• 2 Июля 2017
  • 10367
  • Сергей Алумов

Последний премьер Российской империи

По отзывам современников, князь Николай Голицын был неплохим человеком, но слабым политиком. Слишком слабым для 1917 года. Николай Дмитриевич Голицын был последним председателем Совета министров царской России. Его расстреляли 2 июля 1925 года.

Князь происходил из древнего и знатного рода Голицыных, которые вели свою родословную от великого князя литовского Гедимина. Голицыны дали России множество прекрасных имён.

Детство и юность

Николай Дмитриевич родился 31 марта (12 апреля) 1850 года в селе Поречье Можайского уезда Московской губернии. Детство и юность князя прошли в имении его родителей Дмитрия Борисовича Голицына и Софьи Николаевны (Пущиной), в селах Владимирском и Лыткине Дорогобужского уезда Смоленской губернии. Николай получил образование в Императорском Александровском (Царскосельском) лицее. Лицей он закончил в 1871 г. и с чином коллежского секретаря поступил на службу в Министерство внутренних дел. Службу проходил в Царстве Польском.

Служба

Голицын постепенно поднимался по карьерной лестнице. С 1873 года Николай Голицын находился на должности комиссара по Крестьянским делам Кольненского уезда Ломжинской губернии (губерния Царства Польского). В 1874 году получил чин титулярного советника, в 1876 году — коллежского асессора. В январе 1879 году произведен в надворные советники, в ноябре 1879 года стал архангельским вице-губернатором. В 1881 году получил чин коллежского советника. С июня 1884 года вице-директор Хозяйственного департамента Министерства внутренних дел. Входил в различные комиссии министерства. С 1885 года получил чин статского советника и стал исполнять должность архангельского губернатора. В августе 1887 года утвержден в должности губернатора и произведён в чин действительного статского советника. С 1893 году управлял Калужской губернией. В 1896 году Николай Голицын пожалован чином тайного советника. С ноября 1897 года руководитель Тверской губернии.

Фото 2..jpg

В 1903 году князь Николай Дмитриевич становится сенатором, а в 1912 присутствующим членом Государственного Совета. Его можно охарактеризовать как человека правых взглядов. Ещё через 2 года он получил чин действительного тайного советника — гражданский чин II класса в Табели о рангах, который соответствовал чинам генерал-аншефа (полного генерала) и адмирала. Действительные тайные советники входили в круг высшей элиты империи и занимали высшие государственные должности.

Постепенно Николай Дмитриевич входит в ближний круг императрицы. С мая 1915 года Голицын назначен председателем Комитета по оказанию помощи русским пленным, находившегося под покровительством Александры Фёдоровны. Через полтора года, 17 декабря 1916 (9 января 1917) Николай Голицын назначается главой правительства вместо Александра Трепова. Его кандидатуру предложила императрица.

Революция близко

С каждым днём положение в стране становилось всё более и более шатким. В армии довоенное офицерство погибало, его заменяли те, кто наспех закончил военные училища. В столицах авторитет царской власти стремительно падал. Рабочая среда — сплошь социалистическая, в то время как интеллигенция и зажиточные слои общества настроены в основном либерально. Даже люди консервативных взглядов относились к происходившему настороженно. Опасались предательства императрицы-немки. Не говоря уже о «старце» и «царском друге» Георгии Распутине.

Фото 1..jpeg

Итак, в условиях усиливающегося кризиса Голицын выступал за диалог с Госдумой, ходатайствовал перед императором Николаем II об отставке министра внутренних дел Александра Протопопова. 27 февраля 1917 года вместе с Родзянко, великим князем Михаилом Александровичем и другими деятелями принимал участие в обсуждении телеграммы императору, в которой сообщалось о серьёзности положения в Петрограде. Предлагалось назначить главой правительства авторитетного общественного деятеля.

Во время Февральской революции князь Голицын не проявил качеств лидера. Когда глава Министерства внутренних дел Протопопов и министр юстиции Добровольский предложили распустить Думу из-за резких выступлений, как предлагал ещё Трепов, другие министры стояли за уступки, вели переговоры с думским большинством. В результате сошлись на том, что следует объявить перерыв думской сессии на несколько недель. Князь Голицын сообщил об этом царю. Когда государь только 25 февраля получил известия о волнениях в столице, он телеграфировал командующему войсками генералу Хабалову: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны против Германии и Австрии». Однако в Совете министров высказали сомнения о серьёзности волнений и необходимости жестких действий.

Февральская революция

27 февраля Госдума прекратила существование как законный орган. Был образован «Временный комитет», который рассылал по всей стране телеграммы, искажающие реальное положение дел. Вечером в Мариинском дворце собрался Совет министров. Министры, ещё не понимая, что происходит, решили «умилостивить» толпу тем, что Протопопов «по болезни» сдал полномочия старшему товарищу министра (так тогда называли заместителей). Император в ответ на сообщение об этом телеграфировал князю Голицыну: «Перемены в личном составе при данных обстоятельствах считаю недопустимыми». Увольнение министра внутренних дел Протопопова на фоне начавшееся в столице смуты было для власти только совершенно бесполезным и бессмысленным самоунижением, которое ничего не могло изменить. С этого момента Совет министров утратил своё значение. Восстание в Петрограде перекинулось на окрестности, его можно было подавить только извне.

После победы революции Голицын отошёл от политической жизни. Князь давал показания Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. В апреле, когда следствие было завершено, освобожден с разрешением выезда при обязательстве с его стороны не участвовать в политической деятельности.

Октябрьская революция

После захвата власти большевиками князь Голицын остался в России, зарабатывал на жизнь сапожным ремеслом и охраной общественных огородов. Его неоднократно задерживали. Дважды арестовывался органами ВЧК-ОГПУ по подозрению в связи с контрреволюционной деятельности. 12 февраля 1925 арестован в третий раз в связи с «Делом лицеистов». Группа выпускников Александровского лицея, а также выпускники Училища правоведения и бывшие офицеры лейб-гвардии Семеновского полка собралась, чтобы оформить ликвидацию несуществующих больше фондов лицеистов. Собрание совпало с годовщиной убийства семьи Романовых (17 июля 1918 г.). Некоторые старые лицеисты решили отметить память бывшего правителя. Их обвинили в «монархическом заговоре».

Князь Николай Дмитриевич Голицын в заключении болел. Из-за паралича в тюрьме его вывели на расстрел из камеры, поддерживая под руки. Последними словами князя в камере были: «Я устал от жизни. Слава Богу!» 2 июля 1925 года его расстреляли.