, на ее счастье, мимо проходящие люди услышали крики.

Винничевский и не думал останавливаться. Совершив ее несколько преступлений в Свердловске, он отправился на «гастроль» в Нижний Тагил. Затем вновь начал терроризировать Свердловск.

Боря и Рая (из официальных жертв) были не единственными, кому удалось выжить после встречи с маньяком. Трехлетнюю Алю Губину Винничевский похитил у железнодорожной станции «Спецстрой» на окраине Свердловска. Вова заманил девочку в лес, изнасиловал, придушил и несколько раз ударил ее перочинным ножом. После этого поспешил скрыться. Но он просчитался. Алю быстро начали искать. Хоть девочка потеряла много крови, ей удалось выжить.

Преступления и наказание

Власти города делали все возможное, чтобы информация о сексуальном маньяке, охотившегося на детей, не дошла до местных жителей. Но сделать это было нереально. Свердловск наводнили слухи, посеявшие панику.

Ни милиционеры, ни представители прокуратуры и подумать не могли, что они ищут не взрослого мужчину с криминальным прошлым, а школьника, прикрывающегося легендой о сборе металлолома и макулатуры. За время следственных мероприятий было арестовано несколько сотен людей, имевших судимости. Но убийства не прекращались. Милиционеры работали без выходных, город наполнили патрули в штатском, однако поймать маньяка все не удавалось.

4.jpg

Помогла случайность. В октябре 1939 года Винничевский уболтал трехлетнего Славу Волкова и сел с ним с трамвай. В нем же после патрулирование улиц возвращались домой трое курсантов школы милиции, одетые в штатское. Вова вел себя максимально реалистично. Со стороны казалось, будто в трамвае едут братья. Но курсанты решили проверить так ли это. Подозрения усилились, когда они вышли на остановке «Медный рудник» на окраине города. Там почти никто не жил и вообще, место считалось опасным. Курсанты вышли следом и рассредоточились, чтобы не вызвать подозрений. Но Винничевский был так увлечен новой жертвой, что ничего не замечал. Он завел Славу в лесной массив и напал на него. Тут-то и подоспели курсанты. Они скрутили маньяка, а тот и не думал сопротивляться. Вместо этого Вова расплакался и сквозь слезы пролепетал: «Жалею, что жизнь кончилась!»

Отпираться не имело смысла. Винничевский сразу во всем признался. Более того, он рассказал и тех жертвах, о которых милиционеры не знали. А на вопрос: «зачем ты это делал?», Вова ничего внятного так и не ответил. На его счету оказалось как минимум восемь убитых и десять раненых детей.

Стражей порядка в убийце удивляло все: возраст, жестокость, «почерк». Оказалось, что он рос в нормальной семье, ни в чем не нуждался. В школе к нему относились хорошо. В общем, обычный комсомолец.

Когда родители Вовы узнали о его преступлениях, принесли в газету «Уральский рабочий» письмо: «Мы, родители, отрекаемся от такого сына и требуем применить к нему высшую меру — расстрел. Таким выродкам в советской семье жизни быть не может».

В январе 1940 года суд приговорил Винничевского к расстрелу. В мае его казнили. Это не нарушало законы СССР, поскольку в те времена смертная казнь распространялась на лица, достигшие двенадцати лет.


распечатать Обсудить статью