• 13 Августа 2017
  • 8740
  • Документ

Спор Гончарова и Тургенева о плагиате

В 1860 году русскую литературу сотряс небывалый скандал. Иван Гончаров обвинил Ивана Тургенева в плагиате. Подозрения пали на «Дворянское гнездо» и «Накануне». Гончаров считал, что в романах используются идеи его «Обрыва».

Сначала писатели спорили в переписке. 3 марта, прочтя начало «Накануне», Гончаров похвалил таланты Тургенева, но тонко намекнул на заимствования. Затем в литературных кругах распространились неприятные слухи. Посредником в споре оказался Аполлон Майков. Финалом конфликта стал состоявшийся 29 марта «третейский суд» Павла Анненкова, Александра Дружинина, Степана Дудышкина и Александра Никитенко. Товарищи отвергли обвинения в плагиате. После суда Тургенев объявил, что отныне его дружеские отношения с Гончаровым прекращаются. Подробно историю ссоры с «другом-противником» Гончаров описал в «Необыкновенной истории». 

Читать

Письмо Гончарова Тургеневу

<3 марта 1860. Петербург>

Спешу, по обещанию, возвратить Вам, Иван Сергеевич, повесть «Накануне», из которой я прочел всего страниц сорок. Дочитаю когда-нибудь после, а теперь боюсь задержать: у меня есть другое дело.

На обе эти повести, то есть «Дворянское гнездо» и «Накануне», я смотрю как-то в связи, потому, может быть, что ими начался новый период Вашей литературной деятельности. Я даже беру смелость, судя и по тем сорока страницам, которые я прочел, заключить, каким чувством руководствовались Вы, когда писали и ту и другую вещь.

Извините, если скажу, что, не читая «Накануне», я считал Вас слабее, и всего того значения не придавал Вам, какое Вы приобретаете этою повестью, по крайней мере в моих глазах и некоторых других, может быть. Мне очень весело признать в Вас смелого и колоссального… артиста. Желаю, чтоб Вы продолжали и кончили литературную карьеру тем путем, на который недавно так блистательно вступили.

Я помню, что Вы однажды было приуныли и как будто опустили крылья, но талант, к всеобщей радости, не дал Вам покоя, и благородные стремления расшевелились.

По прежним Вашим сочинениям я и многие тоже не могли составить себе определенного понятия о роде Вашего таланта, но по этим двум повестям я разглядел и оценил окончательно Вас как писателя и как человека.

Как в человеке ценю в Вас одну благородную черту: это то радушие и снисходительное, пристальное внимание, с которым Вы выслушиваете сочинения других и, между прочим, недавно выслушали и расхвалили мой ничтожный отрывок все из того же романа, который был Вам рассказан уже давно в программе.

Ваш искренний и усердный ценитель

И. Гончаров.

Не забудьте как-нибудь прислать мой носовой платок: извините, что напоминаю; Вы такой рассеянный и забывчивый.

Читать в Пассаже решительно не буду, потому что нездоров.

Второе письмо Гончарова Тургеневу

27 марта 1860 г. [С.-Петербург]

… При появлении «Дворянского гнезда», опираясь на наши старые приятельские отношения, откровенно выразил Вам мою мысль о сходстве этой повести с сюжетом моего романа, как он был Вам рассказан по программе. Вы тогда отчасти согласились в сходстве общего плана и отношений некоторых лиц между собой, даже исключили одно место, слишком живо напоминавшее одну сцену, и я удовольствовался.

С появлением Вашей повести «Накануне», прежде нежели я увидел и имел ее у себя в руках, уже кое-где говорили и раза два мне самому о том, что будто и в ней есть что-то сходное с продолжением моей программы. Тогда только, получив ее от Вас, я прочел страниц тридцать и мне самому показалось, что есть что-то общее в идее Вашего художника Шубина и моего героя. Крайний недосуг помешал мне дочитать повесть до конца, и я отослал ее Вам назад. Это предположение мое о сходстве обоих лиц состоялось уже после того, как со стороны дошли до меня слухи о сходстве.

Затем остается решить, каким образом могла родиться в голове других мысль о подобном сходстве. Я объясняю это так: я многим знакомым рассказывал сюжет своего романа, показывая и самую программу; и от некоторых коротких лиц не скрыл и ту нашу переписку и объяснение, к которым подало повод «Дворянское гнездо». Я не считал этого тайной, тем более, что Вы предоставили мне право делать из письма Вашего какое я хочу употребление. Но я сделал это единственное только употребление с тою только целью, что намеревался продолжать свой роман и хотел отчасти предупредить всякие толки не в свою пользу о тождестве сюжетов; а у некоторых спрашивал мнения, хотел узнать их взгляд, могут ли тот и другой сюжеты подать повод к мысли о каком-нибудь сходстве и стоит ли приниматься за это дело.

В том, что слух этот распространился и дошел уже до Вас, виноват не я. Я могу только выразить догадку, что мысль о внешнем сходстве «Дворянского гнезда» с «Райским», раз сделавшись известной, могла подать повод к разным предубеждениям и догадкам насчет сходства и между художниками…

Ив. Гончаров

Источник: Гончаров И. А. Литературно-критические статьи и письма. — Л.: Гослитиздат, 1938. — С. 251—252.

Письмо Майкова Гончарову

<С.-Петербург. 28 марта 1860 г.>

На вопрос Ваш, люб<езнейший> Ив<ан> Ал<ександрович>, что я говорил И<вану> С<ергеевичу> Т<ургеневу> о Вас, скажу откровенно следующее.

В разговоре об Вас, о том, что Вы делаете, что вас не видно, и пр<очее>, я просил И<вана> С<ергеевича> объяснить мне, что у вас с ним вышло, ибо ходят слухи, будто вы обвиняете его в том, что он из вашего романа, который вы теперь пишете и которого план ему был известен прежде, выкроил две повести — Дв<орянское> Г<нездо> и На<кануне>?

От вас лично я ничего подобного не слыхал сам, Ивану С<ергеевичу> тоже не сказал, чтобы это обвинение узнано от Вас, и вообще не говорил от кого слышал, — и считаю тоже так же неприличным сказать и Вам, хоть я никого не выдал бы, ибо мне никто не сообщил этого под условием тайны, а просто об этом обвинении говорили как об одной из новостей дня в разных литературных кружках, что меня не связывало конечно спросить прямо как И<вана> С<ергеевича>, так и Вас. А спросил я прежде И<вана> С<ергеевича> потому что его прежде встретил, и потому что этому слуху не придавал никакой важности.

Источник: И. А. Гончаров. Новые материалы и исследования. — М.: ИМЛИ РАН; Наследие, 2000. — С. 371—372. — (Лит. наследство; Т. 102)

распечатать Обсудить статью